ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Как Китаю удалось победить эпидемию коронавируса?

11:53 25.03.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: parstoday.com.

В Москве на площадке пресс-центра «Парламентской газеты» состоялось выступление известного российского востоковеда, профессора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексея Маслова. Ученый рассказал о том, как Китаю удалось побороть эпидемию коронавируса.

Напомним, что в конце декабря 2019 года в городе Ухань провинции Хубэй (Центральный Китай) были обнаружены первые случаи пневмонии неизвестного происхождения у местных жителей, посещавших рынок животных и морепродуктов Хуанань. Уже 31 декабря власти Китая информировали о заболевании Всемирную организацию здравоохранения. С 22 января 2020 года Ухань был закрыт на карантин, с 24 января аналогичная мера была предпринята в прилегающих к нему городских округах. Вирус был зафиксирован во всех провинциях Китая. 11 февраля заболевание получило название нового коронавирусного заболевания (COVID-2019).

Прошло несколько месяцев, и можно в целом сказать, что Китай справился с эпидемией. 12 марта Государственный комитет по вопросам здравоохранения КНР сообщил, что пик заболеваемости в стране пройден. По последним данным, в больницах остаются 4735 человек, при этом более 90% зараженных выздоровели. Уже 25 марта будут сняты ограничения на въезд и выезд из провинции Хубэй, а 8 апреля - с города Ухань. Что же помогло Китаю в борьбе с коронавирусной инфекцией, и как двухмесячная изоляция отразилась на экономике страны?

Алексей Маслов отметил несколько факторов, способствовавших успеху Китая в борьбе с эпидемией. В частности, центральная власть КНР сработала очень оперативно и опустила «железный занавес» над городом Ухань, провинцией Хубэй и несколькими городами, находящимися за её пределами.

Впрочем, первый период развития болезни китайцы все же пропустили, и, понимая, что развивается какая-то инфекция, не сразу начали бить тревогу. Однако уже к 8 января, когда стало понятно, что речь идёт об очень серьёзном заболевании, но еще не было ясно, насколько оно летально, в Пекине было принято решение о введении карантинных мер.

Оперативная реакция на события – главная черта, которая отличает современный Китай. Она стала возможной благодаря тому, что в КНР есть в наличии хорошо отстроенная, централизованная система управления. Она функционирует по двум линиям – Компартии Китая (на уровне городских, уездных и провинциальных комитетов) и Госсовета КНР, которому, соответственно, подчиняются местные администраций.

Важнейшую роль в борьбе с болезнью сыграло полное закрытие города Ухань и провинции Хубэй. При этом власти очень жестко следили за тем, как соблюдался режим карантина, одновременно максимально обеспечив граждан всем необходимым. Например, в студенческих общежитиях был ускорен интернет, а также осуществлялась доставка продуктов питания. Многие ресторанчики, формально закрытые, работали «на вынос». Все это делалось для того, чтобы люди не пытались выбраться наружу.

«Насколько я понимаю, китайские власти поставили под контроль систему распределения даже частных складов и магазинов, поскольку было важно ввести на определенный период мобилизационную экономику. Главным принципом стало обеспечение страны всем необходимым – от медицинских масок, на выпуск которых была сразу же переориентирована часть производств до продуктов питания. Все эти меры представляют собой совершенно уникальный опыт, который заслуживает отдельного изучения другими странами», - заметил А.Маслов.

Кроме того, Китай, по словам эксперта, располагает гигантской финансово-экономической «подушкой» как на общегосударственном, так и на региональном уровне. Это позволило оперативно и централизованно отправить средства в пострадавшие от эпидемии регионы. Речь идет как о прямых вложениях, так и потенциальных потерях, которые несут малые и средние предприятия, составляющие 80% от всего бизнеса Китая. «Среди них - маленькие ресторанчики, и кафе, и гостиницы и, например, торговые киоски, владельцы которых кормят себя и свою семью. Китай сразу же в лице правительства гарантировал, что служащие государственных предприятий, уходя, по сути дела, в отпуск на карантин, будут получать стандартную зарплату в соответствии с форс-мажорными обстоятельствами. Малым и средним предприятиям в пострадавших районах будет обеспечена компенсация в размере декларируемой прибыли. Государство сразу же сообщило, что возвращает взносы в страховые фонды, в медицинские фонды. По сути, это, так или иначе, обратные выплаты. Если предприятия переходили в режим онлайн, то они освобождались от налога на добавленную стоимость. И хотя раньше НДС был не так уж высок (по разным видам деятельности – от 3 до 6%), эта мера оказалась очень эффективной», - пояснил А.Маслов.

Ученый подчеркнул, что провинция Хубэй, где был обнаружен эпицентр распространения нового вируса, представляет собой огромный транспортный узел и важный промышленный регион. В этих условиях Пекин, пойдя на остановку промышленных предприятий, не дал «схлопнуться» внутреннему рынку страны.

В разгар эпидемии Китай остановил свои предприятия на два месяца. В самый пиковый с точки зрения заболеваемости момент в стране работало не более 20-30% производств. Однако уже к началу второй декады марта в строй вернулось 80% предприятий, а к концу марта их доля достигнет 100%.

Другой вопрос – как скажется эпидемия коронавируса на мировой экономике в целом? А.Маслов считает, что определяющим фактором здесь станет не факт остановки производств в Китае, а гипертрофированная раздутость финансовых рынков в странах Европы, слабые позиции реального производства и закредитованность населения. «В этих условиях кризис произошел бы в любом случае, а распространение COVID-2019 стало лишь толчком, обозначившим разрушение этой системы», - заметил эксперт.

Более того, КНР, пережившая пик эпидемии и оправившаяся от него раньше многих, теперь находится в выигрышном положении. Пекин стал своеобразным островком экономической стабильности, а китайцы готовы скупать акции и предприятия на падающих рынках и оказывать серьезную помощь другим странам мира.

Кроме того, Китаю помогла максимальная компьютеризация, и открытость информации. В частности, политическое руководство страны учло ошибки, сделанные в 2003 году во время борьбы с атипичной пневмонией (SARS), когда КНР обвиняли в занижении числа заболевших и умерших граждан. На протяжении всего периода борьбы с коронавирусом все необходимые материалы публиковались на сайте Государственного комитета по здравоохранению, региональных бюро и больниц. Мониторинг по отдельным провинциям, городам и районам велся в режиме онлайн. По графикам можно было отследить, сколько человек находится на больничных койках, а сколько выздоровело или умерло. «Если чей-то родственник оказывался в районе распространения эпидемии и было непонятно, что с ним произошло. Можно было, опираясь на данные (имя, возраст и адрес больницы), запросить данные и узнать, где именно находится предполагаемый пациент», - подчеркнул А.Маслов.

Наконец, в ходе карантина массово востребованными стали онлайн- услуги, которые Китай вводил на протяжении десятилетий. Результат, который получила КНР, объясняется не только победой врачей, но и системы в целом, которая была создана чуть раньше. В частности, в стране активно заработала система телемедицины, причем речь идет не о маленьких частных центрах, а о 5-6 основных гигантских холдингах, базирующихся на ресурсах крупнейших операторов, включая Alibaba и Tencent. При этом Китай обеспечил не только высокое качество услуг, но и должный уровень безопасности сохраняемой информации.

«Например, на платформе, функционирование которой обеспечивает Tencent, ежемесячно отмечалось до 1 млн. 200 заходов. В феврале, в период пика эпидемии, эта цифра перевалила за миллиард. Ресурсы выдержали эту нагрузку. Оказалось, что всё очень хорошо работает. Кроме того, когда китайцы переходили на онлайн-системы образования и обучения, они использовали для этого собственные базы. По показателям компьютеризации и цифровизации Китай находится на десятилетия впереди других стран », - заметил А.Маслов.

Эксперт подчеркнул, что важнейшей мерой, которая позволила побороть эпидемию, стало жесткое пресечение и борьба с паническими слухами и фейками. «Мы до конца не знаем, хотя можем догадываться, какими способами был достигнут подобный результат. Но предпринятые шаги полностью себя оправдали. Произошло это потому, что между властью и народом существует устойчивое доверие. Это говорит о том, насколько последовательно власти выполняли свои обязательства перед населением как в мелочах, так и на общегосударственном уровне», - заявил А.Маслов.

По словам востоковеда, Китай зарабатывал кредит доверия на протяжении 40 лет, с момента начала реформ. Разумеется, предпринимавшиеся меры нравились не всем. Внешнеполитические оппоненты критиковали КНР за ограничение гражданских прав и свобод, в том числе в Интернете, однако с высоты нынешнего опыта можно сказать: большинство граждан согласились на эти ограничения, поскольку им была понятна их логика. Страна постоянно развивалась, а социальное положение граждан улучшалось. При этом авторитет Китая на международной арене устойчиво рос. «Кому же не хочется жить в стране, которую уважают?» - задал риторический вопрос А.Маслов.

По словам ученого, наступивший кризис стал своеобразным «стресс-тестом» всей выстроенной системы. Китайская национальная элита с честью прошла это испытание на качество, потому что в борьбе с заболеванием объединились все – от высшего руководства страны до последнего чиновника и от мелких бизнесменов до крупнейших капитанов китайской промышленности, вроде основателя Alibaba Джека Ма. Тем самым сложившаяся система подтвердила собственную политическую легитимность. Это главный вывод, который необходимо сделать из китайского опыта борьбы с коронавирусом.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати