Выборы на Украине и будущее украино-российских отношений

13:58 03.11.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Результаты парламентских выборов на Украине для многих оказались сюрпризом. В том, что Партия регионов получит большинство голосов, никто не сомневался, но вряд ли кто-то предвидел успех праворадикальной партии «Свобода» (лидер – Олег Тягнибок), сумевшей набрать более 10% голосов. Не сбылись предсказания о втором месте партии Виталия Кличко «Удар», чей быстрый приход в политику также впечатляет, но не настолько, как  в случае с Олегом Тягнибоком.

Результаты выборов в украинский парламент 28 октября 2012 г. – это, своего рода, зеркало украино-российских отношений. В нём можно разглядеть, как тактические просчёты «регионалов» за всё время нахождения у власти, так и упущения  в области украино-российских отношений, ответственность за которые несут, видимо, обе стороны.

Первое, на что следует обратить внимание, это на спрос, каковым пользуется ультраправая риторика у населения Украины. Если успех «Свободы» в западно-украинских областях (40% голосов) никого не удивляет, то 7-12% голосов избирателей из центральной Украины и 16% в Киеве заставляют задуматься, почему народ, понёсший в годы Великой Отечественной войны чудовищные человеческие потери, с лёгкостью даёт билет в большую политику политикам ультрарадикальных взглядов(1).

Радикализация политического дискурса на Украине длится с конца 1980-х, то затухая (конец 1990-х), то снова возрождаясь. Олег Тягнибок привлёк на свою сторону избирателя импульсивным лозунгом «Рука не дрогнет изменить всё!». Население, утомлённое перманентными экономическими опытами над собой, вконец разуверилось увидеть светлое будущее, обещанное ещё на заре украинской независимости. Разочарованный и социально обездоленный элемент  - питательная база праворадикальной идеологии. К слову, ранее «Свобода» называлась Социал-национальной партией Украины, а в её политической программе прямо говорится о праве украинцев на защиту «жизненного пространства» (2).

Наблюдается стойкая пропорция: чем дальше от России, чем больше «Украина – не Россия», тем выше градус радикализации украинского общества. Когда на всех уровнях, от политики до системы образования, господствует дискурс об извечно раздельной судьбе украинского и российского народов, узко этнические установки приобретают статус неоспоримой истины. Такая идеологическая ампутация вредит, как Украине, так и её отношениям с соседями.

Относительно соседей тоже не всё однозначно. Критика западных наблюдателей в ходе выборов 28 октября 2012 г. была адресована, преимущественно, победителю – т.е. Партии регионов и президенту В. Януковичу, которого на Западе считают пророссийским (3). Невооружённым глазом было заметно, что радикализация украинской политики западных демократов не беспокоит. Куда более они озабочены попытками воспрепятствовать идейной унификации политического поля Украины, сделать его максимально разобщённым и мозаичным, лишить его монолитности или, хотя бы, потенциальной возможности обеспечить таковую. Украинская политика никогда не являла примеров впечатляющего согласия и единодушия. Теперь же, после прошедших выборов, о скоординированной работе всех парламентских партий можно надолго забыть. Не в интересах Запада способствовать укреплению на Украине влияния партии власти.

Благожелательное отношение Запада к украинским ультраправым имеет и геополитическое объяснение. Украинская оппозиция вся подпадает под определение радикалов. И «Удар», и «Батьківщина» вполне благостно относятся к героизации украинских коллаборационистов времён Второй мировой. Единственной ярко «антикоричневой» оппозиционной силой является Коммунистическая партия Украины (КПУ), получившая более 13% голосов (4). Украинские оппозиционные партии, за исключением КПУ, выступают за европейский вектор развития, углубление отношений с ЕС, США и НАТО, а в возрождении необандеровской идеологии не видят ничего предосудительного. О. Тягнибок уже призвал своих коллег по политическому  окрасу сформировать объединённую «демократическую оппозицию». На Западе, видимо, полагают, что демократия вполне способна ужиться с праворадикальным шовинизмом, раз не комментируют данное событие.

Оно и понятно, ведь никто иной, как О. Тягнибок призывает в самых агрессивных тонах разорвать любые соглашения с Российской Федерацией, положить конец разговорам о членстве Киева в СНГ, Таможенном Союзе, Едином экономическом пространстве (ЕЭП), возродить ГУАМ, расширив его за счёт других стран Черноморско-Каспийского бассейна, установить в одностороннем порядке жёсткий пограничный контроль на границе с Россией и придерживаться политики европейского украиноцентризма. Внятно объяснить, что есть европейский украиноцентризм, вряд ли сможет даже автор этого термина, потому что крайне сложно отделить украиноцентризм от ультраправых настроений. Не случайно одновременным средоточием и того, и другого является Западная Украина.

Увеличение удельного веса оппозиционных партий в украинском парламенте в перспективе приведёт к росту русофобских настроений среди простых граждан, усилению антироссийской риторики на политической сцене и может поставить под вопрос дальнейшее участие Украины в интеграционных проектах на евразийском пространстве. Хотя Партия регионов получила большинство голосов на выборах  (более 30%), этого недостаточно для формирования большинства в парламенте. Следовательно, «регионалам» придётся искать союзников среди оппозиции. Вполне вероятно, что это будет партия «Удар», которая только недавно взяла на вооружение антироссийские идеологемы, и легко может от них отказаться (чего не могут сделать «свободовцы» и, в меньшей степени, «Батьківщина») и КПУ.  Все проекты, способные улучшить образ партии власти в глазах населения, будут торпедироваться оппозицией (присоединение к Таможенному Союзу, отношения с будущим Евразийским Союзом, дистанцирование от НАТО). Иными словами, в украинском парламенте обосновалось сразу несколько относительно влиятельных оппозиционных сил, вся предвыборная риторика которых была построена на прозападных и антироссийских идеологемах.

Сегодняшние политические реалии свидетельствуют о том, что тактика заигрывания властей с ультранационалистическим элементом в западно-украинских областях себя не оправдала. Идеологически объединить страну так и не удалось. Более того, не восток влияет на запад, а наоборот. Благодаря поддержке сверху, националистические силы окрепли, усилили свою фискально-пропагандистскую базу, и открыто заявляют об идеологическом походе на юго-восток страны, где живут «неправильные» украинцы. Теперь «Свобода», самая радикальная украинская партия, набирает несколько процентов голосов даже в русскоязычной Украине.

Имеет смысл говорить и о неудачной гуманитарной политике России в данном направлении. Рост «коричневых» настроений автоматически подразумевает уменьшение настроений пророссийских. Таковы реалии Украины, страны с многомиллионным русским населением, которую с Россией связывает не только многовековая общая история, но и общее происхождение.

Украино-российские отношения, очевидно, ждёт непростой период. Это тем более печально, поскольку как раз сейчас обретают реальные очертания многие евразийские интеграционные инициативы, о которых раньше только говорили, но не претворяли в жизнь (Таможенный союз, ЕврАзЭс, ЕЭП). Участие в них Украины было бы оправдано и экономически, и политически,  исторически. В первую очередь, для самой же Украины.   Но существует большая вероятность того, что Киев пойдёт другим путём.

 

1) К. Дымов «Украина: социал-националисты пришли во власть» («Одна родина» 01.11.2012)

2) http://www.svoboda.org.ua/pro_partiyu/prohrama/

3) Энтони Салвия  «Партия регионов ставит в тупик американских и европейских экспертов» (Американский институт в Украине25/09/2012)

«Результаты выборов в Раду: обработано 98% протоколов» («Сегодня.ua, 31.10.12)

Ключевые слова: парламентские выборы на Украине

Версия для печати