ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Турция в арабо-израильском конфликте – между Палестиной и США

10:59 14.05.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник

Очередное обострение палестино-израильского противостояния, случившееся накануне отмечаемого в Палестине «Дня катастрофы» (годовщины основания Государства Израиль), грозит перерасти в полноценную войну. Пока идет обмен ракетными ударами. Но представитель боевого крыла движения ХАМАС Абу Убайда уже призвал арабских граждан Израиля к восстанию и «битве за Иерусалим», а в армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) готовят план наземной операции в секторе Газа.

Анкара, позиционирующая себя в качестве главного защитника интересов палестинских арабов, конечно, не могла остаться в стороне от этих событий. 9 мая Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с резкой критикой на Израиль, снова озвучив свои тезисы о «террористической» сущности еврейского государства. Каждый раз такие заявления повышают его политический рейтинг внутри страны и обеспечивает новые симпатии арабской «улицы». На следующий день турецкий президент в ходе телефонных переговоров с палестинскими лидерами даже пообещал «мобилизовать весь мир, особенно исламский, чтобы остановить израильский террор и оккупацию».[i]

Но дело не только в стремлении к политическим дивидендам: движение ХАМАС, с 2007 года контролирующее сектор Газа и отказывающее Израилю в праве на существование, - плоть от плоти египетских «Братьев-мусульман», которым, как минимум, симпатизирует нынешнее турецкое руководство. 

Что касается турецко-израильских отношений, то они имеют неоднозначную историю. Турция первой из мусульманских стран признала Государство Израиль и долгое время была его единственным союзником в регионе. А после того как израильские спецслужбы помогли турецким коллегам обнаружить местопребывание Абдуллаха Оджалана, лидера Рабочей партии Курдистана, две страны сблизились еще больше.

Приход к власти в Турции «умеренных исламистов» из Партии справедливости и развития ознаменовал тренд на охлаждение политических отношений. Заметной вехой на этом пути стал 2009-й год: Анкару возмутила операция ЦАХАЛ «Литой свинец», и на форуме в Давосе президент Эрдоган резко высказался, возмутившись выступлением президента Израиля Шимона Переса.

В мае 2011 года двусторонние отношения оказались на грани разрыва. Тогда израильский спецназ перехватил суда «Флотилии свободы» с гуманитарным грузом для жителей сектора Газа. В ходе операции пассажиры турецкого парома «Мави Мармара» атаковали досмотровую группу. В ответ спецназовцы открыли огонь, убив девять и ранив 30 пассажиров. Анкара отозвала своего посла из Израиля, толпа закидала камнями израильское консульство в Стамбуле, а авторитет Турции в глазах палестинцев поднялся на невиданную доселе высоту.

«Арабская весна», спровоцировавшая усиление политического ислама на Ближнем Востоке и в Магрибе, укрепила этот вектор внешней политики Анкары, одновременно подтолкнув израильское руководство к сближению с Грецией и Кипром («историческими» оппонентами Турции).

Жесткая реакция Москвы на инцидент с российским Су-24 в ноябре 2015 года заставила Анкару искать поддержки у западных союзников, объявив при этом, что достижение мира на Ближнем Востоке невозможно без сотрудничества Турции и Израиля. В следующем году была анонсирована нормализация турецко-израильских отношений, однако возвращения к былому партнерству не произошло. 

Новый виток конфронтации случился в мае 2018 года на почве переноса посольства США в Иерусалим и жесткого подавления протестовавших против этого палестинцев. В ответ Турция понизила уровень дипотношений и созвала в Стамбуле внеочередной саммит Организации исламского сотрудничества. На этом форуме турецкий президент призвал страны ОИС к торговой блокаде Израиля.

Тем не менее, несмотря на все политические пертурбации, сотрудничество в сферах экономики, разведки и безопасности никогда не прерывалось.

Летом прошлого года Турция назвала лицемерными и угрожающими «делу Палестины» шаги ОАЭ и Бахрейна по нормализации отношений с Израилем. А начиная с декабря, турецкий президент заговорил о желании укрепить связи с еврейским государством, спровоцировав сомнения в искренности подхода Анкары к палестинской проблеме. Факт продолжающихся турецко-израильских консультаций в марте этого года подтвердил и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

Удивляться особо нечему: израильтянам нужен мир с соседями, а Турция, фактически оказавшаяся в довольно одиноком положении на Ближнем Востоке, стала искать партнеров, посылая сигналы о примирении не только еврейскому государству, но и Саудовской Аравии, и Египту. А это, во-первых, страны, как и Турция, конкурирующие с Ираном, что по мнению Анкары должно облегчить сближение с ними, во-вторых, - давние региональные союзники США, с чьим лидером Эрдоган на саммите НАТО в июне будет обсуждать сложные двусторонние отношения. Так что миролюбие Анкары следует рассматривать и как сигнал Вашингтону о готовности договариваться и идти на компромиссы.

Последние события в Израиле очень некстати нарушили этот тренд, и Турции незадолго до «судьбоносной» встречи в Брюсселе пришлось «ополчиться» на союзника Соединенных Штатов в критически важном регионе – «восточный» вектор внешней политики пересилил «западный».

Оказать какое-либо давление на Израиль самостоятельно она не может в силу низкого уровня двусторонних отношений, в частности, - экономических, и в этой ситуации действовать турецкий МИД пытается в связке с российскими коллегами. 10 мая переговоры по телефону провели главы внешнеполитических ведомств двух стран, а через два дня – лидеры государств, призвавшие стороны конфликта к деэскалации напряженности и мирному урегулированию ситуации. «При этом отмечена принципиальная позиция России и Турции в поддержку двугосударственного решения палестино-израильского конфликта на основе общепризнанных международно-правовых норм, а также особая роль «квартета» международных посредников (Россия, ЕС, ООН, США) в содействии переговорному процессу», - сообщили в администрации российского президента.[ii]

В ходе разговора Эрдоган, попросив российского коллегу пролоббировать в СБ ООН направление в зону конфликта миротворческого контингента (чего категорически не приемлет израильская сторона), подчеркнул «важность демонстрации единства позиции Турции и России». И неспроста: у Анкары есть определенные рычаги воздействия на ХАМАС, а Москва поддерживает, как минимум, постоянные и конструктивные связи с Западным Иерусалимом, который она признает столицей еврейского государства. Есть у России и контакты с ХАМАС. Так что опыт российско-турецкого посреднического взаимодействия в Сирии, Ливии и Закавказье вполне может пригодиться и здесь. Пока ситуация не зашла слишком далеко.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати