ГЛАВНАЯ > Рецензии

Советско-югославское сотрудничество: трудный путь к взаимопониманию

12:41 02.11.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Животич А. Югославско-советские военные противоречия (1947-1957): Искушения союзничества / Пер. с сербского П.Зеновской, А.Некрасовой. – М.: Политическая энциклопедия, 2019.

В российском издательстве «Политическая энциклопедия» вышел в свет перевод на русский язык монографии известного сербского исследователя, профессора философского факультета Белградского университета Александра Животича, посвященной проблемам военного сотрудничества Югославии и Советского Союза в 1947-1957 годах, которое в период общего сближения двух стран вначале представляло собой один из важнейших соединительных элементов между ними, а затем было прервано из-за разногласий Белграда и Москвы по вопросам международных отношений в Европе.

Труд А.Животича охватывает югославско-советские отношения в период от окончания Второй мировой войны до начала масштабного конфликта между Белградом и Москвой, а также в период начала нормализации, наступивший в середине 1950-х годов. Насколько реальные советские возможности совпадали с югославскими желаниями и амбициями на Балканском полуострове, а насколько расходились? Не менее важно было установить, насколько Москва считала запросы Белграда оправданными, а в какой мере видела в них выражение необоснованных и чрезмерных амбиций и стремления к гегемонии на Балканском полуострове. При ответе на эти вопросы ученым были использованы сербские и российские источники. Среди них - фонды Военного архива (архива Югославской Народной Армии), Дипломатического архива Министерства иностранных дел Республики Сербия, Архива Югославии и Исторического архива Белграда, Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ).

Как отмечает в своем труде А.Животич, военное сотрудничество Москвы и Белграда началось на заключительных этапах Второй мировой войны и получило активное развитие в первые годы после ее окончания. Различные его формы, широкий охват и всесторонность свидетельствуют о том, что политическое руководство СССР и Югославии возлагало на него большие надежды. Осуществлялись программы и соглашения по поставкам советского вооружения и военной техники, а также оборудования для военной промышленности. Югославские офицеры получали профильное образование в военных училищах и академиях СССР. Советские советники и инструкторы направлялись в подразделения, учреждения и учебные заведения Югославской армии. Однако за внешне ровными отношениями назревали предпосылки будущего большого конфликта, одной из важнейших причин которого заключалась в самом характере осуществлявшегося тогда военного сотрудничества.

Советско-югославское сотрудничество началось с военной взаимопомощи в последние месяцы 1944 года и сформировалось в ходе проведения заключительных операций по освобождению Югославии от нацистов и их пособников. После окончания Второй мировой войны оно превратилось в военный союз. Этому способствовали схожесть двух государств, которой способствовала общность идеологий, победа в национально-освободительной войне и в гражданском конфликте со сторонниками восстановления монархии, идеи славянской и социалистической солидарности. СССР намеревался сделать Югославию своим ближайшим и сильнейшим союзником на Балканах. Со своей стороны, в Белграде ожидали, что Москва поддержит реализацию югославского плана развития вооруженных сил, а также военную политику этой страны в отношении ее соседей, прежде всего Албании и Греции.

В 1944-1945 годах, когда участники антигитлеровского Сопротивления на Балканском полуострове напрямую контактировали с Красной Армией, Народно-освободительная армия Югославии находилась в процессе преобразования из партизанского образования в армию современного типа, которой требовалось не только и не столько вооружение, сколько квалифицированный командный состав, особенно в технически сложных частях. Конечно, среди партизан воевали офицеры довоенной югославской армии, а также участники Гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. Однако нехватка кадров все равно давала о себе знать. Поэтому одним из первых соглашений двух стран стало соглашение об организации обучения югославских офицеров в СССР и направлении военные специалистов из Советского Союза в Югославию. Однако после прибытия в СССР югославские офицеры столкнулись с последствиями пережитой нашей страной войны, а также тяжелыми условиями жизни и работы. Новая система обучения, по словам А.Животича, предполагала минимум практики, огромный объем теории и беспрекословную дисциплину. Со своей стороны, официальный Белград столкнулся с тем, что советские специалисты нередко пренебрегали югославской спецификой, а также не торопились прислушиваться к пожеланиям своих коллег, которые всерьез надеялись на то, что Москва сделает их армию равной по мощи советской. На этой почве и начал назревать конфликт, отправной точкой для которого послужили различия стилей и концепций обучения и преподавания, а также отношений в самой армии.

Не менее важным элементом разногласий послужил новый план развития югославских вооруженных сил. Практически сразу после завершения войны Генеральный штаб Югославии начал разработку плана создания сильной армии и мощного военно-промышленного комплекса, что требовало советской экономической и консультативной помощи. Позиция Москвы была принципиально иной: там считали, что Югославия нуждается в небольшой по численности, но хорошо оснащенной и обученной армии, возглавляемой квалифицированным командным составом. При этом часть военно-технического снабжения могла бы взять на себя местная промышленность, находившаяся тогда на сравнительно низком уровне развития, а Советский Союз мог бы брать на себя обязательства по оснащению вооруженных сил Югославии более совершенным оружием и военной техникой. Кроме того, необходимо учитывать, что СССР не мог оказать Белграду помощь в требуемых им объемах как из-за серьезных потерь в годы войны, так и из-за переориентации промышленности на мирные цели и необходимости соблюдения обязательств перед другими странами-союзницами. Наконец, существовали серьезные разногласия сторон по поводу перспектив применения советского опыта в югославской среде. Советская сторона считала расхождения в этом вопросе одним из самых сложных моментов сотрудничества двух стран, потенциально угрожающим переориентацией политического руководства Югославии. В конечном итоге сумма противоречий, накопившихся у Белграда и Москвы, привела к отказу последней от поддержки югославского плана развития вооруженных сил в 1948 году.

Особым фактором разногласий Москвы и Белграда по военным вопросам стали поставки советского оружия в Югославию. В первую очередь, речь шла о развитии военно-морского флота, который занимал особое место в планах официального Белграда и проектировался как чрезвычайно мощный, способный обеспечить оборону приморских районов страны и выход на оперативный простор – в Средиземное море. В Советском Союзе не разделяли амбиций Иосипа Броз (Тито) и его ближайшего окружения, поскольку разгром нацизма поставил перед Москвой иные приоритеты, связанные, прежде всего, с восстановлением гражданских объектов и выходом на мировые рынки. Кроме того, флот СССР понес серьезные потери в годы войны. В итоге СССР посчитал требования Белграда чрезмерными и смог предложить только оружие и технику периода Второй мировой войны, а также очень небольшие объемы современных вооружений (в том числе из собственной доли поделенного между союзниками по антигитлеровской коалиции итальянского флота), что породило у югославских военных некоторое недоверие и непонимание. Тем не менее, несмотря на многочисленные обвинения в адрес Советского Союза, прозвучавшие на пике конфликта двух стран в 1948-1953 годах, объективные факты свидетельствуют об их несправедливости: поставки оружия и военной техники как с точки зрения объемов, так и технических характеристик, не снижали боеготовности, а, напротив, способствовали преобразованию Народно-освободительной армии Югославии в современную и оснащенную армию вполне европейского уровня.

Серьезные разногласия существовали между Москвой и Белградом по вопросу югославского военного присутствия в Албании и Греции. Поставки оружия и военной технике Тиране, подготовка албанских офицеров в югославских учебных заведениях, временное базирование авиации на аэродромах Албании не встречали советского сопротивления, но это происходило лишь до момента пока в 1947 году Иосиф Сталин и Энвер Ходжа не установили более тесных контактов. В Москве крайне опасались возможных провокаций стран Запада и конфликта на греко-албанской границе, который мог вовлечь Москву в противостояние с Великобританией и США. В итоге советская печать усилила критику политики Белграда на Балканах, как и факты прямой помощи Югославии греческому партизанскому движению, которые, по мнению руководства СССР, подрывали стабильность в балканском регионе.

Обострившееся идеологическое и политическое противостояние Белграда и Москвы привело к тому, что в 1948-1953 годах отношения между двумя странами практически были прерваны. Несмотря на то, что нормализация отношений между СССР и СФРЮ началась почти сразу же после смерти Сталина, возобновление военных отношений между двумя странами происходило значительно медленнее, чем восстановление контактов в остальных областях. Серьезный импульс попыткам восстановления контактов обеих стран в военной сфере придала деятельность министра обороны Советского Союза, маршала Георгия Жукова, который настаивал на сближении обеих стран и преодолении существующих разногласий.

Поводом для нового охлаждения отношений между Москвой и Белградом стали венгерские события 1956 года. Решение политического руководства СССР о вводе войск в Будапешт и силовом восстановлении своего влияния в этой стране вновь вызвали волну критики в Югославии. Смещение маршала Жукова с поста министра обороны, разногласия по поводу программы и устава Союза коммунистов Югославии, а также споры по поводу проведения Совещания коммунистических и рабочих партий в Москве в 1957 году заставили отложить начатые переговоры в военной сфере на четыре года. Советское руководство отказалось заключать договоренности о поставках военной техники и вооружений, пока югославская сторона принимает западную военную помощь, а в Белграде находится миссия США. В конце 1961 года контакты в этой сфере вновь были восстановлены, но уже в иных обстоятельствах и условиях.

Работа сербского историка проясняет некоторые сравнительно мало исследованные вопросы отношений Москвы и Белграда в первые послевоенные годы и будет интересна как для специалистов по истории Югославии и СССР, так и для всех, кто интересуется сложными вопросами внешней политики России и стран Балканского полуострова.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати