ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Власти Армении продолжают курс многовекторности

11:31 25.12.2021 • Александр Ананьев, старший советник МИД в отставке, руководитель делегации на переговорах по присоединению России к Генеральному соглашению ВТО по услугам (1999-2001 гг.)

Прошедший год в Армении был насыщен внутри- и внешнеполитическими событиями, которые определят будущее республики на ближайшие годы.

В 2021 году Армения жила под спудом поражения в Карабахской войне осенью 2020 г. В стране произошли массовые беспорядки, состоялись досрочные парламентские выборы, которые подтвердили мандат Н.Пашиняна на фоне апатии избирателей и дезорганизации оппозиции. Выполнение обязательств о разблокировании транспортных коммуникаций в соответствии с Трехсторонним заявлением о прекращении огня в Нагорном Карабахе[1] вызывают опасения в Армении. В стремлении заручиться поддержкой Запада Н.Пашинян обратился к ЕС, но западные партнеры намерены помочь Армении лишь консультациями. Предлагаем итоговый анализ сложившейся на конец 2021 года ситуации. (2 части)

Часть I: первое полугодие 2021 года

Внутриполитическая турбулентность

Н. Пашинян, утратив массовую поддержку населения после поражения Армении в 44-дневной войне с Азербайджаном в ноябре 2020 г., стремился укрепить свою власть. Так, были подготовлены законопроекты, ограничивающие свободу слова[2], и усилено давление на судебную систему, которая ранее зачастую противилась санкционировать аресты политических оппонентов действующей власти.

Вместе с тем, чтобы отвести общественное недовольство от своей персоны и возглавляемой им партии, премьер через подконтрольные властям СМИ, экспертов, блогеров, «фабрики фейков»[3] стал активно (и надо сказать не безуспешно) внедрять в общественное сознание мысль, что именно руководство армии вместе с прежними властями и (как это ни странно) Россией - главные виновники поражения в войне.

В ответ армия, точнее — почти весь высший офицерский состав во главе с начальником Генштаба О. Гаспаряном и все командующие корпусами (не присоединились лишь несколько высокопоставленных офицеров) подписали заявление о том, что армейское руководство устало терпеть действия властей по дискредитации Вооруженных сил. Генералитет также предупредил правительство о недопустимости применять силу против мирных демонстрантов. Заявление Генштаба сразу поддержали оппозиционные фракции парламента, ведущие силы внепарламентской оппозиции, выступающие за отставку премьера.

Н.Пашинян назвал действия генералитета попыткой военного переворота и заявил о готовности пойти на внеочередные парламентские выборы. Объявив их на июнь, он очень эффективно использовал время: укрепил свое влияние на полицию и Службу национальной безопасности, а также обеспечил лояльность депутатов из подконтрольной ему правящей партии «Гражданский договор» (из 88 депутатов фракции покинули ее всего пять человек).

В то же время оппозиция больше декларировала намерения, чем совершала реальны шаги. Так, в первые дни после Трехстороннего заявления (ноябрь 2020 г.) Ереван заполнили протестующие массы, органы правопорядка бездействовали.[4]

Лидеры разобщенной оппозиции не воспользовались ленинским заветом «вчера было рано, а завтра будет поздно». Создавалось впечатление, что они решили повременить, предоставив возможность Н.Пашиняну на первых порах самому нести ответственность за последствия разрушительной деятельности «революционного» правительства и выполнять тяжелые условия Трехстороннего заявления по передаче оккупированных территорий Азербайджану.

Однако именно нерешительность лидеров оппозиции привела к разочарованию части общества, настроенной против правления Н.Пашиняна. Когда в феврале оппозиционеры все же решили, что настало время сменить власть, Н.Пашинян уже к этому готов, а протестные акции постепенно затихали. Это дало повод премьеру заявить, что он не подаст в отставку, так как «нет общественного запроса», и что протест носит элитарный характер. Как пел В.Высоцкий: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».

Со вступлением в предвыборную борьбу экс-президента Р.Кочаряна вялотекущие протесты многочисленной, но разрозненной оппозиции, резко сменились на бескомпромиссную «борьбу до победного конца» между сторонниками бывшего президента и действующего премьера. Однако разногласия внутри оппозиционного движения в целом по тактике борьбы и видению своей роли в «новой» Армении, а также апатия большой части общества и разочарование избирателей во всех политических силах, не позволили оппозиции использовать весь потенциал политической борьбы за власть даже после демарша генералитета.

Досрочные парламентские выборы

До самого дня голосования мало кто верил в то, что Н. Пашиняну удастся удержать власть. Однако результат его партии оказался вдвое больше, чем у блока Р.Кочаряна. В итоге он получил неоспоримый мандат народного доверия, а его партия «Гражданский договор» - такую же долю депутатских мандатов, как после выборов 2018 г. на волне эйфории «Бархатной революции»[5].

Согласно опросам накануне и даже в день выборов, обе главные политические силы конкурировали на равных, используя при этом разную агитационную стратегию. Если в 2018 г. Н. Пашинян делал ставку на молодежь, то в 2020 г. свою предвыборную агитацию он построил в расчете на провинциальный электорат, в основном без высшего образования. Неудачи своего правления в мирное и военное время Н. Пашинян сваливал на предшественников («бывших»), обещал отобрать неправедно нажитые деньги у коррупционеров и вернуть их простым людям. Он внушал им, что будет выгодно разблокировать транспортные маршруты в регионе, даже за счет отказа от идеи воссоединения Армении с Карабахом.

В свою очередь Р.Кочарян использовал «негативную повестку», которая была характерна для всей армянской оппозиции. Он выставлял Н.Пашиняна препятствием для развития Армении и обвинял премьер-министра в поражении в войне и потере значительной части Карабаха, учитывая то, что заявления Н.Пашиняна («Карабах - это Армения, и точка») и танцы в Шуше стали толчком к азербайджанскому наступлению. Экс-президент выступал за восстановление управляемости государства, за национальные ценности, на основе которых предлагал построить будущее республики. Он обещал вернуть армян в Гадрут и Шушу (города Карабаха, перешедшие Азербайджану), а в перспективе и взять контроль над этими городами.

Запад однозначно - иногда явно, иногда завуалировано - поддерживал Н. Пашиняна, несмотря на его переход к авторитарному методу правления. Прямое или косвенное содействие ему оказывали все связанные с западными фондами НПО, СМИ и эксперты. США резко одернули руководство армии республики за вмешательство в политические процессы. Даже власти Турции на уровне президента и главы МИД подвергли критике действия военных и стали активно комментировать внутриполитическую ситуацию в РА, поддерживая Н. Пашиняна.

Москва, по мнению экспертов, двум соперничающим политикам предпочла невмешательство во внутренние дела. Обозреватели объясняют это тем, что, несмотря на постоянные реверансы в адрес России, действующая власть в Армении во главе с Н. Пашиняном имеет прозападную ориентацию, поэтому при благоприятных конъюнктурных обстоятельствах постарается сменить внешнеполитический вектор. Соответственно амбивалентность руководства страны вызывала сомнение в надежности Армении как стратегического союзника России в долгосрочной перспективе.

Казалось бы, в пользу оказания поддержки Кочаряну говорили два важных фактора: его проверенная временем пророссийская позиция и имидж эффективного менеджера, который он заслужил в период своего президентства. С ним можно было бы строить долгосрочные планы и в области региональной безопасности, и в области инвестиций в экономику республики. Однако взгляды Кочаряна на постконфликтное развитие Нагорного Карабаха, судя по предвыборной риторике, были жестче и непримиримее, чем у Пашиняна. Такая позиция могла поставить под вопрос выполнение Трехстороннего заявления о прекращении огня в Карабахе. Кроме того, ошибочным, по мнению политических аналитиков, было решение экс-президента использовать АРФ «Дашнакцутюн» в качестве основного союзника на выборах. Эта исторически прозападная партия (что сейчас она не афиширует) имеет широкую поддержку в армянских зарубежных диаспорах, но не популярна в самой Армении (на выборах 2018 г. ей не удалось преодолеть избирательный порог и пройти в парламент).

Избирателям фактически предлагалась дилемма: либо проголосовать за партию, которая за счет отказа от поддержки суверенитета Карабаха и разблокирования транспортного коридора на своей территории наладит отношения с Турцией и Азербайджаном, либо сделать выбор в пользу авторитарного, технократичного и во многом пророссийского лидера, но неуступчивого переговорщика, жестко отстаивающего национальные приоритеты («независимость, Карабах и победа»).

Однако такая долгосрочная перспектива не нашла отклика у избирателей, да и карабахский вопрос, судя по всему, стал для них обузой и неразрешимой проблемой. Поэтому большая часть из проголосовавших (половина электората не пришла на выборы) одобрила первый вариант[6].

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Заявление Президента Азербайджанской Республики, Премьер-министра Республики Армения и Президента Российской Федерации от 10 ноября 2020 года. http://www.kremlin.ru/events/president/news/64384

[4] Фраза, которую современные историографы, оценивая события октября 1917 года, приписывают Владимиру Ульянову (Ленину)

[5] Внеочередные парламентские выборы прошли в Армении 20 июня, в них приняли участие 21 партия и четыре блока. Партия "Гражданский договор" и.о. премьера Н.Пашиняна, согласно данным ЦИК, победила с 53,91% голосов, блок "Армения" экс-президента Р.Кочаряна набрал 21,09%. Третий результат у блока "Честь имею" во главе с экс-главой Службы нацбезопасности А.Ванецяном (де-факто за ним стоит бывший президент Армении С.Саргсян) с 5,22%. И хотя блок не набрал необходимых 7% голосов, согласно законодательству, прошел в парламент, так как в законодательном органе обязательно присутствие как минимум трех политических сил.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати