ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Азербайджан – Армения: практические решения приняты в Сочи, декларации отложены до Брюсселя

11:14 02.12.2021 • Александр Ананьев, старший советник МИД в отставке, руководитель делегации на переговорах по присоединению России к Генеральному соглашению ВТО по услугам (1999-2001 гг.)

В итоговом заявлении[1] после встречи в Сочи 26 ноября президента Российской Федерации В.Путина с президентом Азербайджана И.Алиевым и премьер-министром Армении Н.Пашиняном были намечены две первоочередные и взаимосвязанные задачи, вытекающие из заявлений от 9 ноября 2020 г. и 11 января 2021 г.: вести дело к созданию двусторонней Комиссии по делимитации государственной границы между Арменией и Азербайджаном с последующей ее демаркацией при консультативном содействии России и разблокированию всех экономических и транспортных связей в регионе. Попробуем расшифровать сухое официальное заявление.

Предыстория встречи в Сочи

Десятимесячное дипломатическое затишье тормозило выполнение ранее достигнутых договоренностей лидеров трех стран от 9 ноября 2020 года и 11 января 2021 года. Требовалась встряска, коей должна была стать встреча российского президента с лидерами воевавших год назад закавказских республик. Однако накануне саммита Н.Пашинян отказался от встречи 9 ноября, которую собирались приурочить к первой годовщине окончания 44-дневной войны. Он посчитал этот день «тяжелым» для переговоров. Вместе с тем на экспертном уровне армянская сторона давала понять, что для субстантивных переговоров нужна «рабочая атмосфера, которой противоречат постоянные провокации Азербайджана в Нагорно-Карабахской республике (там за последние несколько недель были убиты 2 мирных жителя) и на границе с Арменией, где Азербайджан пытается продвинуться на спорные территории». Кроме того, Ереван предъявлял претензии Баку, который не возвращает на родину армянских военнопленных, захваченных на территории Азербайджана в декабре 2020 г. (то есть уже после окончания боевых действий), называя их террористами. Одновременно руководство Армении демонстрировало приверженностьмноговекторной политике, обсуждая в октябре в Ереване с Я.Куханеком - главой МИД Чехии (объявлена Россией недружественной страной) возможность мирных переговоров между Арменией и Азербайджаном, которые были бы организованы усилиями европейских посредников[2].

Всего через несколько дней после отказа Н.Пашиняна от встречи Азербайджан продолжил силовой захват спорных приграничных территорий. Столкновения произошли на южных участках армяно-азербайджанской границы, где до сих пор не проведена демаркация. Конфликт в этом районе начался еще в мае 2021 года, и обусловлен он сложностями определения принадлежности тех или иных стратегических высот. При посредничестве Министерства обороны России через 4 часа после начала боев было объявлено перемирие. В результате азербайджанские войска сначала захватили два армянских опорных пункта, а затем оставили их, но армяне на свои позиции не вернулись.

Вмешательства Министра обороны России С.Шойгу в приграничный конфликт показалось руководству Армении недостаточным: оно через Секретаря Совбеза РА А.Григоряна фактически выдвинуло ультиматум. Сначала Григорян в интервью Общественному телевидению Армении[3], а затем газете «Коммерсантъ»[4] на полях проходящего в Москве заседания силовиков стран СНГ продекларировал: «Если мы не сможем разрешить кризис через существующие структуры (России и ОДКБ – прим. автора), Еревану придется обратиться (за помощью — “Ъ”) к другим международным партнерам».

В МИД Армении уверены, что последний пограничный кризис был силовой попыткой Баку принудить Ереван в кратчайшие сроки приступить кделимитации границы и открытию транспортного коридора (именуемого в Азербайджане и Турции Зангезурским), который свяжет азербайджанские территории с Нахичеванью.

По утверждению Секретаря Совбеза РА А.Григоряна, «по всем картам, которые существовали во времена СССР, все эти территории являются суверенными территориями Армении». Азербайджанская сторона придерживается противоположной точки зрения. В Баку полагают, что делимитацию и демаркацию надо проводить по картам СССР до 1929 года, в соответствии с которыми Зангезур являлся частью Азербайджанской ССР. Поэтому армянские опорные пункты там Азербайджан считает незаконными и обвиняет Армению в провокации на границе, а обращение секретаря Совбеза РА к ОДКБ назвал лишь спекулятивным маневром, «элементом опасного внешнеполитического шантажа». Мол, Армении нужен был отказ в качестве повода обратиться к НАТО.

Официальный представитель МИД РФ М.Захарова подчеркнула, что инцидент на границе Армении и Азербайджана связан с отсутствием международно-правового оформления границы. Эта проблема осталась ещё с советских времён[5]. 

Западные страны не преминули воспользоваться ситуацией, чтобы попытаться снизить влияние Москвы в этом регионе. Сначала 10 ноября при посредничестве главы МИД Франции Жан-Ива Ле Дриана, одной из стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ, состоялась встреча и переговоры глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Затем по приглашению главы Евросовета Ш.Мишеля лидеры конфликтующих государств И.Алиев и Н.Пашинян согласились встретиться 15 декабря в Брюсселе на полях саммита «Восточное партнерство»[6]. Миротворческая инициатива на несколько дней перешла к Брюсселю.

И все-таки Россия сохранила лидерство в урегулировании конфликта между двумя закавказскими республиками – 26 ноября состоялся саммит, в ходе которого были приняты важные решения.

Суть договоренностей в Сочи

Лидеры России, Азербайджана и Армении в совместном Заявлении подтвердили приверженность открытию транспортных коммуникаций, позитивно оценили работу российской миротворческой миссии и договорились о старте делимитации и демаркации армяно-азербайджанской границы. Это - первый важный шаг к мирному договору между двумя республиками, то есть, на встрече в Сочи Москва содействовала решению практических и технических аспектов урегулирования.

Согласно Заявлению, планируется прямое взаимодействие между госструктурами Азербайджана и Армении, с помощью России как посредника. Комиссия по делимитации и демаркации границы будет двусторонней Азербайджан-Армения, а у России в ней будет статус консультанта. Таким образом, именно сами стороны будут нести ответственность за свои действия, что не позволит им переложить ответственность на Россию, которая, сохраняя роль ключевого посредника, будет способствовать диалогу.

Сам факт создания комиссии по делимитации позволит снизить напряженность на границе, но процесс может занять годы, и его начало не означает моментального взаимного признания территориальной целостности друг друга, чего опасаются в Армении, вероятно, надеясь в перспективе на самоопределение Карабаха. Так, даже с дружественной Грузией у Армении из 206 км общей границы 96 км остаются спорными, хотя межправительственная комиссия по делимитации и демаркации грузино-армянской границы была сформирована еще в 1995 году. У Азербайджана с Грузией также делимитировано и демаркировано только 66% общей границы (двусторонняя грузино-азербайджанская межправительственная комиссия была создана в 1996 году).

Положение Заявления о разблокировании всех экономических и транспортных связей в регионе также не вызвало полемики по поводу предполагаемой экстерриториальности Зангезурского коридора, поскольку российская сторона накануне саммита официально заявила, что «международные перевозки по разблокированным маршрутам будут осуществляться на основе международных соглашений и национального законодательства каждой из сторон»[7].

При открытии коммуникаций Армения может стать региональным транспортным хабом, а Азербайджан восстановит сухопутное сообщение с Нахичеванью. Россия получит альтернативные сухопутные сообщения со страной-членом Евразийского экономического союза Арменией, а также Ираном и Турцией.

В итоговом документе отсутствовало осуждение Азербайджана за вторжение на суверенную территорию Армении (поскольку граница не установлена, а за 10 месяцев армянское руководство ничего не предпринялодля признания своих фактических границ с Азербайджаном в качестве официальных). Не нашла отражения и тема «военнопленных» (поскольку, по утверждению Баку, они были задержаны на азербайджанской территории как диверсанты уже после договоренности о прекращении военных действий). Данные лакуны с удовлетворением восприняли азербайджанские политические эксперты и с разочарованием - армянские. Не рассматривалась и тема особого статуса Карабаха. Однако эти темы избегал поднимать в ходе переговоров и премьер Армении, лишь вскользь коснувшись их в заключительном слове.

Станет ли Брюссель альтернативной платформой Карабахского урегулирования?

По всей видимости, Н.Пашинян указанные выше вопросы решил оставить для встречи в Брюсселе. Еще до сочинского саммита армянский премьер всячески стремился к интернационализации проблемы статуса Нагорного Карабаха: «Вопрос Карабаха — международный вопрос. Только позицией Армении невозможно решить вопрос Карабаха. Наша задача — ввести в коммуникацию вопрос о правах армян Карабаха с позицией международного сообщества»[8]. Более того, он вбросил спорный и парадоксальный тезис, что «в этом процессе (признания независимости Нагорного Карабаха – прим. автора) Армения точно не должна быть первой». Видимо, Н.Пашиняна вполне устраивает, что за последние тридцать лет международное сообщество, представленное Минской группы ОБСЕ, так и не приступило к реальному решению вопроса статуса НКР (например, по типу Косово), обеспечивая лишь заморозку конфликта.

Встреча в Брюсселе - удобный случай переложить ответственность за судьбу Карабахского армянства на международные структуры, тем более что прошедшие в июне внеочередные парламентские выборы фактически констатировали отказ большинства населения РА от идеи воссоединения Армении с Карабахом[9]. Соответственно, Пашинян воплощает в жизнь чаяния своего электората, в то же время, сохраняя козырь против оппозиции, поддерживающей самоопределение Карабаха. Однако вряд ли возвращение к международному формату приведет к положительному решению об отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана, если воссоединения на деле уже не желает и сама Армения.

Для Азербайджана брюссельская встреча предоставляет возможность еще раз продемонстрировать на международном уровне правовую сторону своей позиции по вопросу территориальной целостности. Баку констатирует: вопрос о статусе закрыт и как отдельная от Азербайджана территориальная единица Нагорный Карабах не существует.

В отличие от договоренностей, достигнутых при участии Москвы, план Брюсселя содержит пункт о «проведении мирных переговоров для рассмотрения вопроса о статусе Карабаха». С января 2022 года председательство в Евросоюзе переходит к Франции, в которой к тому же грядут выборы, и глава Евросовета Ш.Мишель подготавливает своему другу французскому президенту Э.Макрону возможность продемонстрировать активность в вопросе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. Кроме того, включение в повестку данного вопроса можно расценивать, как ни к чему не обязывающий реверанс в сторону Еревана, однако позволяющий Евросоюзу вклиниться в карабахское урегулирование, которое Москва при полном самоустранении других внешних игроков проводила в ходе и после войны на протяжении года. Встреча 15 декабря на полях саммита «Восточное партнерство» высветит искренность Брюсселя в желании помочь Баку и Еревану примириться. В любом случае ЕС постарается создать параллельную переговорную площадку, на которой можно будет пытаться нивелировать российское лидерство в урегулировании конфликта.

Из-за океана тоже стараются дискредитировать российские мирные инициативы. Так, бывший советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в своей агрессивной манере назвал российское содействие урегулированию Карабахского конфликта «проазербайджанским вмешательством Москвы» и «гегемонистской или откровенно аннексионистской политикой Кремля»[10].

Болтон призвал НАТО четко определить, какие страны «серой зоны» (страны, входящие «Восточное партнерство» - прим. автора) серьезно претендуют на членство в Североатлантическом альянсе (рассматривается и Армения), чтобы ослабить влияние РФ на них. Это еще раз подтверждает вектор расширения НАТО и его продвижения к границам России.

О союзнических отношениях с Арменией

История с отказом Н.Пашиняна от трехстороннего саммита 9 ноября в Москве, а затем согласие на аналогичную встречу в рамках «Восточного партнерства» под эгидой Брюсселя — это сигнал, что угроза разворота Еревана в сторону Запада в долгосрочной перспективе существует. Следует иметь в виду, что при благоприятных конъюнктурных обстоятельствах правящая элита постарается привести свои практические действия в соответствие со своими прозападными убеждениями. Подтверждением тому может служить и то, что в Армении растут под влиянием западной пропаганды и не встречают достаточного официального опровержения заведомо лживые и лицемерные обвинения в адрес России, — что это именно она якобы «сдала» Карабах Азербайджану. Более того, даже председатель армянского парламента А.Симонян позволил себе заявить в беседе с представителями российских СМИ: «У армянского общества есть понимание, что это Россия сдала Карабах»[11].

Отношения Армении к Арцаху (армянское название Карабаха – прим. автора) при нынешней власти носило (в рамках вошедшего в обиход слэнга) «гибридный характер». С одной стороны, глава государства провозглашал: «Арцах – это Армения и точка», с другой - отказывался от его официального признания. Соответственно, и в осенней войне 2020 года Армения участвовала «гибридно», в то же время, стараясь полномасштабно втянуть в конфликт Россию на своей стороне. Н.Пашинян обещал сражаться в войне «до последней капли крови». На деле же в рамках гибридной войны основные военные силы Армении и резервисты так и не вступили в бой. От полного разгрома карабахского сопротивления, а, возможно, и потери Арменией государственности спасли только миротворческие усилия России.

Спустя год после проигранной войны премьер-министр РА продолжает опасную игру, маневрируя на разных политических полях. Исходя из действий нынешнего руководства Армении политические аналитики задаются вопросом, можно ли рассматривать эту республику как стратегического союзника России. В этой связи представляется, что для России все более актуальным становится сохранение влияния на баланс сил на Южном Кавказе в целом, нежели на одну Армению.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[6] Программа ЕС «Восточное партнерство» направлена на развитие связей и контактов со странами постсоветского пространства – Азербайджаном, Арменией, Белоруссией, Грузией, Молдавией и Украиной. Российские официальные лица неоднократно подчеркивали антироссийский характер программы.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати