ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Байден, Турция и НАТО: через тернии – к новым терниям?

10:21 26.04.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник

На следующий день после первого телефонного разговора Джозефа Байдена и Реджепа Тайипа Эрдогана президент США официально объявил о признании массовых убийств армян на востоке Малой Азии, «начиная с апреля 1915 года», геноцидом и пообещал «не допустить повторения подобного зверства».[i]

Это не первый шаг США в направлении признания геноцида армян. В 1981 году о трагедии публично говорил Рональд Рейган, правда без упоминания о том, где и когда эти события произошли (с тех пор американские президенты в своих выступлениях в День памяти жертв геноцида армян 24 апреля обходились не столь резкими формулировками). В 2019 году, во время очередного серьезного обострения в турецко-американских отношениях, вызванного подготовкой Анкарой очередной военной операции против сирийских курдов и покупкой российских С-400, Палата представителей и Сенат США приняли резолюцию, признающую массовые убийства османских армян актом геноцида.

МИД Турции демарш Джо Байдена, естественно, осудил, констатировав, что заявление американского лидера искажает исторические факты и подрывает «доверие и дружбу» между двумя странами. А глава турецкого внешнеполитического ведомства Мевлют Чавушоглу назвал заявление американского лидера «о так называемом геноциде армян» популизмом. К тому же еще накануне министр предупредил, что любой шаг Белого дома к признанию факта геноцида нанесет значительный ущерб отношениям между двумя союзниками по НАТО.

Официальная Анкара, как известно, отрицает факт геноцида, признавая лишь, что многие армяне (как и многие турки) были убиты во время Первой мировой войны в ходе межэтнических столкновений. При этом, отвечая на обвинения американских сторонников признания геноцида, Эрдоган неоднократно напоминал им о драме коренного населения Штатов, таким образом, фактически соглашаясь с тем, что Турция сама «не без греха».

На этот раз турецкий лидер повел себя так, как требует созданный им имидж «настоящего мужчины»: он предпочел «выяснить отношения» с американским визави «один на один» – на июньском саммите НАТО. Помимо этого Эрдоган направил Патриарху армян Турции Сааку Машаляну послание, в котором, дипломатично обходя острые углы истории, написал: «С уважением чту память армян Османского государства, погибших в сложных условиях периода Первой мировой войны, выражаю соболезнования их внукам». Заодно он «громогласно» призвал к развитию связей с Арменией «на основе принципов добрососедства и взаимного уважения».[ii]

Тем не менее, сомневаться в том, что инцидент будет иметь продолжение, не приходится. Причем, скорее всего уже в обозримом будущем он может серьезно сказаться не только на турецко-американских отношениях – по той причине, что для большинства турок (в том числе и политиков) США и НАТО – «близнецы-братья».

Интернет-ресурс НАТО.рф констатирует: «Занимая важное стратегическое положение в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, Турция в течение многих десятилетий оставалась верным членом альянса…, внесла значительный вклад в безопасность НАТО, особенно в период «холодной войны», обеспечивая защиту самой протяженной границы с прежним Советским Союзом. Турция предоставила в распоряжение блока значительные контингенты своих вооруженных сил: почти все сухопутные соединения и обе воздушные армии. Таким образом, она заняла в альянсе одно из первых мест по количеству выделяемых войск». А «после распада Советского союза и окончания «холодной войны»… посольства Турции взяли на себя роль «контактного пункта НАТО» в столицах Азербайджана, Туркмении и Киргизии».

На сегодня в Турции, как сообщает портал, действуют более 60 различных военных объектов блока: аэродромов, военно-морских баз, стартовых позиции ракет, складов.[iii]

Крупнейшая военно-воздушная база страны расположена под городом Инджирлик (провинция Адана). Хотя с некоторых пор она и находится в оперативном управлении турецкого командования, это главный аэродром и склад Альянса в регионе. На базе хранится 70 ядерных боеприпасов - два десятка из них предназначены для использования турецкими ВВС, остальными распоряжается американское командование. К слову, Турция отказала США в постоянном базировании здесь самолетов-носителей ядерного оружия, обеспечивая контроль над базой за собой.

По информации телеканала Ulusal TV, к другим важнейшим объектам НАТО на территории страны можно отнести базы ВВС в Афьонкарахисаре (одноименная провинция), Чигли (провинция Измир), Конье (одноименная провинция), Балыкесире (одноименная провинция), радиолокационную станцию раннего оповещения в Кюреджике (провинция Малатья), базы ПВО в Шиле (провинция Стамбул) и Адане (одноименная провинция).[iv]

Турецкие СМИ пишут, что в стране на постоянной основе расквартировано две с половиной тысячи военнослужащих США, данные о контингентах других стран блока фрагментарны. Так, например, польский министр обороны сообщил, что 20 апреля отряд бригады морской авиации Польши отправился в Турцию, где на протяжении нескольких месяцев будет участвовать в патрулировании акватории Черного и Средиземного морей.

По данным Анатолийского агентства, Турция входит в пятерку наиболее активных участников операций НАТО: в Югославии (позже – в Косово), Афганистане, Ираке и Ливии. В Измире базируется Сухопутное командование союзников (LANDCOM), 1 января этого года к Турции перешло командование Объединенной оперативной группой повышенной готовности Альянса (VJTF).

Однако, в последние годы отношения между Анкарой и Брюсселем далеки от идеала. Причина – в возросшей внешнеполитической самостоятельности Турции, включая и военно-технический аспект. Дело дошло до того, что президент Франции 2 марта этого года в одном из интервью призвал «прояснить место Турции в НАТО», выразив сожаление по поводу «снисходительности», проявляемой Европейским союзом к Эрдогану. Эмманюэля Макрона тревожит вероятность возможного разворота Турции «в сторону большего религиозного экстремизма или негативного для нас геополитического выбора» (пророссийского, надо понимать, - А.И.).[v]

Нынешний «демарш» американского президента не может способствовать улучшению отношений Анкары ни с Вашингтоном, ни с НАТО, ни (следовательно) с Западом в целом. На протяжении всего срока нахождения в должности Байден будет, судя по всему, пытаться играть на международной арене роль «крутого парня», раз за разом опровергая спекуляции на тему его возраста и состояния здоровья. Отсюда – занятая Вашингтоном жесткая (если не хамская) позиция в отношении России, Китая (вспомним недавние переговоры в Анкоридже), а теперь и неприемлемый для Турции выпад, которую американский лидер постарался «осадить», направив месседж: «Уникальность геополитического положения и прочие «козыри» не способны оправдать твоей излишней самостоятельности».

А заодно своим демаршем Байден создает себе имидж «лучшего друга Армении» в тяжелый для нее период, пытаясь «подвинуть» Россию в Закавказье. Куда ж без этого?

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати