ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Турция – жертва международного заговора или возмутитель спокойствия?

09:42 20.08.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

«Внимание! Турцию хотят взять в клещи на все более обширном пространстве»! – предупреждает газета HaberTürk.[i] И действительно, современное геополитическое положение страны может предстать в таком ракурсе. Проблемы одновременно множатся на разных направлениях, и наиболее резонансная из них – поступательный рост напряженности в акватории Восточного Средиземноморья.

К греко-турецким трениям в Эгейском море все давно привыкли, но после того как на шельфе сразу нескольких средиземноморских стран были обнаружены крупные газовые месторождения, трения эти переросли в конфликт, вышедший за пределы Эгеиды.

С тем, чтобы разграничить сферы интересов и сообща разрабатывать ресурсы, в январе 2019 года Египет, Израиль, Кипр, Греция, Италия, Иордания и Палестина создали так называемый форум стран Восточного Средиземноморья в сфере добычи природного газа. Турцию туда не пригласили, и она приступила к геологоразведывательным работам на шельфах, которые Кипр и Греция считают своей исключительной экономической зоной (ИЭЗ). Протесты и жалобы Анкара отвергает, аргументируя свою позицию ссылками на соглашение, заключенное в конце прошлого года с триполитанским Правительством национального согласия, по условиям которого Турция и Ливия в одностороннем порядке «приобрели» огромную ИЭЗ – от Леванта до Туниса.

Когда в июле нынешнего года Турция отправила исследовательское судно «Оруч Реис» к берегам острова Кастелоризо, греческие власти заявили, что не готовы далее терпеть нарушения своего суверенитета, и вооруженные силы обеих стран были приведены в состояние повышенной боеготовности. Вдобавок 6 августа Греция и Египет подписали соглашение о делимитации морских границ, то есть о «своем» разграничении ИЭЗ, лишь частично совпавших с турецкой и ливийской. Анкара начала военно-морские учения, Афины – тоже, причем с участием ВМС Франции.

После того, как два французских самолета пролетели рядом с турецким исследовательским судном, а греческий фрегат столкнулся с турецким, Реджеп Таййип Эрдоган пригрозил адекватно ответить на любую атаку на «Оруч Реис» и сопровождающие его военные корабли. Эмманюэль Макрон со своей стороны заявил, что французские корабли останутся в акватории Восточного Средиземноморья и после учений. Турецкий президент в ответ обвинил своего французского коллегу в «колониальных амбициях».[ii]

Следует сказать, что НАТО самоустраняется от конфликта между тремя своими участниками, а Евросоюз ограничивается обсуждениями проблемы и умеренной критикой действий Анкары. Самый свежий тому пример - экстренное видеосовещание глав дипломатических ведомств стран Евросоюза, состоявшееся 14 августа по призыву Афин. Министры обсудили противостояние между Грецией и Турцией, но ни к какому результату не пришли, договорившись вернуться к обсуждению проблемы на саммите ЕС в конце месяца.

13 августа «экзистенциальный противник» Турции Израиль и противостоящие ей на ливийском направлении Объединенные Арабские Эмираты анонсировали скорое заключение договора о нормализации отношений. В ближайшее время стороны планируют подписать соглашения по вопросам инвестиций, туризма, авиасообщений, безопасности, телекоммуникаций, энергоносителей, здравоохранения, культуры, защиты окружающей среды и открыть посольства. Причем, советник Дональда Трампа Джаред Кушнер сообщил о «высокой вероятности» заключения Израилем мирного соглашения с еще одной арабской страной (если так, то она станет уже четвертой, после Иордании, Египта и ОАЭ).

Далее, в конце июля египетский парламент одобрил отправку вооруженных сил «на боевое задание за пределами Египта», дабы защитить безопасность своей страны в Ливии от «преступных формирований и иностранных террористов», то есть, как можно предположить, турецких ВС и их сирийских прокси.

Тогда же Королевство Саудовской Аравии (КСА) уговорило сепаратистов из Переходного совета Южного Йемена объединить усилия с режимом президента Абд Раббо Мансура Хади для борьбы с шиитскими повстанцами-хуситами. А ведь Анкара в последнее время пытается установить свое влияние именно в южных районах Йемена, окружая Египет, руководимый очередным ее оппонентом, президентом ас-Сиси, а также с востока - в Ливии и с запада – в Йемене.

В довершение всего Ирак, который давно засыпает Анкару нотами протеста против непрекращающихся операций турецких ВС на своей территории, отменил визит министра обороны Турции в связи с убийством турецким беспилотником иракских военнослужащих. Причем, Лига арабских государств немедленно заявила, что поддержит любые ответные шаги Багдада. Удивляться не приходится: тренд на деградацию отношений Турции с арабским миром налицо, и союз с фрондирующим против КСА Катаром не может изменить картину.

При этом начинается очередной виток напряженности в американо-турецких отношениях. В июне при посредничестве США между террористической, с точки зрения официальной Анкары, партией сирийских курдов «Демократический союз» (PYD) и опекаемым кланом Барзани «Курдским национальным советом Сирии» (ENKS) было подписано всеохватывающее политическое соглашение о координации действий. Соединенные Штаты таким образом дали понять, что их планы в отношении курдов не ограничиваются Сирией. К тому же планы эти, очевидно, имеют долговременный характер: недавно между курдскими властями и американской Delta Crescent Energy LLC подписано соглашение о реконструкции системы нефтедобычи на северо-востоке Сирии. О реакции Анкары говорить не приходится – по сути, она обвинила американцев в финансировании терроризма.

И в довершении всего (пока - всего) в августе стало известно, что четыре члена конгресса США «заморозили» почти на два года основные оружейные контракты Вашингтона с Турцией. В целом нейтральная в отношении Турции администрация Дональда Трампа в этом вопросе пока хранит нервирующее Анкару молчание.

Конечно, все перечисленные нами события не следует считать проявлениями некоего международного антитурецкого заговора – просто внешнеполитическая гиперактивность Анкары диссонирует с интересами все большего числа акторов.

Искать «козни врагов» в «газовом» кризисе - занятие явно бесперспективное, он инициирован прежде всего самой Турцией; в основе сближения Израиля и ОАЭ лежит стремление ослабить иранское влияние в регионе; на это же направлена посредническая работа КСА в Йемене (Эр-рияд не устает обвинять Тегеран в поддержке хуситов); а США уже давно пробует новые и новые способы «осадить» турецкое руководство. Официальный Каир же опасается не столько турецкого присутствия в Ливии, сколько усиления влияния в этой стране «Братьев-мусульман» (движение, запрещенное в РФ), которым покровительствует Анкара. Вспомним, что нынешнее руководство Египта пришло к власти, свергнув правительство «Братьев».

Ну а турецкий президент продолжает позиционировать себя в качестве национального лидера, который жестко отстаивает интересы своей страны, не боясь никого и ничего, и никогда не идет напопятную. Ну, разве что после инцидента со сбитым российским самолетом. «Дать слабину» еще раз Эрдоган вряд ли себе может позволить, он вынужден и дальше соответствовать имиджу, который пришелся по душе его электорату.

В результате «турецкий фактор» приобретает в региональных отношениях все больший вес, но непреклонность Анкары может иметь негативные последствия: корректировка внешнеполитической линии становится все более насущной по целому ряду причин, внутренних и внешних. И об этом все громче говорят здравомыслящие оппоненты президента. Одним из основных «ретрансляторов» альтернативного взгляда на внешнюю политику страны стал авторитетный журналист, обозреватель газеты Cumhuriyet Мехмет Али Гюллер, считающий, что Турция, уже несколько лет живущая в «атмосфере сюрреалистической политики», вместо отправки военных в Триполи должна направить дипломатов в Дамаск и Каир. Для решения проблем на ливийском направлении Гюллер предлагает «форсировать союз» с Россией, уже доказавший свою эффективность в Сирии.[iii]

Безусловно, Москва заинтересована в примирении сторон ливийского конфликта, и приветствовала бы миротворческое участие Анкары. Правда, пока не очень понятно, чего добивается само турецкое руководство: мира или полной победы своих союзников. И еще: взаимодействовать с сегодняшней Турцией можно и нужно (как минимум, в Ливии), но так, чтобы не стать ее «щитом» – претензии многих региональных и мировых игроков к этой стране в обозримом будущем действительно могут достичь критической массы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати