ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Интервью с Его Святейшеством, Патриархом Сербским Порфирием

10:14 07.01.2022 •

Фото: pnp.ru

Перевод с сербского

1. Ваше Святейшество! Вы отметили в прошлом году 60-летие, а ранее Вас избрали Патриархом Сербским. Разрешите Вас поздравить и с юбилеем, и с избранием.

Для меня исключительная честь общаться с читателями вашего известного и влиятельного журнала. Весьма признателен за это. Считаю своим долгом воспользоваться возможностью, чтобы напомнить вашей аудитории о многовековых связях Сербской Церкви – а Церковь есть не что иное, как весь крещеный народ Божий – с Россией. Я не буду говорить ни о Средневековье, ни об эпохе графа Саввы Владиславича-Рагузинского, ни даже обо всем ХХ столетии, которое ознаменовали, с одной стороны, страдания, а с другой – укрепление и углубление наших братских отношений после прибытия русских беженцев в Сербию и на другие наши земли. Мы видим, что за первые два с небольшим десятилетия третьего тысячелетия наши связи в экономической и политической областях стали еще прочнее. А в области духовной они, конечно, стали, я бы сказал, намного прочнее, чем когда-либо ранее.

Вклад в достижение столь исключительного качества взаимоотношений внесли те, кто представлял Российскую Федерацию в Сербии в качестве послов. Разные по темпераменту и внешним особенностям, все они – благодаря своим человеческим качествам, своему дружелюбию, более того, своему братскому отношению, признанным не только политиками, но, я бы сказал, и каждым человеком в Сербии – олицетворяют собой сотрудничество между нашими народами. Сегодня я с удовольствием обмениваюсь мнениями с послом Александром Боцан-Харченко, чье смирение, почти монашеское, придает вескость и основательность его взглядам и рассуждениям. Я должен с молитвой вспомнить блаженнопочившего посла Виталия Чуркина, которого за защиту интересов нашего народа, а также защиту справедливости и международного права помнят здесь как своего рода рыцаря от дипломатии, героя. Да простит Господь его душу.

Конечно, для последних десятилетий международной политики и дипломатии значима личность министра Лаврова. Сербский народ, к сожалению – или к счастью – в конце концов, это только одному Богу ведомо – слишком часто оказывается в центре политики и дипломатического соревнования. Поэтому мы всегда с надеждой ожидаем выступлений Его Превосходительства министра Лаврова на международных форумах или в мировых столицах.

Признателен Вам за поздравления. Я благодарен, прежде всего, Господу за все, что он даровал мне в жизни. Моей личной максимой могли бы стать слова святого апостола Павла: Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил? (1 Кор. 4:7). Быть может, мудрость жизни достигается, когда человек переживает духовный момент, в котором он осознает, что все является даром Божиим, а он сам и все, что он делает, есть ответный дар на дар Божий.

Юбилеи же позволяют человеку взглянуть на свою жизнь с известной дистанции и увидеть, насколько он служил другим, памятуя о том, что Господь пришел в этот мир, чтобы нести служение – а не для того, чтобы ему служили люди – и отдать жизнь свою во искупление многих.

 

2. В начале прошлого года, Вы, говоря о Косово и Метохии, цитируя блаженнопочившего Патриарха Иринея, подчеркнули, что «самой большой заботой по-прежнему остаются наши многострадальные Косово и Метохия, наш духовный Иерусалим». Сейчас мы снова периодически слышим о нападениях на православные храмы и грабежах в них. В чем Вы видите наибольшую проблему: это проявление обычной преступности или проявление вражды со стороны националистических или радикальных сил, или это бездействие властей, или недостаток их правоохранительной деятельности?

Еще с конца восьмидесятых годов прошлого века создалось впечатление, что албанское население дисциплинированно и едино в достижении политических целей. Возможно, это естественное следствие кланового устройства. Однако гораздо точнее будет сказать, что нападения, о которых Вы говорите, являются производной всех упомянутых Вами факторов. Впрочем, один Вы не назвали – это иностранный фактор, который, может быть, и не подстрекал, и не вдохновлял нападения, но с июля 1999 года, когда ему нужно, закрывает на них глаза.

Для нас, однако, важнее всего то, что Косово и Метохия – наш духовный Иерусалим. Тысячелетиями после исхода евреи в диаспоре говорили: «Увидимся в следующем году в Иерусалиме». Сербская молодежь приветствует друг друга словами «Увидимся в следующем году в Призрене», показывая тем самым, что хранит память о том, что Призрен – это град сербских царей, престольный град, град царя Душана. Чтобы все знали, что, например, ценность храма Богородицы Левишки, названного так по средневековому топониму, не измерить никакими земными сокровищами. При этом они не призывают к конфликту или какой-либо агрессии.

Наш путь, путь нашего государства, нашего народа и Церкви – это путь диалога, мирного сосуществования, уважения к каждому человеку, ко всем положительным человеческим убеждениям. Но это не означает, что Церковь проявляет какой-либо релятивизм по этому вопросу. По вопросу Косово и Метохии, обетованной сербской земли, Церковь – и лично патриарх, стремится прямо, системно, различными способами повлиять на дух времени, на самое существо народа, совокупные общественные, политические и культурные обстоятельства в государстве так, чтобы характер рассуждений молодых поколений, выраженный в максиме «Увидимся в следующем году в Призрене», оставался постоянной парадигмой.

Мы бескрайне благодарны за поддержку в борьбе за справедливость и мир, за Косово и Метохию российскому государству, которое без колебаний налагает вето в Совете Безопасности ООН, Русской Православной Церкви, другим поместным Православным Церквам, и греческого, и славянского миров, а также Папе Франциску. Меня не оставляет надежда на то, что и в западном мире будет больше таких личностей, художников, интеллектуалов, как господин Хандке или археолог и историк Габриэль Милле, который назвал фрески Косово и Метохии самыми прекрасными произведениями средневековой Европы и сказал: «Сербы, не бойтесь, вы и ваши фрески нужны миру и его истории!».

 

3. Не так давно Вы лично побывали в Косово. Какие у Вас остались впечатления от этой поездки? Как там сейчас организована духовная жизнь?

Напрашиваются некоторые параллели между духовной жизнью в Косово и Метохии и духовной жизнью в Европе, точнее – в ее западной части. В южном сербском крае многие храмы разрушены, разграблены, осквернены – потому пустуют. В Европе тоже большое число опустевших церквей. С той лишь разницей, что они не разрушены и не осквернены теми, кто не желает Христа и Его Церковь. Храмы, где веками служили литургии, ныне превращены в рестораны, торговые центры, туристические достопримечательности, дискотеки и тому подобные места массовых развлечений. Возможно, отсюда и берет свое начало равнодушие к уничтожению церквей в этой части Европы и к страданиям христиан.

Прошу читателей простить меня, если мои слова прозвучали для них с горечью и едкостью. Но это связано с тем, что монастырь Мушутиште XIV века, в котором в 1985 году меня рукоположил владыка Павел, будущий Патриарх Сербский, в 1999 году – как вы уже предположили – был разрушен жителями тех мест до самого основания. Разрушена была и приходская церковь, также XIV века. Сожжены все сербские дома. Изгнанные из села Мушутиште сербы, если им не чинят препятствий, каждый год приезжают на руины церкви, где я был рукоположен, на Пятидесятницу – храм был посвящен Святой Троице – и там проходит Святая Литургия. Такова картина духовной жизни в Косово и Метохии. Там, где храм был разрушен или сожжен, если этому не противодействуют местные власти, служба проходит раз в год – в день святого, в честь которого воздвигнут храм. В этот день собираются верующие.

На севере края, где сербский православный народ остался в абсолютном большинстве, церковная жизнь, можно сказать, протекает нормально, обычно, как и во всех других районах Сербии, Республики Сербской, Черногории и т.д. В т.н. сербских анклавах – а по сути настоящих гетто там, где преобладает албанское население, что я бы назвал величайшим стыдом для Европы XXI века, – духовная жизнь существует. В каждом анклаве, каждом гетто есть священник или иеромонах, который на постоянной основе проводит службы в храме. Можно сказать, что богослужения проходят как обычно. Только это «обычно» нужно понимать очень и очень условно: повседневная жизнь замкнута внутри анклавов, иногда в пределах одной-двух улиц, и выходить вовне очень рискованно, особенно для женщин и детей.

С учетом всех этих обстоятельств – вкупе с пандемией COVID-19, которая не обошла стороной и южный сербский край, – можно сказать, что духовная жизнь организована очень хорошо. И это – заслуга епископа Рашско-Призренского Феодосия вместе с монашеством, священством и верным народом.

 

4. В прошлом году исполнилось 80 лет с начала геноцида сербского народа в Независимом государстве Хорватия (НГХ), где в концлагерях зверски убиты сотни тысяч сербов. Как Сербская православная церковь отмечает эту дату?

В центре всех мероприятий, проводимых Церковью по случаю памятных дат, всегда находится Святая Литургия. Так, безусловно, будет и весной этого года, в очередную годовщину начала страшных, невиданных страданий, геноцида, совершенного над сербским православным народом, над нашими братьями цыганами и над нашими братьями евреями на территории марионеточного нацистского проекта, получившего имя «Независимое государство Хорватия». Литургию по этому поводу, даст Бог, будем служить в Ясеноваце, где погублено наибольшее число людей, а также в других местах.

Святая Литургия, которую нам предстоит служить соборно в ходе очередного весеннего заседания Святого Архиерейского Собора, также пройдет в память о мученичестве тех, кто пал жертвой того, вероятно, самого жестокого и бесчеловечного, при этом четко спланированного и системного истребления отдельного народа в современной истории. Цель встреч в Ясеноваце и в других местах массовых экзекуций над безвинными людьми – через молитву и Святую Литургию обрести благодать Святого Духа, преобразиться. Потому как без Литургии, без молитвенного погружения в тайну креста Христова, тайну мученичества и тайну воскресения современный человек может враз обернуться немилосердным мстителем. Это бы значило только новый круг несчастий, которому нет конца.

Преображенный молитвой, православный человек никогда не винит и не будет винить потомков, детей в совершенном их родителями. Поэтому многие, не знающие духа и этоса православия, удивляются, как православный человек может прощать. Православные христиане всегда будут нести мир и дружество, но никак не возмездие. Каждый христианин должен все дарованное ему использовать во благо мира и взаимопонимания между людьми.

Сербская Православная Церковь будет и впредь поддерживать историков и других ученых в их трудах по утверждению исторической правды, разоблачению ревизионизма, который и здесь, на Балканах, и по всей Европе преследует простую цель – обелить нацистских и фашистских преступников. А в этом случае нельзя исключать новый виток спирали зла.

Подчеркиваю, что ни ретроспективное углубление знаний, ни преподавание в школах и университетах не должно служить злопамятству. Напротив – должно быть предупреждением для всех, дабы то зло, которое пережили сербы, евреи и цыгане во Второй мировой войне, никогда и нигде не повторилось.

 

5. Полагаю, что Вы согласитесь с тем, что поправки в Закон о свободе вероисповедания, принятые в парламенте Черногории представляют собой позитивный шаг: храмы теперь национализировать не будут, дискриминационный закон исправлен. Но не все проблемы решены. Черногорская сторона сорвала подписание соглашения с СПЦ, в то время как права Католической церкви в Черногории защищены конкордатом, у мусульман тоже имеется соглашение с государством, а у СПЦ – нет. Будет ли подписано соглашение?

Ваше замечание всецело отражает отношения между Церквами, религиозными сообществами и Правительством этой республики. Мы, вместе с архиереями, духовенством и верным народом в Черногории, который показал свое истинное лицо – прекрасное лицо – во время недавних литий, готовы сделать все, что в наших силах, дабы такое положение нашей Церкви – воистину несправедливое и неравноправное, а с учетом состава населения и исторических обстоятельств и совершенно абсурдное – переменилось. Разумеется, во благо всех: государства, Церкви, паствы Сербской Православной Церкви и тех, кто к ней не принадлежит. Никому не должен быть нанесен ущерб, ничьи права не должны быть ограничены за счет прав других. Повторяю, что мы готовы рассмотреть все варианты текста Договора, которые ранее были на столе. Но мы полагаем – наши юристы полагают – что текст можно улучшить. Если это будет сочтено целесообразным, можно начать и с чистого листа. Все во благо народа. Как и в любом другом деле, я и здесь хотел бы в равной степени учесть и защитить интересы обеих сторон, тем более что обе стороны на деле в большинстве своем представляют один и тот же верующий народ, наш народ. Таким образом, как и все в нашей Церкви, в этом отношении я абсолютный оптимист. В обозримый период, длительность которого определит, главным образом, динамика преодоления политических разногласий в Черногории, мы придем к решению во благо всех. Мы совершенно едины во мнении с нашими архиереями в этой республике, митрополитом Иоанникием, владыкой Мефодием, духовенством, монашеством. Готовы преданно работать во имя достижения цели.

 

6. В Хорватии в декабре позапрошлого года произошло разрушительное землетрясение, пострадали храмы СПЦ, много сербов остались без крова. Как сейчас обстоят дела с восстановлением храмов и с помощью нуждающимся?

Спустя девять месяцев после землетрясения в Загребе, столице Хорватии, где расположена кафедра Загребско-Люблянской епархии, которой я по сей день управляю, мы столкнулись с еще одним разрушительным землетрясением в районе Хорватии, известном под именем Бания. Эти земли веками были частью приграничной территории Австро-Венгерской империи, т.н. Военной Краины – преимущественно православные сербы защищали австро-венгерские восточные границы от соседней Османской империи. В результате Второй мировой войны, а затем трагического исхода сербов из Республики Хорватии во время войны 1990-х годов, этническая структура населения там значительно изменилась, и сегодня Бания – малолюдный и лишенный экономических перспектив край. Землетрясение усугубило и без того тяжелые условия жизни оставшегося населения. И до землетрясения я привозил в Банию гуманитарную помощь. Те, кто нашел в себе достаточно сил, чтобы остаться после войны, жили очень трудно. До некоторых деревень и в третьем тысячелетии не добралось снабжение электроэнергией. Я участвовал в договоренностях с Правительством Хорватии об обеспечении наших деревень электричеством. Может быть, Вы не поверите мне на слово, что подобное существует в Европейском союзе. Дома неоштукатуренные, окна некоторых затянуты пленкой. Детишки бедно одеты. И вот в эти бедные края пришло землетрясение.

Тогда наша Церковь организовала сбор помощи для пострадавших, которых было немало. Землетрясение произошло в конце декабря, поэтому мы сосредоточились на закупке контейнерных домов, чтобы те, кто остался без крова, могли пережить зиму. Так как природная стихия не отличала католиков от православных, ни мы, ни наша Церковь при распределении контейнеров для временного размещения не делали этого. Земля непрерывно содрогалась – сотни небольших землетрясений неделями, месяцами усиливали беспокойство и страх. Некоторые храмы были полностью разрушены, тогда как в других не могли проводиться богослужения из-за риска обрушения.

Спустя год после землетрясения, благодаря любовному участию многих людей, началось восстановление храмов и домов наших верующих. Но, конечно, процесс этот идет недостаточно быстро. Мы особенно благодарны сестринской Русской Православной Церкви, которая одной из первых предложила помощь и полностью взяла на себя восстановление храма Рождества Пресвятой Богородицы в городе Глина. Этот храм, как и сам город Глина – место ужасных, неописуемых страданий, мучений тысяч православных в годы Второй мировой войны – имеет для нас особое значение.

Предстоят годы восстановительных работ, и государство, надеюсь, возьмет на себя руководящую роль. Это, конечно, нисколько не умалит наших усилий по восстановлению того, что нуждается в восстановлении, но прежде всего по сбережению населения, которое, если ему не будут предложены более-менее достойные условия для жизни, продолжит покидать свои родные края.

 

7. Ваше отношение к созданию Константинопольским патриархатом неканонической Православной церкви Украины (ПЦУ) известно. Теперь и у СПЦ появилась схожая проблема на ее канонической территории в Черногории. Что Вы можете сказать по поводу этих процессов, происходящих в православном мире?

Все же буду вынужден частично Вас опровергнуть. Можно сказать, что в Черногории существует группа церковных делинквентов, «темных» фигур, которые – я почти убежден – и сами не верят в то, что они представляют собой неких священников, а их объединение представляет собой некую церковь. На деле они просто плохие актеры. Во главе их стоит поп-расстрига, про которого всем в Черногории известно то, что он с юности состоял на службе коммунистической тайной полиции, которая устраивала гонения на Церковь. Их история сегодня – нечто среднее между фарсом и комедией, и нет сомнений, что в последнем ее действии все актеры признаются, что участвовали в реалити-трагикомедии. Воистину трудно понять тех, кто все еще поддерживает этот проект. Никаких реальных проблем в Черногории я не вижу. Знаю, что Ваша дигрессия – пусть это был лишь способ подтолкнуть наше обсуждение – не пришлась бы по нраву упомянутым епископам Иоанникию и Мефодию, которые являют собой пример настоящих витязей православия.

Наша позиция по церковному вопросу на Украине хорошо известна; уверен, что и нашим читателям, которые интересуются этими темами. Скажу только, что вопреки той поразительной легкости, с которой Константинопольский Патриархат оставил без внимания святые каноны, экклесиологию, вековой порядок Православной Церкви, Священное Предание, мы по существу – как и, убежден, сестринская Русская Православная Церковь – не отказываемся от любви к Матери-Церкви и надеемся, молимся, что придет день, и как можно скорее, когда будут отринуты неправославное антицерковное влияние и нецерковные проекты, которые, как я могу видеть, никому и на Украине не принесли ничего хорошего, и когда мы все в духе соборности Церкви вернемся к братской любви и всеправославному решению всех проблем.

 

8. Вы поддерживаете регулярный диалог с Послом Российской Федерации в Республике Сербии Александром Боцан-Харченко. Какие вопросы обсуждаются на встречах?

В местных дипломатических и политических кругах хорошо известно, что с первого дня в качестве Предстоятеля Сербской Православной Церкви по вопросам, которые касаются Православной Церкви в мире, а также проблемам, с которыми христиане сталкиваются сегодня в целом, и проблемам в связи с положением сербского народа я прежде всего советовался с Его Превосходительством Александром Боцан-Харченко. Его смирение в диалоге на деле показывает прочность позиций, которых он придерживается. Это импонирует каждому собеседнику вне зависимости от того, разделяет ли тот высказанное мнение полностью или нет.

 

9. Вы встречаетесь и с послом США, и с другими западными дипломатами, которые часто «советуют» сербам ориентироваться на ЕС и дистанцироваться от России.

Как и посол Александр Боцан-Харченко, послы западных держав понимают и принимают, что мои интенции носят в большей степени духовный характер и в меньшей – политический. С другой стороны, всем нам известно, что СПЦ заботится о своем верном народе и несет ответственность за него – а он в большом числе проживает в США и странах Европейского союза. В конце концов, я себя чувствую европейцем, который любит весь наш Старый континент во всей его целостности, от Лиссабона до Владивостока. И когда я критикую западную политику, я не перестаю относиться к западной цивилизации с уважением, воспринимать ее как часть своей идентичности и идентичности моего народа.

 

10. Многие сегодня в православном мире обсуждают последствия эпидемии COVID-19. Ваш предшественник Святейший Патриарх Ириней занимал строго каноническую позицию в отношении порядка Богослужения и преподания Причастия. Попытки десакрализации храмового пространства, лжицы, икон и крестов вызвали неоднозначную реакцию среди православных. Нашлись и такие представители Церкви, которые солидаризировались с подобными действиями, допуская возможность заражения от священных предметов. Сохраняет ли СПЦ преемственность в этих вопросах?

Вне всякого сомнения. В нашей Церкви в Белграде и в других местах я лично знаю нескольких священников, которые, например, во время волны эпидемии ВИЧ были духовниками в больницах, где лечились зараженные. Служили Литургии каждый день, причащались вместе с больными – и по сей день живы и здоровы. Представьте, сколько бы священников пережило нынешнюю эпидемию COVID-19, если бы вирус передавался во время причастия? Очень немногие. Поэтому для нас это не вопрос. Мы молимся Богу, чтобы болезнь прошла как можно скорее, и чтобы мы, православные христиане, как и все другие люди, до тех пор не стали жертвами сознательного распространения страхов, причем не только страха вируса, но и страха ближнего, с которым советуют держать социальную дистанцию. Мы, православные, следуем изречению святых отцов: Видел лицо брата своего, видел Бога своего, а не той идее, о которой писал Сартр: мой ближний – мой ад. Для Церкви, для священников – уверен, и для психологов – главным вопросом должно быть, как людям в этих условиях сохранить духовное здоровье, Богом данную свободу.

 

11. В последнее время активно обсуждается заявление руководителя представительства Константинопольского патриархата при Всемирном совете Церквей в Женеве архиепископа Тельмесского Иова о календарной реформе в православном мире с тем, чтобы установить единую с католиками дату празднования Пасхи. Каково Ваше отношение к этому заявлению?

Наша Церковь не будет заниматься этим вопросом. Истина в том, что это не догматический вопрос, однако, когда некоторые Православные Церкви перешли на новый, григорианский календарь, между ними в этой связи возникли конфликты. Это не богословский вопрос par excellence, не вопрос, имеющий существенное значение. Но мы не хотим утверждать, что владыка Иов поднял его по какой-то непринципиальной причине. Предполагаю, что это было сделано по неким соображениям практического свойства, связанным с греческой диаспорой, отпусками работников и каникулами студентов или чем-то подобным. Сербская же диаспора не выражает такие потребности, хотя сталкивается с похожими трудностями. Есть целый ряд существенных вопросов, которые необходимо разрешить в диалоге с Римско-католической церковью, который ведет нас к одной, заповеданной Господом цели – да будут все едино.

 

12. Ваше Святейшество, хотели бы Вас поблагодарить за поддержку Русской православной церкви в вопросе церковной ситуации на Украине. Какова позиция СПЦ по данному вопросу сейчас?

Мы не изменим нашу позицию. Оказываем и продолжим оказывать значительную поддержку митрополиту Онуфрию и его Церкви. Проведенная Вами немногим ранее аналогия между Украиной и Черногорией недостаточно точна, но понятна. И мы, как и вы, пережили распад федеративного государства. В этом событии неприятели православия – а я бы сказал: неприятели христианства – увидели возможность расколоть автокефальные или автономные Церкви. Поэтому мы хорошо понимаем, что происходит на Украине. Поэтому высоко ценим то, как блаженной памяти Патриарх Алексий вел корабль Русской Церкви в те бурные и тяжелые времена, а также как Патриарх Кирилл – смело заявлю – триумфально ведет ее в третьем тысячелетии. Самая широкая свобода, полная автономия в управлении, которую Русская Православная Церковь предоставила Украинской Православной Церкви, есть пример проявления высочайшей икономии и церковного сознания.

 

13. Известно, что Вы преподаете на Богословском факультете Белградского университета. Не могли бы Вы рассказать о значении факультета для Сербии и сербского народа, о его настоящем и будущем?

Как у Предстоятеля Церкви, у меня более нет возможности преподавать в университете, но любовь моя к нему поистине сравнима с любовью к матери-кормилице. Эта любовь длится свыше четырех десятилетий. Сегодня я прежде всего радею о сохранении у студентов верности одновременно святому алтарю и профессорской кафедре, чтобы они понимали: теология есть не только подвиг интеллекта, исключительных человеческих способностей и проницательности. Это необходимо, но недостаточно. Теология – подвиг существования в целом и жизни в Духе Святом.

Факультет занимает весьма важное место в жизни нашей поместной Церкви. Это источник постоянного обновления нашей богословской мысли, источник верности Священному Преданию нашей Церкви, источник духовного просвещения…

 

14. Ваше Святейшество, хорошо известно о роли Русской православной церкви, российских деловых кругов и российского политического руководства в создании и благоукрашении храма Святого Саввы в Белграде. Именно здесь прошло заседание Архиерейского собора СПЦ, на котором Вы были избраны Патриархом. Как Вы оцениваете вклад России в создание храма? Известна ли дата его освящения?

История храма Святого Саввы, заветного храма всего сербского народа поистине значительна и трудна. Она длится столетиями и началась еще в XVI веке, когда турки сожгли мощи нашего величайшего святителя, а наш народ дал обет воздвигнуть на месте, где это произошло, свою самую большую церковь. Сербский народ, его Церковь и государство начали исполнять этот обет еще в XIX веке, а строительство храма началось в годы между двумя войнами, при патриархах Варнаве и Гаврииле. Во время фашистской оккупации и в последующие десятилетия коммунистической диктатуры строительство святыни остановилось. Его возобновил мой предшественник, блаженнопочивший Патриарх Герман, а продолжили и завершили патриархи Павел и Ириней. Хотел бы заметить здесь, что Патриарх Павел приостановил работы в храме в годы гражданской войны в Югославии – хотя средства тогда были – поскольку для сербского народа это было время страданий. Многие века и бесчисленные благотворители вошли в историю строительства этого храма.

С учетом переплетенности истории России и Сербии было бы удивительно, если бы русские не сыграли значительную роль и в этом великом сербском начинании во славу Божию. Все мы весьма признательны Его Святейшеству Патриарху Кириллу и Русской Православной Церкви за помощь, благодаря которой были начаты работы по созданию внутреннего убранства храма Святого Саввы. Сам президент Путин еще в 2011 году, когда впервые посетил храм, проявил заинтересованность в том, чтобы и великий русский народ, и государство внесли вклад в исполнение обета сербского народа. Воистину благодарны российским компаниям – «Газпрому» и другим, которые предоставили художникам из России возможность применить свой данный Богом дар для благоукрашения храма Святого Саввы. Ныне и этот этап строительства завершен. Нам предстоит лишь великое освящение храма, и после него мы сможем с миром в душе сказать: мы, сербы, полностью исполнили обет перед своим величайшим святителем и просветителем, святым Саввой.

 

15. В 2008 году Вы стали главой Совета Республиканского радиовещательного агентства Сербии. Каково Ваше отношение к СМИ, к радио, ТВ, к социальным сетям? Какую роль, на Ваш взгляд, могут они играть в продвижении христианских ценностей?

Нам кажется, что 2008 год был не так давно, но в контексте средств массовой информации, коммуникационных и информационных технологий это уже далекое прошлое. Обязанность Церкви ­– отслеживать развитие СМИ и по формату и способу подачи приспосабливать к новым условиям свою миссию – проповедовать Христа распятого и Воскресшего. В цифровом мире отсутствуют даже границы меж континентами, а подавно между религиями, церквами и так далее. На днях мне показали весьма занимательную программу, которую Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата распространяет в социальных сетях на сербском языке. Программа поучительная, продуманная и отвечающая пристрастиям определенной части населения. Интересная, так как в ней уделяется внимание и некоторым пограничным феноменам. В нашей Церкви, помимо иных просветительских и миссионерских задач, мы как раз выстраиваем систему медиа, которая должна идти навстречу поискам современного человека, окруженного социальными сетями. Так что передача, которую сестринская Церковь сделала на нашем языке, есть драгоценный указатель: на что следует обратить внимание при определении содержания и характера программ.

Редакция выражает благодарность Посольству России в Сербии и лично пресс-атташе Маргарите Комиссаровой за помощь в организации интервью.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати