ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Европарламент: влияние политических фракций на формирование ЕК

10:07 06.03.2021 •

Сегодня свои коррективы в тему расклада политических сил в Европе может внести и далеко не завершившаяся пандемия. Пока что новая ситуация не привела к появлению каких-либо партий и движений, сделавших бы пандемию главным брендом своих позиций. Однако вполне правомерно предположить, что ближайшие выборы любого уровня дадут электоральный прирост оппозиционным силам. Здесь фаворитами выступают, прежде всего, партии экологического и лево-социалистического толка. В своих программах, а иногда и в практике коалиционного присутствия во власти, они всегда отдавали приоритет гуманистическим ценностям, а не чисто технологическим решениям. В выигрыше, безусловно, будут и националистические силы. Последние, как правило, рассматривали темы иммиграции с точки зрения проникновения потенциальных опасных инфекций на Запад от граждан «третьего мира». Нельзя исключить и определённых перемен в программных установках партий истеблишмента (христианских демократов, консерваторов, либералов, отчасти социал-демократов). В пропагандистском плане они, безусловно, сделают теперь акценты на реформы системы здравоохранения, столь необходимые в условиях пандемии. Очевидно, что при любом раскладе сил оппозиционные партии вряд ли будут пенять власть имущим на издержки в борьбе против коронавируса. В то же время оппозиция, даже не беря на себя всю полноту политической ответственности, не только может, но и должна выступать с инициативами, способствующими решению общих задач борьбы против пандемии. Многое зависит и от межпартийного сотрудничества в рамках коалиций. При всех очевидных и вполне естественных расхождениях по частным внутриполитическим проблемам тема коронавируса должна синхронизировать действия европейских коалиционных партнёров. Опора на различные социальные слои населения с их особыми экономическими интересами не может довлеть над решением общих задач государственной важности.

Европейская комиссия (ЕК) – один из главных институтов Евросоюза и занимает ведущее место в системе управления ЕС наряду с Европейским советом и Европейским парламентом (ЕП). В соответствии с Лиссабонским договором её статус, порядок формирования и структура, а также основы её компетенции и условия их осуществления определяются ст. 17 Договора о ЕС и ст. 244-250 Договора о функционировании ЕС. Еврокомиссию иногда сравнивают с институтом национального правительства. Действительно, по своему статусу, месту и роли в политической системе ЕС она во многом похожа на правительства отдельных государств. Однако до последнего времени у ЕК отсутствовал один из важнейших элементов правительственного института, а именно: она формировалась не на партийно-политической основе по итогам общеевропейских парламентских выборов. На первых порах Европейскую комиссию формировал Европейский совет, включающий глав государств и правительств стран – членов ЕС. Большинство стран представляли лидеры национальных партий (в основном консерваторов или социалистов), и в этом смысле партийные предпочтения играли определённую роль при назначении Председателя ЕК и, особенно, её членов, которых рекомендовали в состав Комиссии эти самые главы государств и правительств. Однако процесс формирования ЕК в тот период не имел институциональной основы с точки зрения общеевропейского политического представительства. В результате заметно пострадали статус и общественное восприятие Европарламента, практически исключённого из процедуры формирования Еврокомиссии, хотя ЕП остаётся единственным политическим институтом в ЕС, формируемым в результате волеизъявления его граждан.

Ситуация стала меняться в конце 1980-х гг., когда в ЕС стали формироваться так называемые общеевропейские партийные объединения. В 1976 г. возникла Европейская народная партия (ЕНП), в 1973 г. сформировалась Конфедерация социалистических партий Европы, которая в 1992 г. была преобразована в Партию европейских социалистов (ПЕС). В 1984 г. возникла Европейская партия зелёных (ЕПЗ), затем Альянс либералов и демократов (АЛДЕ), партия Европейских консерваторов и реформистов (ЕКР), партия Европейских левых (ПЕЛ), и т.д.

В 1992 г. в раздел 41 Маастрихтского договора была добавлена ст. 138а (позднее перенумерованная в ст. 191) Римского договора, в которой было указано, что «политические партии на европейском уровне имеют важное значение в качестве фактора интеграции в рамках Союза. Они способствуют формированию европейского самосознания и выражению политической воли граждан Союза». В настоящее время в ЕС официально зарегистрированы и функционируют 10 общеевропейских партий

До 2009 г., когда вступил в силу Лиссабонский договор, Европейский совет не обязан был учитывать результаты выборов в Европарламент при формировании Еврокомиссии. Тем не менее, партийные объединения, имевшие в Европарламенте даже относительное большинство, стремились провести на должность председателя ЕК своего представителя. Сам состав Еврокомиссии формировался путём делегирования в неё 1-2 до 2004 г., а после – одного представителя от страны – члена ЕС. Кандидатура еврокомиссара во многом зависела от того, какая партия в данной стране в тот момент находилась у власти. Таким образом, сами по себе общеевропейские партийные объединения не могли напрямую влиять на формирование состава ЕК, но тем не менее определённая корреляция между итогами общеевропейских выборов и представительством этих партий в ЕК существовала.

За прошедшие 5 лет объединённая Европа пережила ряд серьёзных кризисов. К ним относятся миграционный кризис 2015–2016 гг., брекзит, обострение отношений между странами – основателями ЕС и так называемыми младоевропейцами по вопросам преодоления миграционного кризиса и отношения к европейским ценностям (Венгрия, Польша), рост общественного недовольства слабостью и недемократичностью ключевых политических институтов ЕС, которое выразилось в росте электоральной поддержки евроскептиков на общеевропейском и национальном уровнях. Значение выборов 2019 г. для европейских избирателей было крайне высоко, что нашло отражение в их небывало высокой явке. Для электората крайне важным был состав нового Европарламента и как он будет влиять на формирование новой Еврокомиссии. Все ведущие европейские партии выдвинули своих «ведущих кандидатов»: от ЕНП – лидер фракции в ЕП М. Вебер (Германия); от ПЕС – первый заместитель главы ЕК и бывшего министра иностранных дел Нидерландов Ф. Тиммерманс; от АЛДЕ – целых 7 кандидатов, среди которых лидер фракции АЛДЕ в ЕП Г. Верхофстадт и Еврокомиссар М. Вестагер (Нидерланды), от Европейских консерваторов и реформистов – депутат ЕП Я. Захардил (Чехия) и т.д. Победу на этих выборах вновь одержали консерваторы из ЕНП, набравшие 21,0% голосов, лишь ненамного опередив ПЕС, у которой 18,5%. Затем расположилось объединение либералов «Обновим Европу» (ОЕ, бывшая АЛДЕ) – 13,0%, ЕПЗ – 11,7%, праворадикальная партия «Идентичность и демократия» (ИД) – 10,8%, ЕКР – 8,2% и ПЕЛ – 6,5%. После длительных дискуссий Евросовет несколько неожиданно предложил на пост Председателя ЕК не М. Вебера, а министра обороны Германии Урсулу фон дер Ляйен, которая представляла партию ХДС (ЕНП), но не имела никакого отношения к избирательной кампании консерваторов. Это решение, несомненно, нанесло заметный урон дальнейшей демократизации политической системы ЕС. И замедление процесса укрепления роли и влияния объединений европейских политических партий и формируемого ими Европарламента показывает, что, к сожалению, у глав государств и правительств, а также ряда партий нет единой позиции в вопросе распределения полномочий между ведущими политическими институтами союза. Три партийные группы ЕНП, ПЕС и ЕПЗ последовательно отстаивают принцип Spitzenkandidat и необходимость усилить роль и статус Европарламента, либералы ОЕ и влиятельная часть членов Евросовета выступают против его автоматического применения. Можно предположить, что по крайней мере в ближайшее время демократизация политической системы продолжится, роль и влияние общеевропейских партий и представительного органа ЕС Европарламента, отражающих интересы и умонастроения европейских избирателей, будут сохраняться, возможно, даже усиливаться, и они будут оказывать всё большее влияние на деятельность остальных институтов ЕС, включая Еврокомиссию.

По материалам: Монографии «Коалиционные правительства в современной Европе: шансы и риски» / [В.Я. Швейцер и др.]. – М. : Ин-т Европы РАН, 2020.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати