ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

«Опасное маневрирование» Японии и США в Восточно-Китайском море

10:21 22.11.2022 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

Силы самообороны Японии и вооруженные силы США в период 10-19 ноября провели масштабные совместные учения по защите отдалённых островов Японии, расположенных юго-восточнее острова Кюсю. В манёврах под названием «Острый меч» было задействовано около 26 000 служащих японских сухопутных, морских, воздушных Сил самообороны, а также порядка 10 000 военнослужащих США. К учениям, которые, проводятся раз в два года, присоединилась группа из кораблей и самолётов Австралии, Канады, Великобритании. По сообщениям минобороны Японии, «эпицентром» учений стал остров Токуносима (префектура Кагосима), куда были перебазированы конвертопланы Osprey морской пехоты США и Сил самообороны[1].

Оборонное ведомство Японии при этом заявляло, что учения направлены на укрепление потенциала сдерживания и реагирования Сил самообороны и войск США в ситуациях, связанных с «любыми односторонними попытками изменить статус-кво силой»[2]. Помимо отработки «классических» сценариев войны на море и в воздухе, программа учений включала реагирование на пуски условным противником баллистических ракет, а также новые «поля битв», например, киберпространство.

Выбор в качестве места проведения манёвров префектуры Кагосима, можно объяснить недавними заявлениями Токио о появлении в этих водах судов гидрографической службы китайских ВМС. Так, по сообщениям минобороны Японии, гидрографические суда якобы входили в территориальные воды Японии 15 сентября и 1 ноября. Японская сторона при этом бездоказательно настаивает, что при этом решались задачи поиска удобных маршрутов для китайских субмарин, а также другие задачи разведывательного характера[3].

Но опыт, полученный в ходе подобных японо-американских учений, без сомнений, может оказаться востребованным в регионе других отдалённых островов Японии, например, необитаемого архипелага Сэнкаку (китайское название - Дяоюйдао), находящегося в 170 км к северо-востоку от Тайваня. Ситуация вокруг островов Сэнкаку, японский суверенитет над которыми оспаривается Китаем, часто рассматривается западными экспертами в качестве классического примера конфликта «серой зоны безопасности» (ни мира, ни войны). Основными «акторами» регулярно происходящих здесь инцидентов являются, с одной стороны, рыбацкие суда и корабли береговой охраны Китая, и, с другой стороны, - береговой охраны Японии, которая периодически выдвигается в эту зону. За их «опасным маневрированием» обычно наблюдают находящиеся вблизи акватории архипелага боевые корабли.

Здесь важно уточнить, что Япония долгое время не могла получить от своего союзника Вашингтона внятный ответ на вопрос, входит ли архипелаг Сэнкаку в сферу действия пятой статьи японо-американского диалога безопасности. Обнадеживающие для Токио, как казалось, ответы на этот вопрос стали поступать после избрания президентом Джо Байдена. И это создает весьма опасный контекст для эскалации напряженности в регионе. Предыдущие администрации США предпочитали избегать рисков втягивания в военный конфликт с Китаем из-за этих отдалённых от основного побережья Японии островов, проблема которых не раз использовалась японскими политиками-националистами для повышения своего рейтинга.

В текущей ситуации становится актуальным риск того, что острова Сэнкаку могут стать «геополитическим окном», через которое произойдёт уже втягивание самой Японии в возможный конфликт между США и Китаем. По мнению японских военных стратегов, в случае развития событий вокруг Тайваня по «горячему варианту», архипелаг Сэнкаку из-за своего географического положения может оказаться в зоне боевых действий, и в случае эскалации на островах может быть поднят флаг КНР, что может привести к прямому участию Японии в конфликте США и Китая.

В последнее время антикитайский дискурс в связи с проблемой Тайваня среди влиятельных японских политиков становится весьма ощутимым, из чего можно сделать предположение, что Япония, возможно, была бы не против такого участия. Заметный резонанс вызвало высказанное Синдзо Абэ в феврале 2022 г. в эфире телеканала Fuji мнение о том, что США следует отказаться от двойственной стратегии в отношении Тайваня[4]. Если С. Абэ к тому моменту уже находился в отставке, то другой политический «тяжеловес», Таро Асо, в июле 2021 г., в период одновременного нахождения на постах вице-премьера и министра финансов, заявил, что возможный конфликт в Тайваньском проливе представляет экзистенциальную угрозу для Японии, и что «Япония и США должны вместе защищать Тайвань»[5]. А это уже открытое наступление на «политику одного Китая», которую декларируют даже США. И это при том, что в Японии уже давно сложилась традиция, согласно которой действующие политики или кандидаты в премьеры обращаются с тайваньской темой крайне аккуратно.

Подобная риторика вносила свою лепту в эскалацию ситуации вокруг Тайваня, впрочем, несопоставимую по своим последствиям с недавней поездкой на остров Нэнси Пелоси. Вместе с тем, руководство Японии понимает, что опция втягивания в тайваньский конфликт для Японии имела бы гораздо более разрушительные последствия, чем потеря суверенитета над Сэнкаку. Там осознают, что даже задача безопасной эвакуации японских граждан с территории Тайваня и, тем более, Китая, окажется практически нерешаемой в условиях конфликта. И это не говоря о других более серьезных последствиях. В этой связи для Японии было бы, несомненно, разумнее обходиться без США в конфликтных вопросах, связанных с ее безопасностью.

Тем временем Токио последовательно наращивает свой военный потенциал, традиционно называя его оборонительным. Ещё 18 апреля стало известно, что Япония собирается укрепить оборону «южных территорий» после увеличения Китаем своего присутствия вокруг спорных островов в Восточно-Китайском море. По словам генерала Ёсихидэ Ёсиды, начальника штаба Сухопутных сил самообороны Японии, расширение дополнительных оборонительных сил необходимо, чтобы послать сильный сигнал претендующим на территории противникам[6]. А недавно (8 ноября), в японской прессе появилась информация, что в конце этого года впервые пройдут совместные учения береговой охраны Японии (эта служба подчиняется Министерству земли, инфраструктуры, транспорта и туризма) и морских Сил самообороны. Как сообщается, в ходе учений будет отработан механизм совместного реагирования на ситуацию «вторжения» в акваторию островов Сэнкаку, когда японским военным придётся иметь дело с ВМС потенциального противника. Кроме того, по результатам учений предполагается разработать механизм временного перевода береговой охраны Японии в распоряжение командования морских Сил самообороны в случае военного кризиса[7]. Однако, подобные меры в условиях общего следования за США в вопросах региональной политики могут привести к тому, что «серая зона безопасности» вокруг Сэнкаку может приобрести для Японии гораздо более темные оттенки.

Возвращаясь к теме учений «Острый меч», представляется целесообразным отметить, что они «странным образом» совпали по времени с такими важными событиями, как встреча «Большой двадцатки» в Индонезии (15-16 ноября) и форум АТЭС в Таиланде (18-19 ноября). При этом, впрочем, создавалось впечатление, что японо-американские учения, даже с учётом своей масштабности, были восприняты в Китае (уже обладающем первыми по количеству кораблей военно-морскими силами в мире), как рутинное мероприятие. Что, впрочем, является обманчивым.

В Бангкоке на полях саммита АТЭС 18 ноября состоялась первая за три года личная встреча лидеров Китая и Японии. Похоже, в Пекине решили не «поддаваться на провокацию» и не создавать негативного фона накануне саммита двух ведущих азиатских держав. Что касается результатов переговоров, то, хотя Си Цзиньпин демонстрировал ставший неожиданным для многих наблюдателей подчёркнуто дружелюбный настрой, особых поводов для оптимизма по итогам встречи у его собеседника не появилось. Фумио Кисида ожидаемо обозначил серьезную озабоченность ситуацией в Восточно-Китайском море и вокруг Тайваня, услышав в ответ, что морские и территориальные вопросы необходимо решать надлежащим образом, и что Китай не допустит иностранного вмешательства во внутренние дела[8].

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати