ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Наступит ли Китай на «афганские грабли»?

09:40 25.07.2021 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Из-за ухудшения ситуации в Афганистане в скором времени Китаю, возможно, придется перейти от удаленного участия в происходящем там к более активным действиям на этом направлении в связи с возможной сменой власти в Кабуле. Об этом пишет в своей статье эксперт, экс-сотрудник МИД Австралии Коннор Диллин. Однако, интересно, почему возник сам вопрос.

Автор считает, что у Китая имеются стратегические интересы в сфере безопасности и экономики в связи с Афганистаном. По его мнению, экономические интересы Пекина включают обширные минеральные афганские ресурсы, оцениваемые более чем в $1 трлн.[1] Якобы это и может подвигнуть его к ошибочным шагам.

Да, у Китая есть интерес к афганским минеральным ресурсам. Но интерес этот не настолько критичен, чтобы идти на прямое вмешательство в афганские дела. Желание Пекина обеспечить стабильность в Афганистане мотивировано также желанием защитить проект экономического коридора в рамках инициативы «Один пояс, один путь», который проходит через Пакистан. Но стоит ли, как говорится, игра свеч?

Опыт Британской империи, Советского Союза, а сейчас – США показателен, а Китай умеет учиться на чужих ошибках. Однако ситуация в Афганистане, которая ухудшается с каждым днем, безусловно, требует и от него более активных усилий по стабилизации ситуации в этой стране.

Вопрос в том, какую форму эти усилия могут обрести? Если речь идет о прямом вмешательстве в дела Афганистана, то ответ простой – нет. Выбор Китая однозначен – диалог и содействие примирению конфликтующих в Афганистане сторон, включая движение Талибан (запрещено на территории РФ). Пекин демонстрирует готовность выстраивать отношения и с официальным Кабулом, и с талибами. Кстати, такая позиция согласована и в рамках трехстороннего консультационного формата США-Китай-Россия по Афганистану

Афганистан особенно важен для Китая с точки зрения безопасности Синьцзян-Уйгурского автономного района. Граничащие с Синьцзяном афганские территории долгое время использовались в качестве убежища для уйгурских боевиков-сепаратистов, и Китай хочет получить гарантии того, что эта ситуация больше не повторится. Китай, пишет Financial Times со ссылкой на разные источники, якобы предложил талибам отказаться от сотрудничества с уйгурским «Исламским движением Восточного Туркестана» - по некоторым данным, их численность превышает 3,5 тысячи человек, и это движение действует у китайских границ.[2]

Декларируя уважение к суверенитету Афганистана и невмешательство в его внутренние дела, Пекин готов организовать и провести на своей территории новый раунд переговоров между кабульскими властями и талибами, заявил на министерской встрече в формате контактной группы ШОС-Афганистан в Душанбе министр иностранных дел КНР Ван И.[3]

А если речь все-таки пойдет о применении силовых методов по отражению возможных террористических вылазок с афганской территории, то Китай будет участвовать в этом именно в формате ШОС (которая изначально создавалась именно для противодействия терроризму, сепаратизму и экстремизму). В конце концов, Афганистан входит в зону ответственности этой организации, являясь при этом страной-наблюдателем.

Но почему именно сейчас австралийские аналитики, связанные с МИДом своей страны, так озаботились участием Китая в афганских делах? У Австралии есть здесь и свой опыт, не совсем, мягко говоря, удачный. Мы помним, что австралийско-китайские отношения резко ухудшились в ноябре 2020 г. после того, как Twitter поместила публикацию официального представителя МИД КНР о преступлениях военнослужащих Австралии в Афганистане. МИД Австралии потребовал тогда этот твит удалить, но представитель китайского МИДа отказался, сославшись на то, что информация о преступлениях австралийских спецназовцев содержалась в докладе об итогах специального расследования, опубликованном, в том числе, и в самой Австралии.

Можно предположить, что и Австралия, и другие страны «коллективного Запада» просто озабочены возможным усилением стратегической роли Китая в ситуации вокруг Афганистана, - после того, как их собственные усилия в этом направлении потерпели фиаско. Ведь борьба с глобальным проектом «Один пояс, один путь» в последнее время развернулась не шуточная. И любая нестабильность на его треке затрудняет его продвижение. Нестабильный Афганистан – представляет в этой связи несомненное препятствие. При этом нет смысла предупреждать Пекин об исторических ошибках, совершенных другими, Китай, как и все участники ШОС хотят видеть стабильный Афганистан у своих границ, не более…

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «КНР может повторить в Афганистане печальный опыт других стран — эксперт», https://regnum.ru/news/polit/3324822.html

[2] «Китай предложил сотрудничать террористам из Афганистана», https://lenta.ru/news/2021/07/06/bud_loyalen/

[3] «Глава МИД КНР предложил провести в Китае переговоры между властями Афганистана и талибами», https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/11904653

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати