ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Мировая экономика в условиях COVID-19: от глобализации к усилению регионализма?

10:23 30.10.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Мир столкнулся с масштабным кризисом, вызванным пандемией СOVID-19. При этом Китай, который первым еще в начале года начал вводить жесткие карантинные меры, поставив «на паузу» целые отрасли экономики, во втором и третьем кварталах 2020 года практически вернулся к нормальной жизни и уже демонстрирует экономический рост – в отличие от других стран мира, где карантинные меры продолжают усиливаться.

Насколько велики убытки в глобальном масштабе? Каковы сценарии развития мировой экономики после выхода из кризиса? Какие отрасли могут стать драйверами роста? На эти вопросы ответили известные отечественные экономисты в рамках состоявшегося в Москве круглого стола.

Научный руководитель департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Леонид Григорьев отметил, что темпы выхода из пандемии не должны смешиваться с темпами выхода из рецессии. Сам Китай до сих пор находится на изоляции. В остальном мире ситуация развивается по спирали: небольшие послабления снова сменяются карантинными мерами. Экономический подъем не наметится, пока не будет открыто авиасообщение с ключевыми для современной экономики странами, поскольку ее полноценное развитие невозможно без постоянного передвижения людей. Эксперт напомнил, что для современного кризиса характерно сокращение потребления состоятельных слоев населения, поскольку именно для них характерен высокий уровень перелетов, как с целью деловых поездок, так и туризма. Что касается России, то отчасти от сокращения авиасообщения, по словам экономиста, она даже выиграла, поскольку ранее туристы массово вывозили денежные средства из страны, прежде всего в Европу, а теперь этот процесс из-за ограничения выезда замедлился. «Без возвращения грандиозного туристического курорта на территориях бывшей Римской империи полное восстановление допандемической жизни невозможно», – отметил Л.Григорьев.

 По его словам, рост заболеваемости наблюдается не только и не столько в бедных странах, сколько там, где фиксируется высокая скученность необеспеченных людей при общей развитости экономики. «Перспективы на 2021 год пока не слишком обнадеживающие. По всей видимости, на показатели роста выйти удастся, но они будут отставать даже от 2019 года. Скорее всего, их удастся догнать только в 2022 году и лишь при условии, что пандемия прекратится к лету 2021 года», - пояснил экономист.

Л.Григорьев считает, что в настоящее время мир перестраивается в условиях «скрытой стагнации». «Редчайший случай: рецессия началась без кризиса. Показатели капиталовложений пошли вниз, и это сказалось на всей мировой экономике. Основным ударом стало падение уровня потребления наиболее богатых слоев населения. Когда они перестали тратить деньги, обрушились показатели занятости у бедных людей. В мире стала увеличиваться доля государственных расходов при сокращении инвестиций. Пока пандемия не закончится и не произойдет оживления экономической жизни, это состояние не изменится. Согласно прогнозам Организации Объединенных Наций, более 150 млн. человек могут оказаться в состоянии крайней бедности», - заявил эксперт.

Директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Виктория Перская отметила, что, по данным, озвученным в начале октября на заседании Второго Комитета по целям устойчивого развития ООН в выступлении лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица, в настоящее время наиболее уязвимыми местами мировой экономики становятся сокращение реального сектора и рабочих мест при «сжатии» внутреннего производства. Эти проблемы актуальны для всех стран, поскольку пандемия привела к закрытию границ во избежание дальнейшего распространения вирусной инфекции. Прервались глобальные цепочки стоимости, имевшие большое значение (по данным 2019 года, на них приходилось 50% мировой торговли). На 1 сентября 2020 года мировая торговля сократилась примерно на 2% по сравнению с предыдущим кварталом, но доля услуг – на 76%, а товарами – на 15%. В целом ожидается, что мировая торговля за 2020 год, по данным ЮНКТАД, упадет на 20%, а по прогнозам ВТО – на 13%. При этом 90% экономики в настоящее время находятся в состоянии изоляции.

Что касается стран «Большой двадцатки» (G20), то можно заметить, что около 60% торговли в этом объединении сейчас связаны с пандемией. В том числе 30% ограничений в торговле связаны с здравоохранением, развитием биотехнологий, обеспечении здоровья наций. При разрыве глобальных цепочек стоимости происходит формирование более оптимальных горизонтальных связей между субъектами, территориально приближенными друг к другу. Таким образом глобальная кооперация уступает место региональной. Наиболее ярким примером может служить Азиатско-Тихоокеанский регион.

Специфическая ситуация сложилась в ряде стран СНГ. Например, доля Казахстана и Киргизии в формировании глобальных цепочек стоимости в 2018 году составляла 85% и 75% соответственно. Это означает, что их национальные экономики зависят от бесперебойного функционирования экономик других стран, куда идут взаимные поставки. Эти обстоятельства формируют, по сути, монокультурность производства и не способствуют развитию других сегментов экономики. На региональном уровне, в Центральной Азии, эти две страны имеют 75% и 50%. «5 октября, на заседании Второго комитета ООН по целям устойчивого развития именно представитель Казахстана отметил, что для экономики этой страны встал вопрос о том, как дальше развиваться. Они в свое время провели деиндустриализацию национального производства и не обеспечили безопасность своего национального развития, а в результате у них сегодня наблюдается высокая степень падения реального сектора и сокращение рабочих мест», - подчеркнула В.Перская. По ее словам, в сложившихся условиях вопросы экономического суверенитета и безопасности, исключая закрытие границ, будет основным для перестройки экономик большинства стран мира.

Временно исполняющий обязанности директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов отметил, что в условиях коронакризиса сработал целый ряд факторов, которые в обычной жизни реализоваться почти невозможно. К новой обстановке лучше всего сумел приспособиться Китай, который смог еще зимой и весной 2020 года сделать то, чего не смогла ни одна страна мира – резко остановить на 80 дней жизнь целой провинции Хубэй и ее центра в Ухане. Благодаря этому второй волны пандемии там пока удалось избежать. Однако воспользоваться своим успехом в полной мере Пекину не дали, организовав усилиями Соединенных Штатов и их ближайших союзников беспрецедентное давление на КНР. Тем не менее, меры, предпринятые Вашингтоном против внешнеэкономических операций Китая, не удались.

«В настоящее время именно в Китае сложились условия для выхода из рецессии. Пекин будет опираться на собственные силы, уделяя внимание консолидации вокруг своих замыслов стран Восточной Азии, придавая больший прагматизм замыслам, связанным с развитием «Экономического пояса Шелкового пути» и, видимо, развивать альтернативную систему блокчейна», - пояснил А.Маслов.

Востоковед также отметил, что пандемия COVID-19 стала своеобразным стресс-тестом на мировое сотрудничество. «К сожалению, современный мир его не выдержал. Мировые организации, которые должны были оперативно сработать в условиях кризиса, отреагировали с отставанием. Мы видим много обсуждений, но не действий. Налицо очевидный кризис доверия между странами, блоками и даже внутри самого научного сообщества», - объяснил А.Маслов.

Вместе с тем, говорить, что первопричиной всему стала пандемия коронавируса, было бы неправильно: международная обстановка была напряженной и до COVID-19. «Человечество готовилось совсем к другой войне и кризисам, и то, что произошло, стало полной неожиданностью. Тем не менее, ждать, что в ближайшее время будет выработана общая стратегия выхода из рецессии, не приходится. На последней Генеральной Ассамблее ООН каждая страна говорила лишь о своих проблемах. Поэтому ни в этом, ни в следующем году консолидированного плана действий не будет. Сложность в том, что на волне национального эгоизма каждый предлагает свой собственный выход, лишь осложняя сложившуюся ситуацию. В этих условиях выиграет та страна, которая с наименьшими потерями выйдет из коронакризиса, в 2021 году сумеет восстановить экономику и лучше всего сможет представить свои достижения, в том числе в перестройке стандартов своей национальной и мировой экономики. Наиболее вероятным кандидатом на эту роль в ближайшее время остается Китай», - заключил А.Маслов.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати