Интербригадам 75 лет

12:18 30.03.2012 Николай Мануйлов, руководитель общества дружбы «Россия – Куба»


Великая сила интернационализма породнила людей разных национальностей, вероисповеданий и мировоззрений в борьбе против фашизма в Испании.

В  Москве в Государственном музее «Гуманитарный центр «Преодоление» имени Николая  Островского состоялся вечер памяти «Интербригадам - 75 лет», посвящённый международной солидарности героическому испанскому народу, сражавшемуся против фашизма в 1936-1939 годах.

   Ольга Ильинична Девичева, директор музея, приветствуя участников международной встречи, рассказала о деятельности Музея:  «Государственный музей имени Островского является хранителем многих традиций, одной из которых является интернациональная. Музей является коллективным членом Обществ дружбы с Китаем и Кубой. Нас связывает давняя дружба с Ивановским Интердомом, этой маленькой моделью большого мира, который в далёком 1936 году дал приют детям из Испании. Желание советских людей помочь испанским детям было искренним и массовым. Песня «Гренада», герой которой покинул родную хату, чтобы дать крестьянам землю, стала самой популярной. Пионеры с гордостью носили пилотки испанской народной милиции, которые стали неотъемлемым атрибутом советского пионера наряду с красным галстуком. Огромное воодушевление, массовые митинги, трогательная забота об испанских детях. Всё это было, также как и сотни советских людей, которые были удостоены высокой чести помогать испанским братьям на поле боя. Островский, как истинный интернационалист, всем сердцем был с испанским народом. В мемориальной квартире писателя висит карта Испании,  на которой отмечались боевые действия. На фронтах Испании сражался друг Островского под именем генерала Лукача – венгерский писатель Мата Залка. В 1936 году Островский перечислил деньги в Фонд помощи испанским женщинам и детям, одновременно обратившись к советским писателям последовать его примеру. Первым откликнулся на просьбу Островского писатель Шолохов.  В последние дни своей жизни, ненадолго приходя в себя, Островский спрашивал: «Ну, что Мадрид? Держится?» И, получив положительный ответ, говорил: «Значит, и я буду держаться». Сообщение о смерти Островского, имя которого стало символом мужества и воли, зачитывал перед строем бойцов и офицеров генерал Лукач – друг писателя Матэ Залка. В витринах музея хранится книга «Как закалялась сталь», прошедшая путь вместе с бойцами Интербригад в Испании. Эту книгу передал в музей участник боёв в Испании Анатолий Войновский. В истории нашей страны было много войн. Советские люди сражались и гибли на далёких меридианах, в пустынях, джунглях, в горах, на морском дне. Это называлось интернационализмом. Или, проще говоря, помощь тем людям, кто боролся за право жить по-своему».  

    Галина Ивановна Храбровицкая, заместитель директора музея, поделилась воспоминаниями о поездке в 1986 году в Испанию на Дни памяти, посвящённые 50-летию образования Интербригад: «Цель нашей встречи  - диалог поколений.  Мы хотим поговорить о глубокой связи времён, о необходимости знания истории, о понимании исторической правды, о памяти, которая должны стать совестью каждого человека. Сегодня здесь находятся члены интернационалистов: дочь маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза Малиновского – Наталья Родионовна Малиновская, филолог, испанист; дочь дважды Героя Советского Союза Родимцева – Наталья Александровна Родимцева (Матюхина), историк, кандидат технических наук. Основатель народного музея 13 гвардейской стрелковой дивизии. Этот музей очень посещаем, признан и богат материалами. Наш музей тесно связан с испанскими событиями. Когда в 1986 году отмечалось 50 лет образования Интербригад, к нам обратились с просьбой провести в музее встречу. У нас был полный зал интернационалистов. Сейчас у нас на выставке находится витрина, в которой находится альбом с фотографиями интернационалистов.  Там есть фотография Александровской.  Это известная переводчица. В это же время состоялась поездка в Испанию. Для меня это была большая честь сопровождать лётчиков на встречу молодёжи Испании и Советского Союза. Нас встречали интернационалисты-бригадисты.  У меня остались в памяти полные слёз глаза лётчиков. Когда мы низко пролетали над Испанией, они показывали – здесь у нас стояло подразделение, здесь было нападение, здесь происходили бои.  Вот так начинались наши встречи».

      Наталья Родионовна Малиновская рассказала о том, как создавались Интербригады, о солидарности, о примирении в Испании и об участии деятелей культуры Испанской Республики в борьбе против фашизма: «Во всех учебниках  пишут, что Вторая мировая война началась в 1939 году. Но на самом деле она началась на три года раньше. Вторая мировая война началась с испанской Гражданской войны. А испанская Гражданская война началась, и это очень символично, с убийства поэта Федерико Гарсиа Лорки. Убили величайшего поэта. Для Испании Федерико Гарсиа Лорка - это как для нас Пушкин. Его смерть в  37 лет, как у Пушкина, и тот же день рождения - 5 и 6 июня. Сначала Лорка, потом Пушкин родились. Этот эпиграф к мировой трагедии произошёл 19 августа 1936 года. Сегодня все мыслящие люди озабочены тем, как будет дальше жить человечество. Им стало ясно, что если вот этот ужас франкизма не прекратить в Испании, то дальше начнётся трагедия совсем в другом масштабе. Поэтому из 54 стран люди совершенно не организованным способом ехали в Испанию. Меня совершенно потрясла история одного канадца, который был аптекарем. Он продал свою аптеку очень быстро. Через полгода он был уже в Испании. Он купил первоклассный медицинский автобус «скорая помощь» и медицинские припасы для военно-полевой хирургии. Этот автобус и медицинские припасы он погрузил на пароход. На этом деньги кончились. И он устроился на этом корабле не то моряком, не то кочегаром. И вот так он добрался до Франции. На этой медицинской машине приехал в Испанию и сказал, что я не медик, всего лишь фармаколог. Но я могу быть шофёром этой машины. Три года он был шофёром в своей медицинской машине. В Испанию люди пробирались через границы. Был принят довольно лицемерный закон «О невмешательстве в Испанскую войну». Франко очень сильно помогали Гитлер и Муссолини. Это была громадная военная помощь. Кроме того, для Гитлера это была «проба пера». Испробовать различные военные новинки, испробовать умение командиров. И вот такой «пробой пера» стала бомбардировка Герники, когда был стёрт с лица земли город с мирными жителями. Город, где ничего военного не было, абсолютно ни единого военного. Из этих людей, которые приехали в Испанию каждый сам по себе, сложились Интернациональные бригады. Естественно, от нас там тоже были люди. Потому, что в Советский Союз приехали люди вот так, как Матэ Залка, который был командиром Красной Армии. Генерал Вальтер, герой Гражданской войны - Кароль Сверчевский, тоже был командиром Красной Армии.  В Испании они стали командирами Интербригад. Советский Союз был единственной страной, которая помогала организованным образом Испанской Республике. Этого испанцы никогда не забывали. Несколько лет назад в Испании был принят закон об исторической памяти. Существует официальная доктрина примирения, в рамках которой стоит знаменитый символ в Долине Павших – крест над могилами всех погибших и республиканцев, и франкистов. Его знают все и любят ставить нам в пример. Но очень редко, практически не говорят о том, что там же в Долине Павших могила Франко. И вот это одно зачёркивает благие помыслы о примирении. Таким образом, этот мемориал становится уже не памятью всех погибших, а памятью победившей стороне. В Испании существует очень активное движение за вынос Франко из Долины Павших. В каждой семье есть эта память, которая стучит в каждом сердце. Я испанист, я общаюсь много с людьми, далёкими и от  военной истории, и от литературы.  Но когда я разговариваю с людьми, и мы доходим до того, что вот была война, и мой отец воевал вместе с испанскими республиканцами в Испанской войне,  здесь наступает два противоположных варианта общения. Или после этого мы друзья навеки, или после этого наступает ледяной холод, и никуда от этого не денешься. Вот так это выглядит в Испании. Вам ещё расскажут, как в Испании сажали сирень на могилах погибших наших воинов. Это проявилось в полной мере. Отношение к нашим ребятам, которые приехали и сажали сирень на памятных местах во всей Испании, было самое осторожное. Вот только не дай бог произнести вслух, что они воевали за такие идеалы.  Это называлось «Они воевали на нашей земле за свои идеалы».  Вообще-то говоря, они воевали  за ту самую человеческую общность. Это было лучшее проявление международной солидарности. Очень трудно перевести слово солидарность. У нас раз и навсегда прилеплен такой ярлык политический, торжественный, ораторский. На самом деле, в этом слове есть очень глубокая человеческая суть. Я переводчик, но одним словом я не могу это слово перевести. Это такая переводческая загадка. Но если надо перевести смысл слова солидарность, то такой мушкетёрский девиз «Один за всех и все за одного!». Знаменитый недавно лозунг «За вашу и нашу свободу» появился впервые на знамени Интербригады. Они воевали там за нашу и вашу свободу. Война эта, конечно, была обречена. Обречена потому, что слишком могучей была помощь немецкая и итальянская испанскому фашизму. И тем не менее есть поражения, которые стоят вровень с победой.  Испанская война кончилась именно таким поражением. Когда стало ясно, что Франко взял вверх, Испания обезлюдела. Ушли в изгнание практически все, практически вся интеллигенция.  В Испании не осталось песен, стихов. Это была зима, когда все уходили через Пиренеи во Францию. Другой великий испанский поэт Антонио Мачадо. Ему было уже много лет. Он ушёл в изгнание с чемоданом своих рукописей, который он бросил по дороге. Так они пропали. У нас нет ещё одного тома стихов Антонио Мачадо – величайшего поэта ХХ века. Он ушёл в изгнание вместе с 90- летней матерью. И сначала он, а через неделю мать, умерли в приграничном французском городе Кальори. Уходили все абсолютно. Никто не хотел оставаться при этой новой власти. Но самое поразительное то, что в Испании был ещё один великий поэт Хуан Рамон Хименес. Всю жизнь он был уверен, что занимается чистым искусством и более ничем. Про него рассказывали анекдоты, что он не общается с людьми. Когда к  его жене приходят знакомые, он берёт ширму, несёт впереди себя и уходит.  Этот человек пришёл в Республиканское министерство иностранных дел уже тогда, когда Республики практически не существовало. Он сказал, что готов принять любой пост, который даст ему Республиканское правительство. И поехал культурным атташе в Америку, где собрал огромные средства для испанских сирот. Часть испанских детей приехала к нам, часть эмигрировала в другие страны. Мексика очень многое сделала для Испании тогда. Все эти люди – гордость и цвет Испании, они сочли невозможным для себя ни единого дня находиться под властью Франко. А потом, уже спустя годы эмиграции, самый кроткий человек, замечательный композитор Мануэль де Фальо, умирая, сказал: «Только не переносите мой прах в Испанию до тех пор, пока там Франко».

     Г. И. Храбровицкая: «В 53 странах поставлены памятники погибшим интернационалистам. Среди названных деятелей культуры, о которых говорила Наталья Родионовна, Андрэ Жид, Луис Арагон, немецкая писательница Анна Зегерс, немецкий писатель и актёр Эрнст Буш, выдающийся мексиканский художник Давид Сикейрос, Михаил Кольцов – наш известный журналист, в витрине лежит его «Испанский дневник», Алексей Толстой. В Испании погибло до миллиона человек. Сколько идей, сколько взлётов и падений человеческого духа, столько героизма, дружбы и любви. Сколько величайших произведений культуры и искусства выварилось в этом испанском котле. Она так и осталась последним поиском романтизма в железном ХХ веке. Испания настолько пронзительно вошла в души всех живущих. Прошло 75 лет. И когда говорят Испания, все с волнением это вспоминают. К нам на этот вечер приехали гости из Германии из организации «Борцы и друзья Испанской Республики». Эта делегация привезла с собой знамя организации «KFSR», чтобы мы могли его увидеть. Во многих странах существуют такие организации. Они между собой встречаются, проводят мероприятия, посвящённые памятным датам Гражданской войны в Испании.  Я приглашаю представителей этой организации».

     В работе «Круглого стола» приняла участие немецкая делегация: Энрике Хильберт (Еnrico Hilbert), заместитель Председателя KFSR; Андрее Мерген (Andree Mergen), заместитель Председателя по организационным вопросам; Ханнелоре Вагнер (Xannelore Vagner) и  Керстин  Хоммель (Kerstin Hommel).

 Энрико Хильберт, руководитель немецкой делегации  выступил с приветственным словом: "Поскольку я не очень хорошо говорю по-русски, я попросил Керстин перевести, чтобы я мог рассказать вам и ответить на вопросы. Я хочу сказать, что для нас является очень большой честью приехать сюда. Мы очень благодарны за приглашение. Для нас побывать в Москве в гостях значит побывать у друзей, как на своей Духовной Родине. Город Москва  для нас связан со многими воспоминаниями. Болезненными и счастливыми воспоминаниями. Нас очень многое связывает. Например, великий сын моего родного города Кемниц (бывший Карл-Маркс–Штадт) Фриц Хекерт похоронен у Кремлёвской стены. Он умер в 1935 году. Я хочу спеть одну песню потому, что очень много песен связано с Гражданской войной в Испании".  В исполнении Энрико Хильберта прозвучали две песни, которые пели в Испании немецкие бригадисты.  Присутствующие в зале отреагировали на исполнение песен бурными аплодисментами и возгласами «Браво!». Одну из песен «Песня о комиссаре Хансе Баймлере» Керстин перевела на русский язык:

Перед Мадридом в стрелковом окопе
стоял Ханс, комиссар,
в опасный час,
с бригадами,
с ненавистью в своём сердце.

Он должен был покинуть свою Родину,
потому что был борцом за свободу.
На улицах Испании
умер Ханс, комиссар,
за права бедных.

 Пуля прилетела из "Родины",
выстрел был хорошо направлен
из немецкого оружия.

Даю тебе руку свою,
товарищ Ханс Баймлер.
Ты остаёшься в нашей жизни,
врагам не простим ничего.

Vor Madrid im Schützengraben,
In der Stunde der Gefahr,
Mit den eisernen Brigaden,
Sein Herz voll Hass geladen,
|: Stand Hans, der Kommissar. :|

2. Seine Heimat musst er lassen,
Weil er Freiheitskämpfer war.
Auf Spaniens blut'gen Strassen,
Für das Recht der armen Klassen
|: Starb Hans, der Kommissar. :|

3. Eine Kugel kam geflogen
Aus der "Heimat" für ihn her.
Der Schuss war gut erwogen,
Der Lauf war gut gezogen
|: Ein deutsches Schiessgewehr. :|

4. Kann dir die Hand drauf geben,
Derweil ich eben lad'
Du bleibst in unserm Leben,
Dem Feind wird nicht vergeben,
|: Hans Beimler, Kamerad.

 

    

   Энрико Хильберт: «Нас просили рассказать о немецких испанцах, об истории и деятельности нашей организации KFSR – Общество  «Борцов и друзей Испанской Республики 1936-1939 годов». Я уверен, что каждый патриотически действующий человек, у кого сердце бьётся на левом месте, исходит из того, что история героев в борьбе за освобождение человечества представляет нечто особенное. Что касается международных борцов в Испании – тем более. Судьба немцев  в этой войне является необычайной и отличается от других Интербригадистов. И необходимо добавить, что сегодняшнее отношение политики Германии к этой главе истории является особым, но и, с другой стороны, крайне прискорбным. Наверное, лучше всего добраться до сути истории при  помощи конкретных примеров. Попытаюсь сделать обзор. Когда мы в прошлом году в честь открытия памятника Интербригадам побывали в Мадриде, мы разговаривали с друзьями из США. При этом стало видно, что они имели неполную картину о немецких антифашистах. В Испании боролись 3300 немцев, среди них 128 женщин. Самый старший родился в 1867 году, самым младшим было лишь 16 лет. Они пришли из разных слоёв населения, из разных политических направлений, у них были разные убеждения, они стояли за разные идеологии и представляли разные конфессии.

     Немецкие испанцы представляли собой один из крупнейших контингентов Интернациональных бригад. Но по сравнению с другими Интербригадистами, они имели другую предысторию, пришли другим путём в Испанию. В 1933 году в Германии победили нацисты (фашисты). В 1936 году в начале защиты Испанской Республики многие антифашисты находились в концентрационных лагерях, в подполье или в эмиграции, изгнании. В данное время это их отличало от других борцов. Например, Фритц Баумгентель после своего увольнения из концлагеря Заксебурга поехал на велосипеде в Испанию. Вальтер Янка приехал в Испанию из эмиграции в Праге. Вильгельм Цайссер – из Советского Союза, Курт Гольдштейн – из Палестины. Значит, они приехали со всего мира. Некоторые из них были даже дезертирами Легиона «Кондор» или других частей вермахта. Немецкие испанцы пришли без консультаций со своими партиями или организациями, индивидуально или группами через Призывной пункт в Париже.

     В Испании они сражались в рядах милиции, Испанской Народной Армии и в Интернациональных бригадах. Они были активны как журналисты и художники или самоотверженно трудились в медицинской службе. На чужой территории им, наконец, удалось найти вооружённое противоборство с врагом, имелся шанс победить не только испанский, но и одновременно немецкий фашизм. Большинство из них было за всё протяжение войны в действии. Они нашли в Испании вторую Родину в то время, когда другие группы Интербригадистов были обменены и через определённое время вернулись на Родину. Они надеялись на то, что после победы в Испании сумеют рассчитаться с фашистами на Родине - в Германии.

     Этот план не исполнился. После поражения Республики они, как правило, не могли вернуться на Родину. Эту особенность они поделили уже с другими борцами, так как фашизм распространился уже в других европейских странах. Таким образом, им заново пришлось идти в эмиграцию или в плен. Тот, кто вернулся в Германию, как правило, был заключён. Каторга, тюрьмы, концлагеря. Курт Хёфер боролся в нелегальной группе сопротивления  в концлагере Заксенхаузен. Курт Гольдштейн вернулся через лагерь Транси в Париже в лагерь Явишовиц, который относился к конлагерю Освенцим. Кому удалось, тот принимал участие в освободительных движениях в Европе. Они сражались во Франции, как Ханс Мош, в Греции, как Курт Лобергер, или в Советском Союзе, как Альберт Хёслер и Карл Клайнюнг. Но дорога в вооружённое сопротивление не являлась такой прямой, как кажется, до освобождения 8 мая 1945 года.

     Немало испанцев было доставлено режимом Виши и заключено в Германии. Но в следствие поражений вермахта они, как антифашисты, нашлись в особых испытательных ситуациях. Они были вынуждены сражаться в уголовных отделениях и в отделениях СС, как Курт Лобергер, которому в Греции удалось перейти к партизанам. Другие пришли к регулярным войскам без возможности или физической и моральной силы к повторному сопротивлению. Некоторые находились в плену в Советском Союзе, но даже там не признались. Мужество показали антифашисты, как Альберт Хёслер, который обучался в Красной Армии. Многие шли добровольцами в тыл немцев или в сам Третий Рейх. Часто они погибали. Альберт был членом антифашистской группы «Красная капелла», был заключён и казнён. Большое количество из них отдавало себя концу фашизма в эмиграции. Вальтер Янка приехал в Мексику и основал издательство «Эль либро либре» («Свободная книга»).

     Приблизительно 600 немецких антифашистов погибло в Испании, примерно 110 из них не дожили до освобождения в 1945 году. Многочисленные судьбы не знакомы. Они с полной силой участвовали в демократической реорганизации Родины в западной и восточной оккупационных зонах. Большинство бывших Испанцев приняло решение жить в советской зоне оккупации и в ГДР. Их биографии были разные, на них влияли различные события. Некоторые делали карьеру, как генерал армии Хейнц Хофманн, попадали в конфликт после времён восхождения. Новые переломы определили их жизнь, как первого руководителя Государственной безопасности Вильгельма Цайзера или руководителя издательства «Ауфбау» («Строительство»). В большинстве они являлись активными товарищами, честными социалистами. Они остались верны своим идеалам, также после политических перемен в 1989 году.

     О жизни тех, кто воевал за свободу Испании и нашёл свою Родину в Федеративной Республике мало что известно. Они были активны в КП Германии и Немецкой компартии, членами Социал-демократической партии Германии. Они активно действовали в организациях бывших преследуемых нацистским режимом, стали депутатами в коммунальных управлениях, федеральных землях и в Бундестаге, но всё-таки на них всегда лежало пятно «предателей своего отечества». Известным примером  карьеры в Федеральной Республике Германии является Федеральный канцлер Вилли Брандт, который действовал корреспондентом в Испании.

     Но официальная линия традиций в ФРГ была не в пользу борцов движения Сопротивления и Интербригадистов. Со времён перевооружения, запрещения КП Германии и обострённой политической борьбы против левых они снова находились в затруднительном положении. Не редко они были арестованы, возмещения не оплачивались и лишены заслуги. Это отношение медленно изменялось только благодаря общественному давлению младшего поколения. Оно поставило наследство ФРГ по отношению к  Третьему Рейху под вопросом и начало переоценивать историю.

     После политического перелома ситуации на востоке и на западе сближались быстро, по крайней мере, что касалось официального политического отношения. Отсутствовало признание борьбы в Испании, были лишены наград и пенсий, произошли переименования улиц и общественных учреждений, школ. Эриху Мильке сделали процесс из-за предполагаемого участия в убийстве двух полицейских в 1932 году. Хотели их делегимитизировать, как и всё антифашистское движение. Но они не сдавались. Они стали активными в партиях и организациях. Их пригласили как свидетелей своего времени и они обновили свои международные связи. Они отметили первые успехи в своей работе. Восстановили и сохранили мемориал немецким Интербригадистам в Берлине, который был тяжело повреждён взрывом бомбы. Бундестаг принял решение, что Легион «Кондор» как часть фашистского вермахта больше не принадлежит к традициям бундесвера. Переименовали Авиационную эскадру им. Вернера Мёльдерса – по их инициативе и в результате международного давления, особенно из Испании. В немногих случаях удалось сохранить названия улиц. В двух городах добавлялись новые названия: в городе Гамбург – улица Эрнста Буша, в Кемнице – Вальтера Янка. Недавно в гороле Уккермюнде реставрировали мемориал врачам в Интербригадах. В Берлине имеется Парк им. Курта Гольдштейна и площадь им Гуерника.

     В общем, правительство Федеративной Республики не оказывает борцам Испанской Республики ту честь, которую они заслуживают. Последний раз в 2006 году соответствующая заявка была отклонена в парламенте. Решающей основой их инициатив и деятельности был 1996 год, котором оставшиеся в живых испанцы получили почётное гражданство Испании. Впервые старые борцы приехали в сопровождении большого количества членов семьи и друзей. Их сердца бились за Испанскую Республику, за интернационализм и за  борьбу за освобождение человечества. Они требовали, что нельзя подвести черту под историей. Часть старых борцов устала и хотела закончить работу, хотела оставить знамя 11-й Интернациональной бригады в Испании.

     Сначала была основана группа, позже «Общество борцов и друзей Испанской Республики 1936-1939 года». Единственный оставшийся в живых немецкий борец Фритц Теппих ушёл от нас несколько дней тому назад. В наших рядах состоят приблизительно 120 человек – вдовы, дети, внуки, друзья Интербригадистов и 2-й Испанской Республики, антифашисты. У нас есть веб-сайт и небольшая газета. За 11 лет существования с нашей помощью возникло 7 книг. С 1997 года ежегодно организуем международную летнюю встречу и каждый месяц – встречу нашего общества. Кладбищу в Барселоне был подарен памятник всем интернационалистам. Отделения нашего Общества имеются в Берлине, в Саксонии и на Северо-Западе. Наши члены выступают референтами и организуют путешествия по следам истории.

     Вместе с нашими французскими друзьями нам удалось основать Международную Координацию. Она должна включать по возможности все организации, занимающиеся этой темой, и способствовать сотрудничеству. Наше Общество KFSR входит в состав Федерации Интернационального Сопротивления (FIR), Ассоциации Друзей Интернациональных Бригад (AABI) и Объединения «Земля Братства».

No passaran!  Pasaremos!

Хотим воспользоваться возможностью пригласить вас на нашу нынешнюю Международную летнюю встречу с 7-го по 9-е сентября 2012 года в Берлине».

     На мероприятие приехали воспитанники Ивановской школы-интерната имени Елены Дмитриевны Стасовой.

София Ивановна Кузнецова,  заместитель директора рассказала об истории создания Интердома и подчеркнула,  что у нас в России есть своя Интербригада, состоящая из воспитанников Интердома: «Интердом – это уникальное учебное детское учреждение, которое существует с 1933 года. Понимаете параллель? 33-й год. Гитлер приходит к власти, становится канцлером Германии. В центре России, на опушке в сосновом лесу, по инициативе МОПР – Международной Организации Помощи Рабочим строится дом для детей, строится дом для будущего. 1933-й год. Ребятишки из Болгарии, дети немецких антифашистов из Чехословакии, Франции, Испании прибывают в Интердом. Маленькие дети с первых дней, как мне хочется сказать это слово с особой гордостью, становятся Интербригадой. Эта Интербригада продолжает жить до сегодняшнего дня. Вот она на сцене. Это Интердомовцы сегодняшнего дня. Они приехали сюда для того, чтобы была преемственность поколений в самом главном, что есть у человека – сохранить человека в человеке. И сегодняшнее выступление нашей Интербригады направлено на борьбу за память, за человеческую память. Вот за неё борются Интердомовцы сегодняшнего дня. Посмотрите, сзади наших ребят висит знамя 11 Дивизиона, которое появилось в Интердоме в 50-х годах из рук испанских республиканцев. Под этим знаменем с боевым настроением мы и живём в Интердоме с тех пор. Об Интердоме можно рассказывать много. Приезжайте к нам. У нас замечательный дом. У нас замечательные дети – 360 человек. Вы видите здесь не всех, но сердцем, с большим приветом к вам обращаются все Интердомовцы. Я хочу из этой книги зачитать небольшую цитату. Это книга об Интердоме. Её написал великолепный писатель Валентин Романович Томин. Она называется «Дом на Красной Талке». Талка – это река в нашем городе. Здесь такие слова, которые хочется сказать всем присутствующим в зале, хотя написаны они давно Роменом Роланом: «Человечество! Зову тебя! Зову вас, люди Америки и Европы, на помощь Испании, на помощь нам, на помощь вам самим. Если вы будете молчать, завтра всё, что вы любите, погибнет в свою очередь». Товарищи! Ведь эти слова сказаны сегодня нам с вами. Как замечательно, что все мы здесь сегодня собрались. Как замечательно, что память у нас с вами есть. Как хорошо, что эту святую память мы передаём через наших детей следующим поколениям. Теперь слово Интердомовцам!»

     Воспитанники Интердома с большим воодушевлением, старанием и настроением исполнили три номера: песню  Михаила Светлова «Гренада», стихотворение Гарсии Лорка и «Испанский танец».

      Наталья Александровна Родимцева:     «Дорогие друзья! Всех, кто пришёл сюда, в этот зал в центре Москвы, я всех приветствую. Я счастлива, что нахожусь на этой встрече. Вы представляете, когда я была на 100-летии своего отца, дважды Героя Советского Союза, первого Героя за Испанию, там также на сцену вышли девочки в далёком Оренбурге. Включили патефоны и исполняли испанский танец в честь наших русских испанцев – героев, которые воевали в Испании. Я счастлива, что прозвучала испанская музыка. Мы дети интернационалистов, мы все потом поняли, как наши отцы, с какой любовью они шли в Испанию. Как они помогали от всего сердца. Весь свой профессиональный талант отдавали испанцам. И сегодня я счастлива, что я возглавляю музей 13 гвардейской дивизии, 10000 человек которой отец вёл в Сталинград. Первую звезду Героя отец получил за Испанию, вторую – за Сталинград и за ряд операций в течение всей Великой Отечественной войны. У меня тоже есть встречи, и мы тоже читаем стихи Гарсиа Лорки. Маленькие девочки исполняют испанские басни. Я ещё раз хочу сказать, что мы дети интернационалистов. И что если они нас сегодня видят, они радуются, что мы здесь сегодня собрались. Есть такие стихи Долматовского: «Подобно разорившимся наследникам мы на отцов останемся похожими. Переходя порог тысячелетий, уносим память, как мороз по коже».

      Наталья Родионовна Малиновская и Надежда Михайловна Пронина вручили представителям Интердома - Софие Ивановне Кузнецовой и Председателю Международной ассоциации выпускников Интердома Вангелису Ксирасидису - саженец памятной сирени.

Н.Р.Малиновская: «Мы хотим, чтобы на аллее возле Интердома росла памятная сирень, которая называется «Сирень памяти». Вот такую же памятную сирень Надежда Михайловна с ребятами сажали в Испании».

Н.М.Пронина: «Дорогие ребята! Московские селекционеры создали сирень, которая называется в честь маршала Малиновского - «Маршал Малиновский», в честь Аделины Вениаминовны Кондратьевой, которая в 16 лет была переводчицей в Испании, сирень «Аделина Кондратьева». В 2011 году создали сирень, которая называется «Федерико Гарсия Лорка». И вот мы эти сирени, московские сирени, которые носят имена людей, причастных к Испанской истории, отвезли в 2011 году в Испанию. А вообще мы поехали в Испанию сажать сирень на мемориалах. Мы чистили могилы, мы мыли мемориалы. Мы были на этом большом кладбище Фуэнкораль, где стоит памятник советским добровольцам.С такой миссией мы посадили эту сирень. Это красивое было дело, это была прекрасная деятельность. Мы хотим, чтобы у вас в Интердоме была сирень».

     С. И. Кузнецова: «А это не всё! Скажи, Вангелис, какое дерево было посажено в Интердоме первым? Это было что?»     Вангелис: «Это была сирень».

     С. И.Кузнецова: «Не так давно из Греции, родины Вангелиса, мы привезли в горшке оливу. И она уже растёт. А совсем недавно из Китая привезли мандарин. И он у нас даже с мандаринками. Так что ваша сирень сироткой в Интердоме не станет. Это будет продолжение интернациональной аллеи».

     На встрече присутствовали дипломаты из посольства Республики Куба – первый секретарь посольства Майсу Истокасу Моралес и второй секретарь Армандо Ариас Сантос.

 Армандо Ариас рассказал об участии кубинцев в составе Интербригад в борьбе против фашизма в Испании: «Для нас сегодня большая честь и для нас сегодня особый день, и, прежде всего, хотим выразить нашу благодарность интернационалистам, начиная с Галины Ивановны, не только генералам,  потому, что были солдаты. И это самое главное. И мы очень благодарны за помощь во время Плайя-Хирон и во время Карибского кризиса.  Здесь много знакомых лиц. Мы от всего сердца благодарим вас за эту поддержку, за эту помощь. Спасибо большое. Уважаемые дамы и господа! Дорогие товарищи!  Мы сегодня не будем говорить о трёх россиянах, которые боролись за независимость Кубы в войсках Антонио Масео – наш «Бронзовый Титан» и знак достоинства кубинского народа. Не будем рассказывать историю молодых кубинцев, которые погибли в борьбе против фашизма во время Великой Отечественной войны. Они учились в Ивановском Интердоме. Сегодня мы хотели бы обратиться к Вам по поводу участия кубинских добровольцев в защите испанского народа от фашизма.  Во время героического сопротивления испанского народа против фашизма Остров Свободы отдал своё сердце. Значительная группа соотечественников входили в состав Интернациональных бригад. Более 1000, некоторые авторы говорят, что было 1125 человек. Много кубинцев было в 15-й бригаде имени Авраама Линкольна и в других бригадах. Во всех главных боях были кубинцы. Более 100 из них погибли. Среди них был блестящий писатель и журналист Пабло де ла Торриенте Браво, который сказал: «Пойду в Испанию, где сегодня находится сердцебиение угнетённых мира, где находится сердце мира». Пабло погиб под Мадридом. О нём испанский писатель Мигель Грандес сказал: «Пабло будет жить после смерти потому, что он вырастает со временем». Учитывая население эпохи, Куба была страной, откуда приехала в Испанию самая большая группа добровольцев. У нас население в это время было 5-6 миллионов. 50 кубинцев достигли высокого военного звания. Они были очень молодые, как командир Альберто Санчес Менендес, погибший в возрасте 22 года в битве под Брунете. Или подполковник Родольфо Реальмас, начальник боевой центурии, где были только кубинцы. Он погиб в возрасте 25 лет. Были тоже и врачи, как капитан Висдиясоту, и другие. Более 10 действовали в качестве политических комиссаров, как Пабло де ла Торриенте Браво. В Гаване и других городах Кубы были организованы многочисленные митинги солидарности, на которых собирались десятки тысяч людей. По всей стране были созданы Комитеты помощи, которые отправили в Испанию сахар, молоко, одежду, медикаменты, сигары и деньги. В Испании под руководством Кубинского комитета помощи испанскому ребёнку и во главе кубинской преподавательницы Роса Пастор а Ле Клер был создан дом-школа «Кубинский народ» для того, чтобы помочь детям, которые были сиротами. О мужестве добровольцев родины Хосе Марти на фронтах Испании в американской газете «Дейли уоркер» было сказано: «Куба может гордиться своими сыновьями».

Кубинский дипломат Армандо Ариас закончил своё выступления лозунгами: «Viva la Pas! Viva мир! Viva дружба народов! Viva Amictad! Venseremos”!

 Николай Егорович Мануйлов, вице-президент Российского общества дружбы с Кубой: «Для подрастающего поколения Гражданская война в Испании это так далеко. 75 лет - это уже история. Но для тех, кто жил в Советском Союзе в 30-е годы,  слова Мадрид, Республика Испания, Интербригады звучали как пароль, как набат, как призыв в борьбе с фашизмом. Это была наша боль и наша надежда. Оборона Мадрида шла три года с 1936 по 1939 год. В современном Мадриде трудно представить Мадрид 30-х годов, когда осаждённая фашистами столица Испании стала подлинно народной крепостью. Народный фронт призвал всех жителей столицы встать на защиту города. «Спасём Мадрид! Ибо Мадрид - это Республика». На стороне мятежников Франко в наступлении на Мадрид принимали участие не только марокканские, но и германские, и итальянские войска. Сотни танков и самолётов. Франко не случайно определил день взятия Мадрида  – 7 ноября, ведь Советский Союз, в отличие от западных держав, открыто выражал свою солидарность с борющимся испанским народом. Мадрид подвёргся безжалостной бомбардировке  немецкой и итальянской авиацией. «Мы уничтожим треть населения Испании, но добьёмся победы», - заявляли мятежные генералы. Под фашистскими бомбами гибло гражданское население Мадрида, много погибло женщин, детей, уничтожались бесценные памятники испанской культуры. Положение Испанской Республики в октябре 1936 года было трагическим.  Республиканские части несли большие потери. 22 октября 1936 года председатель Правительства Республики Франсиско Ларго Кабальеро подписал декрет, по которому стали создаваться международные части, состоявшие  из добровольцев, прибывающих из разных стран мира. Эти международные части стали называться Интербригадами. XI Интернациональная Бригада прибыла в Мадрид 8 ноября и сразу вступила в бой с фашистами. XII Интербригада также принимала участие в обороне Мадрида, сменив ослабленную в боях XI Интербригаду.  Вскоре стали формироваться новые Интербригады, принимавшие участие в боевых действиях на протяжении всей Испанской войны: XIII, XIV, XV, 129, 150 и 86-я. Все  Интербригады имели высокий боевой дух, о чём свидетельствовали многочисленные журналисты и наблюдатели. Интербригады сыграли очень важную роль в защите Республики не столько численностью, сколько высокими морально-политическими качествами. Никогда в истории человечества не возникало столь многочисленного международного участия в оказании помощи народу, чья свобода была под угрозой. Таким образом, 22 октября 1936 года считается днём рождения Интербригад. Через 75 лет именно в этот день 22 октября в Мадриде на площади Уво в Университетском городке Комплутенсе  был открыт памятник, посвящённый образованию Интербригад. В Университетском городке на протяжении всей Испанской войны шли тяжелые бои за оборону Мадрида. Концепция памятника основана на эмблеме Интернациональных бригад трёхконечной звезде красного цвета. Памятник выполнен из двух стальных плит, одна из которых окрашена в красный цвет. А на другой написаны благодарственные слова Долорес Ибаррури,  адресованные членам Интребригад: «Вы - история, вы – легенда, вы – героический пример солидарности и единения демократии». Памятник установлен по инициативе Ассоциации друзей Интербригад (AABI) на добровольные пожертвования граждан и организаций. На открытии памятника присутствовало около 400 человек испанцев и гостей, приехавших из разных стран, в том числе и из России. Здесь на мероприятии присутствуют представители нашей российской делегации – это Мария Алексеевна Прилепская и Лариса Никандровна Калиненко. Мария Алексеевна приехала из Самары, она большой энтузиаст и проводит огромную работу в Самаре и Самарской области, устраивает передвижные выставки, рассказывающие о Гражданской войне в Испании.  Сейчас Мария Алексеевна организует сбор средств на создание памятника советским добровольцам в городе Самара. Лариса Никандровна Калиненко приехала из города Наро-Фоминск, где также проводит большую общественную работу по сохранению памяти о советских добровольцах – участниках Испанской войны. Эстафету памяти, эстафету интернационализма  мы хотим передать подрастающему поколению. Интербригады - это был цвет человечества и мы должны приложить все силы, чтобы память о них сохранилась в будущем».

    Владимир Петрович Черников, председатель молодёжной комиссии Российского комитета ветеранов войны и военной службы, в своём выступлении  поделился  воспоминаниями о детях Гражданской войны в Испании: «Получилось так,  что брат моей матери воевал в Испании и  оттуда приехал с орденом «Красного Знамени», орденом «Красной Звезды» и медалью «За отвагу».  Отец под Сталинградом бил итальянцев.  Оба погибли. В Брестской крепости брат матери, отец – под Сталинградом. Я его разыскивал. Я о чём хочу сказать, вот даже такую деталь никто не вспомнил. Что мы носим сейчас на голове в армии? Пилотка называется. А ведь она называлась «испанка». Вы помните детей, которые бегали в ней? Она называлась «испанка». Она так и осталась в России. Просто потом её поменяли. А потом мы забыли другую деталь. Сколько детей было в России, привезённых из Испании? Как их брали в семьи, в детские дома и так далее. Я сам жил с семьёй, которая имела троих детей и они ещё двух испанцев взяли. Почему? Потому, что мать их преподавала испанский язык в школе. Вы понимаете сколько у нас общего? Не случайно такие мероприятия собираются. Мне самому сегодня 86 лет. Я возглавляю  организацию, в которой  было 450 фронтовиков. За 10 лет осталось 60.  Это 85-90-95 лет. Наше поколение уходит. Мы стремимся что-то сделать.  Ведь я выпустил 16 книг. Книги я отдаю молодёжи. Книгу «Кладезь житейской мудрости» я вам дарю».

     В завершении вечера воспитанники Интердома исполнили песни «Мы голосуем за мир!», «Мы не сдаёмся,  мы идём!» и «Мир нужен взрослым и детям».


Фоторепортаж

Ключевые слова: Испания

Версия для печати