Словакия: маленькое звено большой политики

14:56 26.12.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Словакия – небольшое центрально-европейское государство с населением около 5,5 млн человек. С момента распада некогда единой Чехословакии на Чехию и Словакию первая гораздо чаще становилась объектом внимания мировых СМИ, чем вторая. Это не должно удивлять, поскольку Словакия по своему политическому и экономическому влиянию явно уступает Чехии. Прага, несомненно, играет более значительную роль в международной политике, чем скромная Братислава, но это не значит, что маленькая Словакия не удостаивается внимания со стороны западного экспертного сообщества.

О Словакии мы можем говорить как о маленьком звене большой политики. С тех пор как в евроинтеграционные процессы были вовлечены все без исключения страны ЦВЕ, Братислава то сторонилась чрезмерных объятий с коллективным Западом (при правлении Владимира Мечьяра), то старалась играть активную, но пропорциональную своему положению политическую роль в регионе (после ухода В. Мечьяра в 1998 г.). Сегодня Словакия окончательно встала на либеральные рельсы и не остаётся в стороне от инициатив Североатлантического альянса, членом которого является с марта 2004 г., и Евросоюза, к которому присоединилась в мае того же года. Кроме того, Словакия является одним из учредителей Вишеградской четвёрки (Польша, Венгрия, Словакия, Чехия).

 Главным стратегическим преимуществом страны служит её географическое положение: на северо-западе граничит с Чехией, на севере – с Польшей, на юго-западе – с Австрией, на юге – с Венгрией и на востоке – с Украиной.  С учётом реализуемых Западом политических проектов, направленных на интеграцию постсоветских республик в евроатлантистские структуры, особенно программы Восточного партнёрства (ВП), Братиславу рассматривают как важное звено в системе европейской безопасности. Это особенно касается словацко-украинских отношений. По мнению зарубежных экспертов, именно Словакия должна взять на себя функцию вовлечения соседней Украины в реализуемые в рамках ВП инициативы, разделив это первенство с более влиятельной и амбициозной Польшей (1). Братислава предприняла реальные шаги по углублению и без того прочных связей между странами-членами Вишеградского блока во время своего председательства в этой организации в 2010 г. Для проведения индивидуалистической политики, без оглядки на соседей, у Братиславы недостаёт политических и экономических ресурсов. Поэтому присутствие Словакии при принятии важных решений, в т.ч. на общеевропейском уровне, возможно только посредством её членства в военно-экономических союзах с другими членами ЕС.

Словакия – одна из несущих конструкций Вишеградской четвёрки. Второй подобной конструкцией является близкая ей по духу и политическому укладу Чехия. Польша и Венгрия, не менее важные «вишеградские» элементы, располагаются по флангам. Словакия и Чехия придают всему блоку геополитическую устойчивость по центру. Отметим, что Варшава и Будапешт, как две католические столицы,  имеют богатую и насыщенную историю совместных военно-политических союзов против общих противников, в то время как Прага и Братислава также остаются по-прежнему близки друг другу в культурном и политическом плане. Эта близость и готовность к диалогу помогла чехам и словакам в 1993 г. закончить «бархатный развод» практически безболезненно. Эффективное функционирование Вишеградской четвёрки возможно лишь при условии крепких дружественных связей между Прагой и Братиславой. Даже при условии наличия союзнических контактов между Будапештом и Варшавой Вишеградский блок значительно проигрывает при ослаблении геополитической оси Прага – Братислава. На данный момент чешско-словацкие отношения можно назвать безоблачными.  Очередной отчёт «безоблачности» можно вести со дня ухода в отставку бывшего премьер-министра Словакии Роберта Фицо – политика пророссийской ориентации. При нём Братислава объявила о выводе своего контингента из Ирака, отказалась, в отличие от Варшавы и Праги, разместить на своей территории элементы ПРО США, не признала независимость Косово и прямо заявила о виновности Тбилиси в развязывании грузино – югоосетинскогой войны в августе 2008 г.  С приходом на место Р. Фицо Иветы Радичовой и назначения на должность главы МИД Микулаша Дзуринды (этнического русина) действия Братиславы полностью укладывается в канву американской политики (2). М. Дзуринда уже возглавлял словацкое правительство в 1998-2006 г. Тогда Братислава поддержала бомбардировки Югославии, американское вторжение в Ирак, присоединилась к НАТО, а отношения с Москвой были для неё на последнем месте.

Поскольку основной тактической задачей англосаксонской политики в Европе является предотвращение появления континентального блока Москва – Берлин, Вашингтон выступает за тесную военно-политическую  кооперацию Чехии и Польши, которые могут служить разделительным клином между Россией и Германией. При этом Словакия – дополнительный элемент воздействия на политику соседней Украины, имеющей ключевое значение для безопасности России. Словакам важно иметь соседом предсказуемую и дружественную Украину. Но, поскольку свои внешнеполитические ожидания они связывают исключительно с Брюсселем и Вашингтоном, окончательно предсказуемой Украина станет, только получив членство в ЕС и НАТО. О присоединении к НАТО речи пока нет, но поворот Киева от идеи евразийской интеграции к планам присоединения к ЕС Братиславе на руку. В этом Словакия полностью солидарна со своими партнёрами по Вишеградской группе, где Чехия формулирует повестку дня, а Польша поддерживает эти инициативы на общеевропейском уровне как государство, имеющее 27 голосов в Совете Европы и делегировавшее 50 представителей в Европарламент (Чехия соответственно 12 и 22, Словакия – 7 и 13).

Вашингтон заинтересован в более глубокой интеграции политического пространства ЦВЕ, чем та, которая наличествует сейчас. Из стратегических соображений желательно расширение чешско-румынских и чешско-болгарских связей. Румыния активно продвигается на восток (Молдавия, Украина), старается вытеснить Россию из Приднестровья и Черноморского региона (уже подписано соглашение с Турцией о сотрудничестве в области безопасности, энергетики, науки и культуры).   Болгария лоббирует присоединение к ЕС Сербии и Македонии, имеет определённое влияние на Балканах и выступает за нормализацию отношений со своим давним антагонистом -  Анкарой. Словацкие власти стремятся к нормализации своих традиционно непростых отношений с Венгрией.  Параллельно углублению чешско-словацких связей, чехам также рекомендуется в условиях экономического кризиса укреплять связи с Парижем и Берлином, особенно в области энергетической безопасности, вплоть до создания консультационного механизма для выработки совместных планов уменьшения энергозависимости от «внешних источников». Оставаться в стороне от этих процессов Братислава не сможет.

Столь заметный внешнеполитический крен Словакии от партнёрства с Россией к многозначительному игнорированию этого партнёрства, свидетелями чего мы стали за последние годы, является результатом значительного усиления правой идеологии в государствах ЦВЕ и прихода к власти политиков правой ориентации, заподозрить которых в пророссийских настроениях нельзя.

 

The Center for European Policy Analysis (CEPA) «Translating Opportunity into Impact: Central Europe in the European Union, 2010-2020», 6 December 2011

Вадим Трухачев «Словакия перестаёт быть дружественной России страной?»  (WIN.RU 23. 07.10)

Ключевые слова: Словакия ЕС геополитика Чехия

Версия для печати