ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Постпандемический мир: новая реальность глазами Москвы и Пекина

10:01 28.02.2021 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: sib-science.info

В МИА «Россия сегодня» состоялась онлайн-конференция в формате видеомоста «Москва – Пекин», посвященная актуальной ситуации в мировой политике и экономике и влиянию внешних факторов на Россию и Китай на фоне борьбы с последствиями пандемии COVID-19. Принявшие участие в обсуждении российские и китайские эксперты отметили, что Россия и «коллективный» Запад окончательно вернулись к режиму конфронтации, что закрепили результаты прошедшего Совета НАТО.

Напомним, что 17 февраля генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг, подводя итоги заседания Совета НАТО, заявил, что новая стратегическая концепция организации, принятие которой запланировано в текущем году, будет нацелена на сдерживание России и Китая. Таким образом, менталитет «холодной войны» в мировой политике возобладал над реальными усилиями по выходу из кризиса, спровоцированного пандемией COVID-19.

Слова генсека НАТО прозвучали на фоне карантинных ограничительных мер, которые имели негативные последствия для мировой экономики и международного бизнеса. Среди них – сокращение экономического роста национальных экономик, рост задолженности государств, компаний и частных лиц, снижение промышленного производства и торговых оборотов, разрыв логистических и транспортных цепочек, спад в сфере услуг и туризме.

В своем выступлении на онлайн-конференции директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Виктория Перская отметила, что страны по-разному преодолевают последствия пандемии. Если Китай сумел достаточно быстро справиться с ними, а Россия это делает чуть медленнее, то для систем здравоохранения стран Западной Европы и США возникшие проблемы стали по-настоящему тяжёлым испытанием, сопровождаемым резким ростом смертности. В частности, по последним данным, за время пандемии COVID-19 в США умерло около 500 тыс. человек. Кроме того, последствия распространения коронавирусной инфекции неизбежно будут сказываться на темпах экономического развития и способствовать росту социальной напряженности. В этих условиях государственные структуры будут вынуждены обратить внимание на вопрос социального обеспечения наиболее уязвимых слоев общества, включая и необходимый доступ к здравоохранению. Причину произошедшего провала систем здравоохранения в Европе и США В. Перская видит в процессе деиндустриализации, который достиг своего предела в рамках Европейского союза, где доля экономики услуг составила около 80%.

Заместитель директора, руководитель Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Сергей Уянаев считает, что человечество в 2020 году оказалось перед вызовом уникальных масштабов, затронувшим все без исключения страны мира. Ученый отметил, что различия в темпах выхода из пандемии коронавируса во многом предопределены теми процессами, которые происходили в мировой экономике ещё до начала распространения COVID-19. В частности, Китай лишь ускорил темпы экономического роста по ВВП, составившие 2,5%. «По паритету покупательной способности (ППС) доля Соединенных Штатов, которые очень сильно «просели» в результате эпидемии, составляет сейчас 16%, тогда как у КНР – 18,6%», – добавил эксперт.

Директор Центра по изучению России Института гуманитарных и социальных наук Восточно-Китайского педагогического университета в Шанхае Фэн Шаолэй считает, что мир стоит на пороге масштабного кризиса, который связан далеко не только с пандемией. «Вся система государственного управления, в том числе и международные отношения, подверглась серьезнейшему испытанию. Во время пандемии мы увидели, как некоторые государства, например, США, вели себя крайне своеобразно, пытаясь переложить ответственность за собственные просчёты на другие страны, что не делало им чести. Сейчас мы находимся на этапе перелома, но сменится ли он новой стабилизацией – большой вопрос», – отметил он.

По словам китайского эксперта, в ходе пандемии глобализации по лекалам западных стран был подведён своего рода итог. Конечно, идея строительства глобальной экономики способствовала на определенном этапе развитию международной торговли и формированию новых маршрутов, но одновременно выявила многочисленные проблемы и неравномерности в развитии. «Если в начале и конце ХХ века глобальные трансформации осуществлялись благодаря странам Запада, то с началом нового столетия мы видим, как эти процессы стали полицентричными и многовекторными. Вызов, который Запад увидел в новых центрах силы, стал для них очень неприятным сюрпризом», - заметил он.

 По оценке Фэн Шаолэя, страх США и их союзников потерять контроль над мировым развитием можно увидеть практически во всех точках напряженности, которые вспыхивали в ХХI веке – начиная со вторжения в Ирак, серии «цветных» революций на постсоветском пространстве, и кончая конфликтами в Грузии и на Украине, которые были напрямую вызваны стремлением в Вашингтоне к расширению НАТО на восток. «Если ретроспективно охватить все эти события недавней истории, то можно увидеть, что они происходили как результат провокаций со стороны Запада и приводили исключительно к росту кризисных явлений. В конце концов этот кризис перекинулся на сами страны Запада, а кульминацией стала попытка штурма Капитолия в Вашингтоне», - отметил Фэн Шаолэй.

Руководитель Центра исследования стратегий и мира Дипломатической академии КНР Су Хао согласился с тем, что термин «глобализация» в своем общепризнанном значении появился в западном мире. «Сначала развитие глобализма стало следствием Великих географических открытий и промышленного переворота. Второй этап наступил после окончания Второй мировой войны, когда страны антигитлеровской коалиции создали систему международных организаций во главе с Организацией Объединенных Наций. Шел процесс институциализации единого мира, достигший апогея после распада СССР. Практически незаменимой валютой стал доллар США. Однако проблем не стало меньше, возникло множество диспаритетов. Формирование многополярности на мировой арене вызвало к жизни на Западе радикальные проявления консерватизма и протекционизма, стратегической конкуренции между США и другими центрами силы. Теперь глобализация для них не преимущество, а угроза», - заметил он.

Су Хао считает, что взятая Вашингтоном линия на конфронтацию, ставшая характерной для США в период президентства Дональда Трампа, останется неизменной и при администрации Джозефа Байдена. «Риторика в Белом доме вряд ли изменится. Уже сейчас можно предположить, что при обсуждении новой стратегии НАТО, которая будет принята весной-летом 2021 года, главными противниками альянса будут названы Россия и Китай», - констатировал он.

С позицией китайских коллег согласились российские эксперты. В частности, Виктория Перская отметила, что категорическое нежелание американского истеблишмента считаться с объективными изменениями, происходящими на мировой политической арене, не может не вызывать беспокойства. «Есть опасение, что под предлогом демократизации в США идет резкая перестройка системы управления в авторитарном направлении. В Вашингтоне не согласны с тем, что их особое положение в международных делах оспаривается, и поэтому усиливают конфронтационную риторику», - заметила она.

В.Перская также напомнила, что ни Россия, ни Китай не были приглашены на Мюнхенскую конференцию по безопасности, проходившую в середине февраля. «Это фактическое отторжение двух государств от системы международной безопасности, но исключить Россию и Китай из Евразии практически невозможно. Возможно, западоцентричная модель международных отношений уйдёт в прошлое. Но её сторонники будут крайне активно сопротивляться», - пояснила она.

В сложившихся условиях Москва и Пекин вынуждены перестраивать свои отношения с Вашингтоном и Брюсселем в соответствии с интересами своих государств. «У Москвы и Пекина есть немалый потенциал для сотрудничества. Но необходимо понимать: нельзя безоглядно рушить всю архитектуру международной безопасности. Напротив, необходимо предлагать свои международные и региональные альтернативы. В Евразии необходимо уделять особое внимание взаимодействию России и КНР на площадке Шанхайской организации сотрудничества», - заключила В.Перская.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати