ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Эрдоган летит в Нью-Йорк – мириться с Байденом или реформировать ООН?

10:29 17.09.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник, кандидат исторических наук

Девятнадцатого сентября начинается четырехдневный вояж Реджепа Тайипа Эрдоган в США. Весьма вероятно, что в выступлении на Генассамблее Организации Объединенных Наций он, помимо прочего, ознакомит аудиторию с основными положениями своей недавно вышедшей книги под названием «Более справедливый мир возможен». В ней турецкий лидер изложил план реорганизации ООН в соответствие с тезисом «мир больше пяти» (стран-постоянных членов Совбеза – А.И.). И это очередная заявка на новую роль Турции в международных делах. Помимо этого он примет участие в открытии в Нью-Йорке нового здания «Турецкого дома».

При этом турецкие СМИ, ссылаясь на свои источники, называют поездку президента в США «критически важной», значит, в планах значится и встреча с Джо Байденом, которая пока не анонсируется. Да и администрация американского президента на сегодняшний день не сообщала о намерении своего шефа встречаться с турецким гостем на полях или в кулуарах Генассамблеи.

И все-таки, если американо-турецких переговоров, пусть даже «на ногах», не состоится, для Анкары это будет плохим знаком. Особенно принимая во внимание, информацию турецкого издания Korkusuz, которое вскоре после первой встречи Байдена и Эрдогана 14 июня, не раскрывая источника информации, сообщила, что американский лидер дал турецкому визави срок «до сентября» на выполнение «домашнего задания» - т.е. на улаживание всех проблемных моментов в американо-турецких отношениях. В противном случае встреча глав двух государств на сентябрьской Генассамблее станет де -«маловероятной»[i]. «Если Эрдоган, отправляющийся в США во главе многочисленной делегации, вернется, не поговорив с Байденом, знайте: сегодня США не ждут от Турции ничего конкретного», - предупреждает в этой связи хорошо информированный турецкий аналитик Мурат Йеткин[ii].

Проблемы эти хорошо известны, и перечислять их, наверно, излишне. Главным же камнем преткновения было и остается приобретение Анкарой два года назад российских ЗРК С-400 (и последовавшие вслед за этим американские санкции против турецкого ВПК), и не приходится сомневаться в том, что именно эта тема задаст тональность обсуждению и других вопросов.

Санкции со стороны стратегического союзника и его довольно жесткий тон для Турции неприемлемы. На Востоке поддаться нажиму значит «потерять лицо», здесь предпочитают торг, проиграть в котором менее зазорно. В результате, как бы предвосхищая проблематику будущей встречи с Байденом, Эрдоган в конце августа на вопрос журналиста о перспективах турецко-российского военно-технического сотрудничества ответил, что не сомневается в приобретении у России второй партии С-400.

Вместе с тем Турция как всегда перед переговорами с западными партнерами демонстрирует свою значимость в качестве военно-политического союзника. Буквально на днях турецкий президент предрек мировое лидерство своей страны в сфере производства боевых беспилотников, а министр обороны с военной прямотой сообщил, что Соединенные Штаты должны сотрудничать с Турцией, если они хотят сохранить свое присутствие на Ближнем Востоке.

Далее: Анкара активно пытается «проникнуть» в Афганистан, где она может позиционировать себя в качестве негласного представителя Брюсселя и Вашингтона. Сначала, накануне ввода американских войск, она предложила обеспечить управление кабульским аэропортом и его безопасность от нападений талибов (Талибан – террористическая организация, запрещенная в РФ). Однако, после того как «яростные муллы» захватили Кабул, пришлось ограничиться участием в управлении аэропортом – уже для талибов. Но это пока. Седьмого сентября представитель Талибана Забихулла Муджахид заявил о важности поддержки новых властей со стороны Турции, которую назвал «союзной и братской» страной[iii]. Да и более чем теплые отношения с Исламабадом - во время второй карабахской войны министерство обороны Пакистана даже артикулировало лозунг «Одна нация — три страны» применительно к Пакистану, Турции и Азербайджану – открывают перед Анкарой вполне определенные перспективы на афганском направлении.

Безусловно, интерес для США представляет и педалируемый Анкарой проект «Тюркского мира», которому американцы могут постараться придать антироссийскую направленность.

Одновременно Анкара делает «реверансы» в сторону заокеанского союзника. Она демонстрирует настрой на нормализацию сильно подпорченных в последние годы отношений с традиционными партнерами Вашингтона в регионе – Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и даже с Израилем. С последним, конечно, неофициально, на уровне разведок: имидж главного адвоката глобальной мусульманской уммы не позволяет Эрдогану действовать на этом направлении открыто. Кроме того, турецкое руководство подает сигналы о готовности замириться с Арменией, в которой ЕС и США видят потенциального союзника. Учитывая тяжелую историю армяно-турецких отношений – это крайне непросто, но... «есть многое на свете друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».

Ну и, наконец, на учредительной конференции «Крымской платформы» Турцию представлял глава МИД, регулярно называющий воссоединение полуострова с Россией «противозаконной аннексией», тогда как некоторые западные страны ограничились куда более скромным представительством. Германия, например, делегировала в Киев министра экономики и энергетики.

В целом, несмотря на текущие противоречия, Вашингтон понимает важность Турции как партнера для воплощения своих геополитических амбиций. Вероятно, поэтому госсекретарь США Энтони Блинкен прмирительно заявил 25 августа: «Турция является важным союзником НАТО и бесценным партнером в регионе».

В итоге, на двустороннем саммите, если он состоится, скорее всего, следует ожидать продолжения торга по «проблеме» С-400, а также обсуждение американо-турецкого взаимодействия в Афганистане, Закавказье и Центральной Азии.

В то же время нельзя исключить того, что отсутствие позитивных договоренностей с Белым домом может подтолкнуть амбициозного турецкого лидера пойти ва-банк и разыграть заготовленный козырь на другом «поле», действительно «замахнувшись» на архитектуру ООН. Изложенная в его книге идея отменить право вето и увеличить число постоянных членов Совета Безопасности до двадцати, по подсчетам автора, должна найти поддержку у 130 государств, что, по его мнению, создаст «моральную основу» для реформирования Совбеза и Генассамблеи. Призыв к такой «революции» и вправду может вызвать интерес у ряда развивающихся стран, но интересом все, скорее всего, и ограничится. На мой взгляд, в этом случае искусственно созданный «хайп» и неизбежный конфликт с крупнейшими державами грозит закончиться не в пользу Турции в целом и ее президента в частности. Но чего только не видела ООН за годы своего существования.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати