ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Байдена и Эрдогана объединил Афганистан и не только…

16:09 15.06.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник, кандидат исторических наук

В Брюсселе состоялась долгожданная (по крайней мере, для турецкой стороны) встреча Джо Байдена и Реджепа Тайипа Эрдогана. По словам главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, в Анкаре ее ожидали с «позитивным настроем», получая «аналогичные сигналы из Вашингтона». Оправдался ли настрой? В лучшем случае – частично.

Переговоры двух президентов прошли на полях саммита НАТО, и рассматривать эти два мероприятия в отрыве друг от друга было бы неправильно. Если вашингтонская администрация перед саммитом встала в позу сурового ментора (чего стоит одно заявление госсекретаря США, сделанное за пять дней до встречи, о том, что Турция «по многим аспектам не действует таким образом, каким следовало бы действовать союзнику по НАТО»), то анкарская - демонстрировала готовность к компромиссам и приверженность евроатлантической солидарности. А еще при каждом удобном случае напоминала партнерам-оппонентам о важной роли, которую Турция играет в политике Североатлантического блока. 

Впрочем, по информации турецкой газеты Hürriyet, американцы, со своей стороны, тоже сделали шаг навстречу, предложив турецкому руководству предоставить письменные гарантии того, что приобретенные у России ЗРК С-400 не будут активированы. В ответ Байден, якобы, пообещал проработать с Конгрессом вопрос о снятии санкций против Турции. Последняя ответила отказом, не без основания посчитав такую «расписку» унижением.

Прорыва в непростых американо-турецких отношениях никто и не ждал, хотя обе стороны, судя по всему, не стремятся к дальнейшему ухудшению ситуации. Главной целью Байдена, по мнению многих турецких политологов, было заставить Анкару подтвердить, что она находится на «правильной» стороне, а главной целью Эрдогана – донести до своего визави тот факт, что Турция, будучи привержена евроатлантической солидарности, от самостоятельности во внешней политики не откажется. А эта политика, среди прочего, предусматривает и определенную кооперацию с Россией по важным для нее экономическим и региональным направлениям.

СМИ в основном сходились на том, что в ходе встречи Эрдоган постарается сфокусировать повестку переговоров на тех пунктах, по которым возможно взаимодействие. Причем, одной из важных и взаимоприемлемых тем виделось всестороннее сотрудничество с Украиной. А министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу предположил, что тесное взаимодействие со Штатами возможно в «кавказском регионе»[i], при этом его американский коллега Энтони Блинкен высказался более конкретно: общим интересом двух стран является «отражение [в регионе] определенного злонамеренного влияния России и Ирана».[ii]

В этом нет ничего неожиданного - весь саммит прошел в атмосфере призывов к сплоченности перед лицом китайской и российской «угроз». Очевидно, Турция общей тональности не нарушала - Эрдоган назвал НАТО «определяющим фактором безопасности» в мире, а его партнеры обязались увеличить вклад в обеспечение безопасности Турции, в частности в случае «ракетных обстрелов с сирийской территории». Кроме того, в итоговом коммюнике они выразили благодарность «своему союзнику Турции» за поддержку миллионов сирийских беженцев. То есть фактически выступили от имени Евросоюза, ведь мигранты – это его компетенция. Интересно, это теперь новый тренд такой? Хочется задать вопрос – не за горами ли «слияние»?

Что касается американо-турецкой встречи, то по основным проблемным вопросам – по «курдской угрозе» для Турции и по «угрозе» со стороны российских ЗРК С-400 для НАТО - договориться президентам явно не удалось. По окончании переговоров Эрдоган на пресс-конференции посетовал: «И на саммите НАТО, и в ходе двусторонних встреч, мы открыто заявили о необходимости прекращения поддержки [американцами] террористической организации PKK – PYD».[iii] По второй проблеме турецкий лидер констатировал: «Наши соображения по С-400 остаются неизменными – какими были, такими и остаются. Я довел позицию нашей страны до сведения уважаемого президента [США]».[iv]

Таким образом, нерешенными остались проблемы, способные превратиться в «бомбу замедленного действия», - способность сторон решить их вызывает сомнения, хотя Эрдоган и утверждает, что в турецко-американских отношениях неразрешимых противоречий нет.

Впрочем, как минимум на одном направлении – афганском – какой-то прогресс, очевидно, был достигнут. Сначала генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг назвал роль Турции в этой стране «ключевой», а несколькими часами позже турецкий президент на пресс-конференции свой пассаж по афганской тематике начал со слов: «Если [на Западе] не хотят выхода Турции из Афганистана…». Информация о том, что в НАТО рассчитывают передать турецким военным надзорные функции после вывода войск западной коалиции из этой страны, - не новость, и Эрдоган лишь подтвердил это.

Дело в другом. В Альянсе теперь принято рассматривать Афганистан как часть Большой Центральной Азии – вкупе с постсоветскими среднеазиатскими республиками. И Турция, которая в последние годы все активнее пытается наращивать здесь свое экономическое, политическое, культурное и военное присутствие, по целому ряду параметров, как никто другой, подходит на роль представителя коллективного Запада в этом регионе. А в ответ, решили в Альянсе, вполне можно пойти ей навстречу на нужных ей направлениях и отложить решение существующих противоречий.

Ведь противодействие «агрессии» России и экспансии Китая теперь – главная задача Вашингтона и Брюсселя.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[iii] Имеются ввиду Партия рабочих Курдистана (Турция) и Партия Демократический союз (Сирия).

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати