О выгодах украино-российской интеграции

12:48 02.07.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В Ялте в рамках долгосрочного образовательного проекта завершил свою работу  шестой сезон Курсов журналистского мастерства, организованный Институтом стран СНГ. Участниками курсов стали журналисты из разных городов Украины и Белоруссии, а в качестве лекторов выступили видные специалисты и признанные эксперты в разных отраслях знаний - от истории до социологии и филологии. Тематический  разброс лекций довольно внушителен: социальные процессы внутри украинского общества, геополитические и экономические нюансы евразийской интеграции, историческое значение путешествия в Крым российской императрицы Екатерины и т.д. и т.п.

 

 Сквозной темой мероприятия стала актуальность украино-российской интеграции. О том, что подобная необходимость давно назрела, отметил  в своём выступлении не один участник. Директор киевского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов указал на разницу в тоне Брюсселя и Москвы, когда речь заходит о дальнейшей судьбе Украины. Если Россия не делает для Киева жёсткой привязки «если в ЕС, тогда не с Россией», то Европа предпочитает увещевать Киев в ультимативной форме, облечённой в дипломатическую обёртку («если с Россией, тогда не с ЕС»). Москва не считает оба внешнеполитических формата не совместимыми для Украины, полагая, что углубление украино-российских отношений возможно и на фоне сотрудничества Украины с объединённой Европой. Брюссель же, напротив, предостерегает Киев от шагов в сторону Москвы.

 

Видимо, украинским властям приходится учитывать мнение своих западных соседей и вместо полного членства в Таможенном союзе придерживаться  формулы 3+1. Арифметическая логика учит, что 3+1 даёт на выходе 4, но Киев подчёркивает, что не готов пока пойти дальше секторальных соглашений в рамках Таможенного союза. Однако принцип  секторальных соглашений и есть внутренний принцип работы Таможенного союза. Но эти аргументы для Киева звучат пока неубедительно, хотя пробуксовка проекта украино-российской интеграции наносит ущерб обеим странам. По оценкам экспертов, на которых ссылался В. Корнилов в своём выступлении, выгоды Украины от вступления в Таможенный союз могут составить $6-9 млрд в год. В то же время Киев заимствует у МВФ около $10 млрд в год. По данным Евразийского банка развития, зона свободной торговли в рамках СНГ в 1,5 раза увеличит основные макропоказатели украинской экономики. Присоединение к ЕС может спровоцировать снижение показателей на 2,5%.

 

Выгоды, которые бы могла получить Украина от членства в Таможенном союзе, очевидны: выравнивание внешнеторгового баланса; рост ВВП с учётом того, что годовой ВВП стран – членов Таможенного союза к 2030 г.  будет выше, чем постсоветских республик, оставшихся за рамками данного проекта. Интеграция с ЕС не может служить Киеву альтернативой евразийской интеграции, и приведёт к росту импорта и не совсем положительным показателям роста ВВП. После начала финансового кризиса Европа закрывает свои рынки от нежелательных игроков, вследствие чего доля торговли с Европой для Украины сократилась на фоне роста доли СНГ. Если верить прогнозам американской банковской группы City Group, к 2050 г. среди ведущих экономик мира не будет ни одной европейской страны. Украинские власти должны учитывать и этот факт. В экспертной среде нет недостатка в прогнозах относительно того, что к 2050 г. абсолютным лидером в экономике станет Китай, а также Индия, Бразилия, и, в некоторой степени, Россия. Европа по основным показателям роста останется позади. Интегрируйся Киев сегодня в ЕС, и в 2050 г. ему бы пришлось «переинтегрироваться»! Призывы идти в Европу, и только в Европу, не учитывают массы сопутствующих этому маршруту явлений, таких как значительное ограничение украинского суверенитета (чего не наблюдается при интеграции в ЕЭП и Таможенный союз) и кризисных процессов внутри самой Европы. Достаточно отметить, что в Испании, стране с населением 50 млн человек, 24% граждан являются безработными. В Греции этот показатель достиг 22%.

 

Директор Института стран СНГ Константин Затулин в своём выступлении коснулся истории российско-белорусской интеграции. Промахи в реализации этого проекта как со стороны российского, так и белорусского руководства, используются противниками евразийской интеграции для пропаганды своих идей. Провал российско-белорусской интеграции был бы равносилен провалу славянской политики России в границах СНГ. Прочная евразийская конструкция невозможна без тесного взаимодействия Минска и Москвы. Как, впрочем, и Казахстана, имеющего с Россией общую границу, протяжённостью почти 7 000 км.  Сама геополитическая логика подталкивает Астану в сторону Москвы. Полнокровное обустройство одного километра границы обошлось бы в $1 млн. Экономически целесообразней, чтобы этой границы не было вовсе.  

 

Как справедливо заметил заведующий кафедрой политологии и права МГОУ Владимир Егоров, эффективность капитализма определяется расширением рынка. Но у рынка есть свои физические пределы, что и показали события последнего времени в западной экономике. Необходимо учитывать, что  нас связывает не только общая экономика, но и общая история.

 

Социологические данные (их озвучил Евгений Копатько, руководитель компании R&B) показывают, что в период подписания Харьковских соглашений уровень социального самочувствия украинских граждан был значительно выше, чем сегодня. Возлагались надежды на углубление российско-украинских отношений, планка социального оптимизма значительно поднялась. Но затем колоссальные надежды сменились колоссальным разочарованием, причём произошло это в стремительно короткий период времени, и на данный момент население Украины, впрочем, как и многих других постсоветских республик, выказывает явные признаки моральной усталости и отсутствие социальной солидарности в ситуации, когда количество рисков превышает количество возможностей. 

 

Это ли не показатель того, что социальное оздоровление нашего общества возможно только при наличии прочных дружеских связей между нашими государствами?

Ключевые слова: Россия СНГ Ялта Украина

Версия для печати