ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Японские санкции бьют по интересам жителей Хоккайдо и премьера

10:35 13.06.2022 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

2 июня в Токио состоялась встреча премьер-министра Японии Фумио Кисиды с губернатором префектуры Хоккайдо Наомити Судзуки, по итогам которой премьер-министр заявил, что займётся поиском альтернативы для программы безвизовых обменов между жителями Японии и населением Южных Курил, которая 21 марта была официально прекращена Россией в связи с недружественной политикой Японии. Российский МИД заявил о выходе из Соглашения о безвизовых обменах между южными Курильскими островами Российской Федерации и Японией от 1991 г., Соглашения о максимально облегченных посещениях бывшими японскими жителями южных Курил мест своего прежнего проживания от 1999 г[1]. К слову, безвизовые обмены зачастую использовались японской стороной в своих политических целях, отправляя в такие поездки предвзято относящиеся к России представителей японских СМИ и политических кругов. Но программа работала, пока не была поставлена на паузу двумя годами ранее из-за пандемии. За это время Южные Курилы посетили порядка восемнадцати тысяч японцев, в Японии побывали примерно восемь тысяч курильчан[2].

Не обошлось без политики и на этой встрече. В ходе встречи Фумио Кисиды и Наомити Судзуки, на которую пригласили группу японцев, проживавших на Южных Курилах до поражения Японии во Второй мировой войне, главе правительства в очередной раз была передана петиция с просьбой продолжить переговоры с Россией с целью «скорейшего возвращения Северных территорий».

Ф. Кисида ответил, что «правительство намерено предпринять необходимые меры с учётом пожеланий бывших жителей островов», пояснив при этом, что «трудно говорить о конкретных перспективах»[3]. В итоге премьер дал понять, что приоритетом для Токио является не возобновление диалога с Россией, а участие в усилиях Запада по её изоляции. 7 июня Япония к объёмному пакету антироссийских санкций (секторальных и персональных) добавила санкции против Россельхозбанка и Московского кредитного банка, а также против белорусского Банка развития. Кроме этого, японские власти объявили о запрете на вывоз товаров, «способствующих укреплению промышленной базы Российской Федерации». О каких именно товарах идет речь, в японском МИДе не уточнили[4]. Так что Япония «по полной» подключилась к западному курсу санкционного давления на Россию.

В тот же день позже МИД России заявил о приостановке действия Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов от 1998 г. Данный документ позволял японским рыбакам осуществлять промысел осьминога, скумбрии и других видов морских биоресурсов в рамках выделяемой российской стороной платной квоты у Южных Курил, размер квоты определялся в ходе ежегодных консультаций. В соответствии с Соглашением 1998 г., японская сторона ответственна за создание условий для осуществления оплаты «в связи с промыслом, сохранением и воспроизводством живых ресурсов»[5]. Однако, из-за присоединения Токио к санкциям против российских банков возникла задолженность со стороны японских юридических лиц. На решение России о прекращении действия Соглашения, вероятно, также повлияло и осознанное затягивание со стороны Токио подписания ежегодного исполнительного документа о предоставлении безвозмездной технической помощи Сахалинской области. В результате, Фумио Кисида, стремясь «наказать Россию за Украину», уже начал наказывать и японских рыбаков.

В Токио тут же начали высказывать сожаление по этому поводу, заявив, что «японская сторона намерена продолжить переговоры с российской стороной, чтобы операции в рамках соглашения продолжались».[6] Но, как говорится, что посеешь, то пожнешь.

Вопрос рыбного промысла всегда являлся важной частью повестки отношений между двумя странами. Это связано и с тем, что так называемое «аграрное лобби» Японии, важной частью которого являются рыбопромышленные круги, на протяжении многих десятилетий оказывает заметное влияние на японскую политику. Так принятие в марте 1956 года Постановления Совета Министров СССР об охране запасов и регулировании промысла лососевых в открытом море в районах, смежных с территориальными водами на Дальнем Востоке, во многом способствовало ускорению переговоров о нормализации советско-японских отношений, которые к тому моменту практически зашли в тупик из-за неуступчивости японской стороны и давления на неё со стороны Вашингтона. В апреле 1956 г. в Москву приезжал министр земледелия и лесоводства Итиро Коно, отвечавший и за рыболовство. К слову, его внук, харизматичный Таро Коно, мог бы стать и главой японского правительства, но уступил Фумио Кисиде в борьбе за пост лидера Либерально-демократической партии (ЛДПЯ). Впоследствии японская сторона шла на значимые уступки СССР/России для сохранения благоприятного для себя режима в вопросах рыболовства, что, впрочем, не способствовало искоренению браконьерства.

Для рыбаков Хоккайдо доступ в акваторию Южных Курил является жизненно важным вопросом, и пока ещё ни одному японскому правительству не удавалось «увильнуть» от его решения. И там понимают – кто создал эти проблемы на сей раз. При этом надо отметить, что все это происходит в весьма неподходящий для Фумио Кисиды момент. В июле предстоят выборы в верхнюю палату парламента (Палата советников), а в электоральном ландшафте Японии Хоккайдо - единственная префектура Японии, имеющая статус губернаторства, занимает весьма важную роль. В случае успешного выступления на этих выборах правящей партии, Фумио Кисида, как её лидер, сможет считать свою ключевую роль как политика выполненной, получив определённую «свободу рук» в реализации собственных взглядов на экономику и внешнюю политику. При этом у его влиятельных однопартийцев, например, бывшего премьера Синдзо Абэ и неформального лидера так называемой «прокитайской фракции» ЛДПЯ Тосихиро Никай, усиливаются опасения, что успешное выступление партии под руководством Фумио Кисиды на летних выборах приведёт к нежелательному усилению его авторитета с точки зрения традиции сохранения консенсуса, очень важной для японской политической сферы[7]. В свою очередь, неспособность дать внятный ответ на проблемы жителей Хоккайдо может стать источником «сильной головной боли» для нынешнего японского лидера и привести к реальному снижению его рейтинга.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати