ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Саммит ШОС: поиск путей решения афганской проблемы

10:22 16.09.2021 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Саммит ШОС в Душанбе будет в основном посвящен ситуации вокруг Афганистана, хотя задумывался как юбилейный – организация отмечает свое 20-летие. В нем примут участие более 20 руководителей стран-членов и наблюдателей ШОС, в офлайн и онлайн-формате (лидеры Индии, Китая и Монголии). Последнему не стоит удивляться, ситуация с коронавирусом в этих странах действительно непростая. Вот и Президент России будет участвовать заочно, поскольку ушел на самоизоляцию из-за случаев болезни коронавирусом в своем ближайшем окружении. Председатель КНР, кстати, не покидал страну из-за пандемии с начала прошлого года.

Так что политической подоплеки в онлайн-участии нет. Членам ШОС предстоит согласовать позиции по Афганистану после стремительного ухода оттуда американцев и прихода к власти Талибана (террористическая организация, запрещенная в РФ). Этот, что называется, «подарочек» ШОС со стороны США создает новые риски и угрозы безопасности: Афганистан входит в зону ответственности ШОС и обладает в организации статусом страны-наблюдателя.

Кстати, саммиту в Душанбе предшествовал саммит государств-членов ОДКБ, также посвященный ситуации вокруг Афганистана, и он проходит на фоне совместных военных антитеррористических командно-штабных учениях государств-членов ШОС «Мирная миссия-2021» в Оренбургской области.

По итогам душанбинского саммита ШОС ожидается принятие решений о запуске процедуры приёма Ирана в качестве государства-члена ШОС и предоставлении статуса партнёра по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии.

У Ирана и ШОС своя непростая история. Статус наблюдателя при ШОС Тегеран получил в 2005 г., а в 2008 г. подал заявку на членство в организации. Но до 2015 года Иран не мог быть принят, поскольку по Уставу ШОС ее членом не может стать страна, находящаяся под санкциями Совета безопасности ООН. Позже иранскую заявку заблокировал Таджикистан, который обвинил Тегеран в поддержке т.н. Партии исламского возрождения Таджикистана (запрещенной в Таджикистане) и косвенной причастности этой организации к террористическим актам. Однако недавно конфликт удалось урегулировать, и президент Ирана Эбрахим Раиси лично прилетит в Душанбе.[1]

Иран ждет переходный период для вступления в ШОС в качестве полноценного члена, за время которого он должен будет присоединиться ко всем международным договорам и документам, принятым в рамках этой организации. Учитывая сложную ситуацию вокруг иранской ядерной программы, сделать это будет непросто. У Индии и Пакистана (неофициальных ядерных держав) такой переходный период занял два года.

Принятие Ирана в официальные члены также непосредственно связано с ситуацией вокруг Афганистана – страна имеет с ним протяженную границу, и успела установить с талибами неплохие отношения. Все центральноазиатские страны-члены ШОС имеют с Афганистаном общую границу. При этом Туркменистан, который в ШОС не входит, будет представлен туркменским лидером Гурбангулы Бердымухамедовым.

Словом, в Душанбе все будут, что называется, в сборе для обсуждения афганской ситуации (кстати, накануне саммита Китай провел онлайн-конференцию министров иностранных дел стран, граничащих с Афганистаном). И здесь начнется самое сложное: согласование позиций стран-членов ШОС по Афганистану, и сделать это будет непросто.

Например, Пакистан с определенными оговорками считается главной опорой талибов, что усугубляет непростые индо-пакистанские отношения. Индия, со своей стороны, пыталась участвовать в афганском урегулировании, но при наличии пакистанского влияния сделать ей это оказалось весьма непросто.

Интересы безопасности РФ и КНР, связанные с Афганистаном, очевидны, а у Китая с Афганистаном связаны также весомые экономические интересы, включая разработку его природных недр и проходящий в непосредственной близости от афганской территории китайско-пакистанский экономический коридор, являющийся частью «Инициативы пояса и пути».

У центральноазиатских государств также нет единого подхода к талибам и Афганистану. Про современные афгано-туркменские отношения вообще мало что известно. Узбекистан, как и Казахстан, готов попытаться наладить с талибами контакты для снижения рисков своей безопасности. При этом Таджикистан, хозяин саммита ШОС, занимает по отношению к талибам наиболее непримиримую позицию, опасаясь неконтролируемой миграции афганских таджиков с инфильтрацией боевиков террористических группировок.

Итак, работа ШОС по Афганистану только начинается, и одного саммита в Душанбе (как и следующего председательства в ШОС Узбекистана) для нее явно не хватит. Тем более что решения на этой встрече принимаются консенсусом. Но у всех участников ШОС есть актуальная заинтересованность в согласовании позиций по этой серьезной геополитической проблеме. И участникам, скорее всего, придется пойти на определенные компромиссы для ее решения.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Вопрос стоит ШОСтко. Шанхайская организация готова расшириться за счет Ирана», https://www.kommersant.ru/doc/4977361

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати