Капитуляция Японии. Последняя точка во Второй мировой войне

00:00 02.09.2010 Тарас Дьяченко, публицист


В эти дни мир отмечает 65-ю годовщину окончания Второй мировой войны. 14 августа 1945 года император Японии Хирохито издал рескрипт о принятии условий Потсдамской конференции, а 15 августа министерство иностранных дел направило телеграмму посланнику в Швейцарии с просьбой к правительству этой страны передать правительствам США, СССР, Великобритании и Китая пожелание императорского правительства в отношении принятия Потсдамской декларации. И хотя до подписания 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» акта о капитуляции Японии еще оставалось две с лишним недели, японские войска к тому времени уже в массовом порядке прекращали сопротивление и сдавались в плен.

«Судьба Японии решается в Маньчжурии»

Упорные бои продолжались в основном только на советско-японском фронте. 12 августа главнокомандующий японскими войсками в Китае генерал Окамура как ни в чем не бывало телеграфировал военному министру: «Тяжело переживаем создавшуюся угрозу государственному строю и территории империи. Понимаем, что вступление Советского Союза еще более ухудшило положение. Однако, имея на территории собственно Японии армию до 7 млн. человек и экспедиционную армию на материке до 1 млн. человек, боевой дух которых по-прежнему высок, готовы к решительному разгрому противника. Именно теперь сухопутная армия стала главной опорой империи. Твердо уверены, что, несмотря на успешное наступление противника и трудности внутри страны, вся армия готова с честью погибнуть в бою, но добиться достижения целей войны этой осенью. Судьба императорской Японии решается в Маньчжурии. Будучи горячо преданным родине, осмеливаюсь доложить свое мнение и надеюсь, что будут приняты твердые решения».

Сторонников генерала Окамуры было немало и в Токио. В ночь на 14 августа офицеры военного министерства подполковник Синсаки и майор Хатанака, выступавшие за продолжение войны, попытались поднять военный мятеж. Они застрелили командира 1-й гвардейской дивизии Мори Такэси и от его имени отдали приказ командиру 2-го пехотного полка этой дивизии полковнику Хага, часть которого несла охрану императорского дворца. В приказе говорилось: «Усилить охрану дворца и обеспечить прекращение всякой связи дворца с внешним миром». Речь шла об изоляции Хирохито, который уже принял решение о капитуляции и сделал магнитофонную запись обращения к народу. Однако Хага узнал об убийстве своего командира и отказался выполнять планы заговорщиков. Мятеж провалился.

17 августа Хирохито издал императорский эдикт об окончании войны. В эдикте, среди прочего, говорилось: «Теперь, когда в войну вступила Россия, дальнейшее продолжение войны с точки зрения внутренней и внешней обстановки в нашей стране повлекло бы за собой новые жертвы и страдания и могло бы привести к потере основ нашей империи. Поэтому, несмотря на высокий боевой дух нашей армии и флота, я обратился к Америке, Англии и России с предложением заключить мир». О Китае император даже не счел нужным упомнить.

Как видим, не атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, а вступление в войну СССР явилось главным побудительным стимулом для японцев к прекращению войны. Но при этом речь, конечно, шла не о «заключении мира», а о полной и безоговорочной капитуляции, как и в случае с фашистской Германией. Кстати, по подсчетам союзников, без участия СССР война могла продлиться еще 1,5–2 года и унести с собой жизни около одного миллиона американских и 0,5 миллиона британских военнослужащих, а также свыше 10 миллионов японцев.

Что же касается применения атомного оружия, то вполне очевидно, что не только в Москве, но и в Токио понимали: бомбардировка японских городов адресована, прежде всего, Советскому Союзу. Мол, смотрите и понимайте, кто в доме, то есть в послевоенном мире, настоящий хозяин.

Безоговорочная капитуляция – начало курса на мировую гегемонию

Следует признать, что американцы подготовили и провели подписание безоговорочной капитуляции Японии так, чтобы показать, что война на Тихом океане и Дальнем Востоке была выиграна только усилиями Соединенных Штатов. Утром 28 августа 1945 г. первые 150 американских солдат прибыли на аэродром около Токио, а корабли военно-морского флота США вошли в Токийский залив. 2 сентября на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. На мачте корабля был поднят тот самый флаг, который 92 года тому назад нес коммодор Мэтью Перри, орудийными стволами своей эскадры навязавший Японии неравноправный договор и «открывший» страну для иностранной торговли.

Получив сообщение из Токио о подписании акта, президент США Гарри Трумэн выступил по радио. «Мысли и надежды Америки, а по существу всего цивилизованного мира, - заявил он, - сосредоточились сегодня на линкоре «Миссури». Там, на небольшом клочке американской земли, оказавшейся в Токийском заливе, японцы только что официально сложили оружие... Пусть день победы над Японией станет новым подтверждением принципов, которые сделали нас сильнейшей страной на земле и которые мы так защищали в этой войне... Мы знаем, что, руководствуясь ими, мы сможем лицом к лицу встретить сложные проблемы мира. Свободный народ со свободными союзниками, способный изготовить атомную бомбу, может проявить такое же искусство, энергию и решимость, чтобы преодолеть все трудности, лежащие впереди». Выступление Трумэна говорило о том, что США взяли курс на установление мировой гегемонии.

В отличие от Германии, где все победители, включая и Францию, получили свои зоны оккупации, в случае с Японией американцы предпочли решать все вопросы ее послевоенного обустройства самостоятельно. На острова не были допущены даже ближайшие союзники – британцы.

Не дано было осуществиться и намерениям И.В. Сталина силами двух дивизий 87-го стрелкового корпуса высадиться на севере острова Хоккайдо. Президент Г. Трумэн и верховный командующий союзными силами генерал Д. Макартур, определявшие порядок оккупации Японии и капитуляции ее вооруженных сил, не согласились с предложением советского вождя о выделении СССР зоны приема капитуляции на Хоккайдо.

В результате 22 августа А.М. Василевский сообщает командующему Тихоокеанским флотом: «Верховный Главнокомандующий приказал: …от операции по десантированию наших войск… на остров Хоккайдо… воздержаться впредь до особых указаний Ставки». А 28 августа командующий Тихоокеанским флотом получает телеграмму начальника штаба Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке следующего содержания: «Во избежание создания конфликтов и недоразумений по отношению к союзникам, главком приказал: 1. Категорически запретить посылать какие-либо корабли и самолеты в сторону Хоккайдо…»

Украинский след в капитуляции Японии

От Советского Союза акт о капитуляции Японии подписал генерал-лейтенант К.Н. Деревянко, уроженец Уманского района Черкасской области. В августе 1945 года Деревянко был назначен представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при штабе верховного командующего союзными войсками на Тихом океане американского генерала Дугласа Макартура. 27 августа он получил приказ о его переподчинении Ставке Верховного главнокомандования и наделении его полномочиями на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного главнокомандования.

30 августа вместе с Макартуром и представителями стран союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября принял участие в церемонии подписания Акта о капитуляции Японии на борту американского крейсера «Миссури».

После этого Деревянко несколько раз посещал Хиросиму и Нагасаки. Генерал исходил вдоль и поперек радиоактивное пепелище, составил его детальное описание и сфотографировал увиденное. Подготовив подробный отчет, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб. Благодаря его исследованиям на месте, работы по изготовлению в СССР собственного атомного оружия значительно ускорились.

«Сталин попросил меня доложить о положении в послевоенной Японии и подробнее осветить вопросы отношения японцев к союзникам, состояния вооруженных сил Японии, особенно ее военно-морского флота, - вспоминал Деревянко. - Когда доклад был закончен, Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб. К ответу я был готов, поскольку успел посетить пострадавшие города и видел все своими глазами. Передал и альбом фотографий, на которых были запечатлены разрушения. На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку».

В декабре 1945 г. Деревянко опять отправили в Токио. Из Японии генерал вернулся в Москву только в 1951 г., уже тяжело больным. Жить ему оставалось совсем недолго, он умер в 1954 году в пятидесятилетнем возрасте от рака, который развился вследствие получения крупной дозы радиации при посещении Хиросимы и Нагасаки.

Раскаялись ли японцы?

День окончания войны в Японии в целом широко не отмечается. Многие, особенно ветераны и наследники самураев, до сих пор не могут примириться с поражением и продолжают игнорировать официальные мероприятия. Ветераны говорят, что единственное место, где в этот день они не испытывают стыда, это - храм Ясукуни, где захоронены жертвы войны, а также лица, обвиненные в военных преступлениях.

Японские ультра даже настаивают на создании собственной атомной бомбы. Например, бывший глава японских ВВС генерал Тоcио Тамогами написал книгу, в которой обосновывает необходимость создания ядерного оружия. Дважды став объектом атомной бомбардировки, «Япония должна сама обеспечить себя ядерным оружием, чтобы на нас не сбросили третью бомбу»,- поясняет теперь генерал на митингах.

Генерал Тамогами был отправлен в отставку в 2008 году, когда написал статью о том, что Япония не была агрессором во Второй мировой войне. Вскоре Тамогами издал 100-тысячным тиражом книгу, где вновь заявил, что Япония вела войну в Восточной Азии для освобождения азиатских народов от господства белой расы. Зачинщиками войны были евреи-коммунисты, уверен генерал.

Воинственные высказывания Тамогами, как утверждают японские наблюдатели, находят благожелательный отклик у влиятельной консервативной группировки «Ниппон Кайги». Она последовательно ведет кампанию за отказ от мирных статей конституции. В эту группировку входят бывшие премьеры Ясуо Фукуда и Таро Асо. Еще в 2006 году Таро Асо, будучи министром иностранных дел, заявил, что страна способна производить ядерное оружие, но пока не планирует это делать. При этом он отметил, что конституция формально не запрещает стране иметь атомное оружие. Подобные заявления звучали из уст японских политиков и раньше.

На официальном уровне Япония до сих пор претендует на т.н. «северные территории», то есть острова Курильской гряды - Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, отошедшие к Советскому Союзу по итогам войны на основе Совместной декларации СССР и Японии, подписанной в Москве в октябре 1956 года.

Война после войны

Воинственные заявления японских ультра вызывают законное беспокойство в Китае и других странах Восточной и Юго-Восточной Азии, где хорошо помнят, что японские солдаты и офицеры, сложив оружие перед американцами, продолжали его использовать против оккупированных ими прежде народов.

Так, главнокомандующий Южной группой армий маршал Тэраути и после прекращения войны продолжал осуществлять общее командование своими войсками. После смерти маршала в июле 1946 года командование войсками принял командующий 3-й воздушной армией генерал-лейтенант Кисита. Японские войска, находившиеся здесь, капитулировали в основном перед англичанами. В частности, британцы оказались хозяевами положения в Бирме, Таиланде, в Южном Индокитае, Малайе и на Суматре. На Малых Зондских островах, на Целебесе и в голландской части Новой Гвинеи капитуляцию японских войск приняли австралийцы. Французские войска появились там лишь в конце 1945 года и заменили в Индокитае англичан. Голландские войска прибыли в Индонезию еще позже.

В этих условиях здесь развернулось мощное национально-освободительное движение. Вот тут-то японцы себя вновь и «проявили». После начала народного восстания в Аннаме и активизации движения за независимость в Индонезии японские войска, наряду с англичанами и французами, приняли деятельное участие в боевых действиях против повстанцев. Например, на острове Суматра японские войска встали на сторону англичан и участвовали в боях с индонезийскими войсками. Боевые потери японцев составили около 600 человек. Такая же ситуация сложилась в центральной и восточной частях острова Ява. Японцы продолжали воевать в Индонезии вплоть до середины июля 1946 года. А полностью эвакуация частей и соединений Южной группы армий завершилась только в ноябре 1947 года.

Японские экспедиционные войска в Китае и флот в китайских водах, основываясь на приказе своего главнокомандующего, могли капитулировать только перед войсками Чан Кайши. Приказ, таким образом, объективно был направлен на продолжение вооруженной борьбы японских оккупантов с частями Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Так оно и происходило. Например, в провинции Шаньси японская 1-я армия капитулировала перед чанкайшистским генералом Янь Сишанем, а затем продолжала сражаться с войсками НОАК. Та же история повторилась в провинции Хэбей. Здесь, особенно в районе к северу от Янчжоу, японцы, помогая Чан Кайши, сражались с НОАК еще в начале 1946 года.

Американцы, англичане, французы и голландцы смотрели на все эти послевоенные «чудеса», стоившие народам Индонезии и Китая десятки тысяч новых жертв, сквозь пальцы. В попытках сохранить старую колониальную систему и подавить национально-освободительное движение они охотно шли на сотрудничество со вчерашними противниками. В последнем их цели практически ничем не отличались от тех, которые преследовал во Второй мировой войне правящий класс Японии.

* * *

Капитуляция Японии поставила последнюю точку во Второй мировой войне. Гигантские сражения, продолжавшиеся в течение семи лет в Европе, Северной Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на земле и в воздухе, на морях и океанах завершились на Дальнем Востоке. Война дорого обошлась человечеству. Безвозвратные потери военнослужащих всех участвующих в войне стран составили 24,5 млн. человек, мирного населения – около 50 млн. человек.

Советский Союз потерял в войне около 27 млн. человек, в том числе около 8,7 млн. военнослужащих. Столь колоссальные масштабы потерь объясняются, прежде всего, официально принятым в Германии курсом на тотальное истребление восточных славян. Как отмечалось в Замечаниях и Предложениях Восточного министерства (Германии) по генеральному плану «Ост», на занятой фашистскими войсками территории должно было остаться не более 14 млн. человек местного населения, которые бы обслуживали немецких колонистов.

К счастью, этим чудовищным планам сбыться было не суждено, однако и в наши дни, в эпоху многополярности, звучат речи из прошлого о «жизненном пространстве» - звучат теперь не только на Западе, но и на Востоке. Нынешний мировой финансово-экономический кризис может оказаться предтечей новых глобальных потрясений.

www.fondsk.ru

 

По теме:

Новая книга из серии «Актуальная история»

Хиросима и современность

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати