ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Власти Армении продолжают курс многовекторности

09:52 26.12.2021 • Александр Ананьев, старший советник МИД в отставке, руководитель делегации на переговорах по присоединению России к Генеральному соглашению ВТО по услугам (1999-2001 гг.)

Часть 1

Часть II: второе полугодие 2021 год

Извилистая дорога в Сочи

Получив мандат народного доверия, Н.Пашинян первым делом принялся решать организационные и кадровые вопросы в парламенте и правительстве, а также вводить репрессивные ограничения по отношению к армянской оппозиции с целью укрепить свою власть. Тем временем, Баку и Анкара стали требовать от Еревана решения главного для них вопроса, зафиксированного в Трехстороннем заявлении - разблокирования транспортного маршрута через Армению из Азербайджана в Нахичевань. Однако вариант, который Турция и Азербайджан предложили для восстановления путей сообщения в виде так называемого «Зангезурского коридора», вызвал новый всплеск недовольства в Армении. Армянские эксперты опасаются, что открытие Зангезурского коридора станет «прямым нарушением территориальной целостности Армении»[1]. 

С точки зрения экспертов, коммерческий интерес проекта находится на втором плане, а геополитика - на первом месте. Главными его выгодополучателями станут Азербайджан и Турция, поскольку Анкара получит не только прямую сухопутную связь через Нахичевань и упомянутый коридор с остальным Азербайджаном, но и прямой доступ к тюркоязычным странам и рынкам Центральной Азии. Запад поддерживает этот проект, потому что через члена НАТО - Турцию - он в перспективе может продвинуть свою инфраструктуру в республики Средней Азии и получить контроль над северной границей Ирана.

Последний также расценивает Зангезурский коридор как «нарушение коммуникационного суверенитета Ирана»: чтобы попасть в соседнюю Армению, иранцам придется пересекать полосу, контролируемую третьими странами, что подорвет геополитические возможности Ирана в регионе, отстранит Иран от региональной энергетики и в определенной мере нанесет удар по китайской инициативе «Один пояс, один путь». Тегеран заявил о своем желании не допустить усиления турецко-азербайджанского союза, демонстративно провел на своей территории в приграничных с Арменией и Азербайджаном районах масштабные военные маневры. Тогда же Иран предупредил Турцию и Азербайджан о нежелательности их военного натиска на Армению.

Армянская оппозиция возобновила протестные акции, подозревая, что во время закрытых встреч с азербайджанским и российским президентами Н.Пашинян давал некие обещания, идущие вразрез с национальными интересами, чтобы удержать свою власть в самой Армении. Протесты заставили действующего премьера сделать паузу - как по разблокированию транспортных коммуникаций, так и по делимитации границы с Азербайджаном. Он стал активно искать поддержки западных стран для дополнительных переговоров по этим вопросам. Так, в октябре в Ереване обсуждалась возможность мирных переговоров между Арменией и Азербайджаном, которые были бы организованы усилиями европейских посредников[2]. В ноябре армянский премьер отказывался от трехстороннего саммита (Россия-Азербайджан-Армения), который собирались приурочить к первой годовщине окончания 44-дневной войны, пока глава Евросовета Ш.Мишель не анонсировал встречу Н.Пашиняна с И.Алиевым на полях саммита «Восточное партнерство»[3] 15 декабря в Брюсселе. 

Между тем президента Азербайджана категорически не устраивала невнятная позиция Еревана по разблокированию коммуникаций. Еще в апреле он твердо заявил, явно выступая при поддержке президента Эрдогана: «Мы реализуем Зангезурский коридор, хочет того Армения или нет. Если захочет - будет легче решить этот вопрос, если не захочет - решим силой»[4].

В середине сентября И.Алиев от слов перешел к действиям. Азербайджан, воспользовавшись недостаточной детализацией Трехстороннего заявления и отсутствием делимитации и демаркации границы, фактически установил таможенный контроль на автодороге, по которой идут перевозки из Армении в Иран. Через неделю после отказа Н.Пашиняна от трехсторонней встречи в Москве 9 ноября Азербайджан продолжил силовой захват спорных приграничных территорий. Столкновения произошли на южных участках армяно-азербайджанской границы недалеко от границы с Ираном. При этом Тегеран ничего не предпринял для того, чтобы остановить продвижение азербайджанских военных. В то же время при посредничестве Министерства обороны России перемирие было объявлено через 4 часа после начала боев.

Ереван обвинил Баку в силовой попытке принудить Армению в кратчайшие сроки приступить к делимитации границы и открытию Зангезурского коридора, а России пригрозил «обратиться к другим международным партнерам». Вскоре стало известно, что уже согласована встреча лидеров Армении и Азербайджана в рамках «Восточного партнерства». Однако Москве удалось убедить Н.Пашиняна и И.Алиева в необходимости до Брюсселя встретиться в Сочи 26 ноября и согласовать важные решения[5].

На встрече в Сочи Россия содействовала решению практических и технических аспектов урегулирования и разблокирования всех экономических и транспортных связей в регионе. Стороны договорились о старте делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы и создании двусторонней (Азербайджан-Армения) Комиссии по этому вопросу[6].

До встречи в Брюсселе также состоялось первое заседание региональной платформы «3+3» (Россия, Турция, Иран + Армения, Азербайджана, Грузия) по обеспечению стабильности на Южном Кавказена уровне заместителей министров иностранных дел. Его повестка вытекала из обсуждения постконфликтного урегулирования в Сочи и была посвящена ключевым вопросам разблокирования и создания транспортных артерий в регионе, а также делимитации армяно-азербайджанской границы.

Грузия в результате отказалась приехать после окрика из-за океана, причем даже не со стороны Госдепа, а от главы Пентагона[7]. Примечательный разворот, ведь еще в октябре, выступая по грузинскому телевидению, глава МИД Грузии говорил, что страна «не должна отстать и оставаться в стороне от важных процессов, инициированных президентом Турции Эрдоганом», имея в виду формат «3+3».

Цель данного формата — создать на экономической основе политическую структуру, которая будет решать проблемы исключительно за счет усилий стран-участниц, без внешнего вмешательства. Судя по всему, именно это и не устаивает западных кураторов, поскольку они утратят рычаги влияния в важном регионе.

Представитель Армении на заседании хотя и участвовал, но ограничился призывом воздерживаться «от дублирования других международных платформ, в том числе форматов урегулирования конфликтов, обладающих мандатом», имея в виду МГ ОБСЕ.

Брюссельская альтернатива: помогла ли заграница?

В отличие от договоренностей, достигнутых при участии Москвы, план Брюсселя содержал пункт о «проведении мирных переговоров для рассмотрения вопроса о статусе Карабаха».

Армении возлагала большие надежды на встречу в Брюсселе. Руководство республики считало Евросоюз последней инстанцией. Еще до сочинского саммита армянский премьер всячески стремился к интернационализации проблемы статуса Нагорного Карабаха: «Вопрос Карабаха — международный вопрос. Наша задача — ввести в коммуникацию вопрос о правах армян Карабаха с позицией международного сообщества»[8]. В Брюсселе Н.Пашиняну предоставилась такая возможность, но в итоговом заявлении Ш.Мишеля,[9] главы Европейского Совета, модератора этой встречи не было и намека на рассмотрение карабахского вопроса. Не нашлось места, даже косвенно, и для осуждения Азербайджана за вторжение на территорию Армении 16 ноября 2021 г., на что в Ереване также рассчитывали.

Не была ни разу упомянута и Минская Группа ОБСЕ. Видимо, ЕС уже не рассматривает формат института сопредседателей как актуальный.

В «лучших традициях» европейской дипломатии глава Евросовета многословно пожелал недавно воевавшим странам «жить дружно» и преодолеть конфликт («overcoming the conflict»). Суть: не разрешить конфликт, что предполагало бы продолжить переговорный процесс, например, по статусу Нагорного Карабаха, но именно преодолеть, перевернуть страницу или смириться со status quo.

Пожелание Ш.Мишеля сторонам конфликта взаимно уважать суверенитет без какой-либо оговорки по поводу статуса Нагорного Карабаха также можно расценивать в том смысле, что в ЕС вопрос решен в пользу Азербайджана. Следует отметить, что спустя 3 дня после встречи с Ш.Мишелем И.Алиев заявил, что Азербайджан готов увеличить экспорт газа в европейские страны[10].

Вместе с тем Брюссель пообещал выделить экспертов (группу консультантов) для поддержки в делимитации и демаркации границ между двумя республиками. Непонятно, о какой технической помощи Армении и Азербайджану со стороны ЕС шла речь, так как процесс уже идет под патронажем России, основа для переговоров – карты генштаба СССР - находятся в ее распоряжении. Единственно, ЕС может, как обычно, «помочь консультациями», к примеру, для решения вопросов природопользования, разделения природных объектов на линиях разграничения.

В заявлении Ш.Мишеля выражается готовность ЕС поддержать создание коммуникационной инфраструктуры, включая экономическую и инвестиционную поддержку. Подчеркнута необходимость соблюдать таможенные и пограничные процедуры «на основе принципа взаимности». С одной стороны, это означает исключение принципа «экстерриториальности» коридора, что всегда подчеркивала и Россия[11]. С другой стороны, такую формулировку можно трактовать так, что Лачинский коридор должен иметь такой же правовой режим, как и Зангезурский коридор, что неприемлемо для Армении. Однако именно о равенстве статусов обоих коридоров заявил И.Алиев на пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Й. Столтенбергом в Брюсселе[12] и не услышал возражений.

В заявлении председателя Европейского совета есть пункт о создании платформы для экономического сотрудничества и укрепления доверия между Ереваном и Баку. Вовлечь другие страны в гуманитарный процесс - разделить с западными партнерами бремя послевоенного восстановления Карабаха - не противоречит российским интересам. Другое дело, что при этом ЕС постарается создать параллельную переговорную площадку, на которой можно будет пытаться нивелировать российское лидерство в урегулировании конфликта.

Ш.Мишель призвал соблюдать трехсторонние заявления от 9 ноября 2020 года, 12 января и 26 ноября 2021 года, что подтвердило безальтернативность урегулирования конфликта по российскому сценарию.

Если исходить из союзнических обязательств, то Еревану, казалось бы, должна быть выгодна ключевая роль России в регионе. Вместе с тем именно Ереван стремился вовлечь в процесс урегулирования Запад, стараясь ослабить, таким образом, роль Москвы. Что касается Европы, то сейчас она получила свою выгоду и сможет подчеркнуть свою значимость для всего региона, хотя бы в плане гуманитарной помощи. 

Надежды избирателей, что Н.Пашинян получит от Запада поддержку Армении, не оправдались. В отношении Еревана можно констатировать, что маневры Н.Пашиняна на разных политических полях не принесли никаких дивидендов Армении, а только отдалили ее от России как стратегического союзника.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[3] Программа ЕС «Восточное партнерство» направлена на развитие связей и контактов со странами постсоветского пространства – Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной. Российские официальные лица неоднократно подчеркивали антироссийский характер программы.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати