ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

Неразгаданная тайна художника Беридзе

13:44 23.07.2021 • Александр Артамонов, журналист-международник Анастасия Сташко,

Картина художника-абстракциониста не ограничивает нас ни зрительными рамками, ни фантазийными. У каждого, кто пытается понять тайну нанесённых на полотно красок, застывших велением кисти мастера, рождаются свои ассоциации. Причём, они непостоянны и зависят от сиюминутного настроения того, кто пытается разгадать абстрактное послание.

Перед встречей с Александром Беридзе, чьё имя входит в список лучших современных художников России, мы пытались ухватить ниточку, которая связала бы буйство красок и геометрии на его картинах с нашим восприятием. Тогда и пришло понимание: «Нельзя объять необъятное», невозможно сходу вникнуть «в самую тонкую и умную абстракцию мира» - именно так охарактеризовал картины художника Беридзе в своей статье главный редактор «Le Figaro».

Первые уроки дедушки – талантливого и знаменитого художника Фёдора Холенкова – плюс классическое образование, стали фундаментальным образованием Александра, а далее – стремление к совершенству способов выразить свой внутренний мир, поиски своего пути, привели к началу «абстрактного периода» художника Беридзе.

Что расскажет о своём творческом процессе в предстоящей беседе художник? Это было, пожалуй, главным из того, что хотелось бы понять в творчестве Александра Беридзе, тайна мастерства которого, ещё предстоит раскрыть в будущем искусствоведам.

- Я родился в художественной семье, дедушка был заслуженный художник СССР. Живопись для меня была знакома с рождения, я жил с живописью. Лет в 10, как и большинство моих сверстников, я мечтал быть космонавтом, это был такой маленький пассаж. А так всю жизнь я мечтал быть художником и даже не представлял чего-то другого. Когда мне задают вопрос, а что надо, чтобы стать художником, я отвечаю, может быть, немного по-мальчишески, что художником можно быть, если ты не можешь быть никем другим. Если ты хотя бы на пять процентов можешь себя представить или доктором, или банкиром, или адвокатом… представить себя в любой профессии, вот туда тебе и дорога. Я считаю, что у художника должно быть призвание, конечно.

- Когда Вы написали первую картину?

- Ой, не помню, честно Вам скажу, рисую с детства.

- А какая первая картина, которая прославила Вас?

- Прославила…вот эта… У неё нет названия ... Я не даю названия всем своим картинам, я присваиваю им номер, так как рисую их сериями.

- Откуда берёте вдохновение для написания Ваших картин? 

- Откуда вообще вдохновение… Лучше всего об этом написала Анна Ахматова, вот мои любимые строчки Ахматовой про творчество… Как у неё рождаются стихи:

Но вот уже послышались слова,
И легких рифм сигнальные звоночки,—
Тогда я начинаю понимать,
И просто продиктованные строчки
Ложатся в белоснежную тетрадь.

Она здесь говорит, что кто-то ей диктует эти строчки, а она их просто записывает в белоснежную тетрадь. У меня тоже что-то подобное происходит - я никогда не вижу картину такой, какой она будет. Это процесс полностью спонтанный. Это абстрактное искусство. И вопрос, когда ты остановишься, он решает целостность картины. Рождается совершенно новое.

Знаете, в истории живописи был такой момент, когда в 16 - 17 веке иконописцы не ставили свои подписи на иконах, потому что считалось, что это не они рисуют, а их руками рисуют высшие силы. Короли и папы римские всегда приближали к себе художников, то есть всегда художники считались такими интермедиумами, то есть посредниками между высшими силами и людьми, такими передатчиками, грубо говоря. Ещё скажу, что раз говорим о вдохновении… Это разговор для новичков, для публики, для прессы… Любой профессионал это подтвердит. Внешне всё красиво, всё хорошо… Но любой профессионал Вам скажет, что вдохновение - оно есть. Но что именно называть им? Желание рисовать есть всегда, а именно когда ты чувствуешь, что ты классную картину создаёшь, ну это какой-то определённый транс. Когда я утром смотрю на картину и сам думаю: Боже, как же так я умудрился? Вот это я дал!

- А сколько времени Вы обычно тратите на написание картины?

- Я не знаю… Что касается времени… Это вообще вопрос неуместен, потому что временем вообще ничего не определяется. Размер картины… Ну на большую картину, естественно, больше времени уходит, на маленькую – меньше. Вот эту я долго рисовал, она очень кропотливая, рисовал три месяца. Есть картины, которые я побыстрее пишу. К примеру, Пикассо за 12 секунд «Голубя мира» написал, а картина стоила потом больших денег. Здесь не время потраченное ценится, а искусство. Можно за две секунды написать такую крутую вещь, а другой раз ты за два месяца не сможешь этого сделать…

Поэтому к чему разговор о времени? Тогда надо говорить о размере и в среднем никто не может сказать. Почему вопрос о времени нехорош, потому что никто никогда не может измерить, сколько я трачу на написание, потому что я рисую не тогда, когда я макаю кисть в краску, а вот я сейчас с Вами разговариваю и собираю какой-то материал, который выльется у меня в картине или в чём-то другом. Для меня процесс рисования - он постоянен, понимаете, он не выражается лишь тогда, когда я кисточку беру в руки, часто я не кисточку беру, а что-то другое. Иной раз я сижу что-то делаю и у меня просто – «бац» – я рисую, а потом продолжаю что-то делать. Нужно учесть наш труд, он, в первую очередь – мысленный, а в мыслях я рисую все 24 часа в сутки.

+       +       +

Александр привёл свои любимые строки Анны Ахматовой, строки о том, как рождаются стихи, откуда к художникам слова или мастерам кисти приходит вдохновение. И становятся понятны слова Александра о том, что мысленно он рисует 24 часа в сутки. Но на полотно кладутся лишь самые совершенные и выстраданные сердцем краски в различных геометрических сочетаниях.

Мне хочется закончить строками из того же стихотворения Анны Ахматовой: они вполне подходят и к тому, как рождаются абстрактные картины

Александра Беридзе:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Его творчеству посвящали свои глянцевые страницы законодатели стиля престижных европейских журналов. Александр Беридзе – лауреат итальянской премии Сандро Боттичели, с 2000 года живёт во Франции.

В нём соединились традиционная абстракция с фантазией геометрии чувств. При этом – буйное смешение красок. И всё вместе побуждает зрителя размышлять. Думать о своём, сегодняшнем, и о вечной борьбе добра со злом

По приглашению автора, мы отправились на первую после его возвращения в Россию (художник провёл около 20 лет во Франции) выставку «Ментальный Фигуратив», состоявшуюся на Крымском валу, в новом зале Третьяковской галереи. Там, во время прогулки по залам, вспомнился роман фантаста Лукьяненко, в котором говорилось о создании нового стиля живописи - цветазма.

На первый взгляд, это футуристическое и ёмкое определение вполне подходит творческой манере Александра Беридзе - яркой, самобытной, насыщенной по-детски чистыми и сочными цветами. Сам он считает, что показывает зрителю процесс зарождения мысли. Похоже, что из-под кисти этого артиста выходят исключительно положительные и свежие образы, отражающие его внутренний мир и делающие наш мир более детским, радостным и весёлым - наверное, таким, каким его Хотел видеть Господь. Ведь не секрет, что Он любит детей…

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати