ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

«Афродита» - яблоко раздора

10:54 09.07.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

Ближний Восток «бурлит» всегда, и в последнее время появился еще один очаг напряженности – Кипр, точнее, его исключительная экономическая зона (ИЭЗ). Все началось после открытия морских месторождений природного газа. Еще в 2011 году на шельфе острова обнаружили месторождение «Афродита», южнее — не менее крупные залежи углеводородов Тамар и Левиафан (ИЭЗ Израиля) и Зохр (ИЭЗ Египта).

Для Никосии эти запасы углеводородов - «свет в окошке». После финансового кризиса 2012-2013 годов и исключения Россией Кипра из списка офшорных зон, экономика небольшого островного государства переживает не лучшие времена. И вот теперь появляется шанс превратиться в региональный углеводородный хаб, получая огромную выручку от экспорта газа. По подсчетам министра энергетики, торговли и промышленности Кипра Йоргоса Лаккотриписа, речь может идти о 9 млрд. долларов за 18 лет при цене 70 долл. за баррель.[i]

Впрочем, на пути осуществления этих планов стоит серьезное препятствие: Анкара не признает договоры об установлении морских границ, заключенные между государствами Восточного Средиземноморья, наверное, небезосновательно заявляя о праве турок-киприотов на участие в получении дивидендов от эксплуатации кипрских углеводородов. И сейчас в этой зоне, несмотря на протесты Никосии, работают два турецких геологоразведочных судна.

Прагматичная цель Анкары в условиях ухудшающейся экономики – превратить Турцию не только в основной газовый хаб для Европы, но и стать посредником в торговле энергоносителями. А проекты соседей ставят реализацию этой идеи под сомнение. Еще в 2011 году Турция утверждала, что эксплуатация месторождений Восточного Средиземноморья без учета интересов Турции и турецкой общины Кипра нелегитимна. Позднее ее боевые корабли несколько раз препятствовали вхождению бурового судна итальянской компании ENI в зону проведения буровых работ. И недавно Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что его страна намерена продолжить разведку месторождений, если понадобится, под защитой вооруженных сил.

Подтверждая серьезность своих намерений, в начале марта Турция провела в Средиземном, Эгейском и Черном морях самые крупные в своей истории военно-морские учения с участием 102 кораблей. Кипр, Египет, Греция и Израиль совместно ответили аналогичной демонстрацией силы. Будем надеяться, что дальше игры мускалами дело не зайдет.

В споре с Турцией Кипр активно поддерживают Брюссель и Вашингтон. У них свои интересы и цели. Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини призвала Турцию «проявлять сдержанность, уважать суверенные права Кипра в его исключительной экономической зоне и воздержаться от любых подобных незаконных действий, на которые ЕС даст отпор, сохранив солидарность с Кипром».[ii] Госдепартамент США также призвал Турцию остановить бурение. Тогда как, по мнению последней, позиция Евросоюза и США «неконструктивна и противоречит международному праву».[iii]

Здесь не стоит забывать о том, что Еврокомиссия уже одобрила проект Восточно-Средиземноморского газопровода, соединяющего Израиль и Кипр с континентальными странами ЕС. Кроме того, Никосия и Каир подписали договор о прокладке по дну Средиземного моря трубопровода, по которому кипрский газ должен через египетские СПГ-терминалы попасть опять же на европейский рынок.

В этой ситуации в вопросе о средиземноморских углеводородах Турция оказалась в изоляции. В июне этого года главы средиземноморских государств Европейского Союза - Франции, Греции, Кипра, Италии, Испании, Португалии и Мальты - потребовали от Анкары прекратить геологоразведку в кипрской ИЭЗ. А президент Франции Эмманюэль Макрон пообщел, что ЕС «не будет проявлять слабость в этом вопросе».[iv]

Несколькими месяцами ранее, в январе, Египет, Израиль, Кипр, Италия, Иордания, Палестина и Греция создали в Каире Форум стран Восточного Средиземноморья в сфере добычи природного газа. Было заявлено, что организация призвана «создать региональный газовый рынок, который будет отвечать интересам ее членов, обеспечивать спрос и предложение, оптимизировать разработку месторождений, рационализировать стоимость инфраструктуры, а также предлагать конкурентоспособные цены и улучшать торговые отношения».[v] В Анкаре не сомневаются в том, что проект направлен против Турции и Северного Кипра.

Очевидно, понимая, что в одиночку противостоять международному давлению Турция в итоге не сможет, руководство страны посылает сигнал о готовности к компромиссу: Анкара предлагает, чтобы газ, добываемый на средиземноморском шельфе, поставлялся в Европу через Турцию, - сообщил в январе этого года министр иностранных дел страны Мевлют Чавушоглу. И жестко добавил: «Иначе, весь проект окажется нежизнеспопобным!»[vi]

Что касается внешних акторов, позиция, занятая США и ЕС, понятна: и в Вашингтоне, и в Брюсселе рассматривают средиземноморские газовые проекты в качестве возможный альтернативы поставкам российских энергоносителей. И заодно как средство наказания Анкары за ее самостоятельную внешнюю политику и «слишком тесные» отношения с Москвой. Но как бы ни стремились в Вашингтоне «подсадить» Европу на американский сжиженный газ, все понимают, что конкурировать по цене с трубопроводным российским он не сможет. Значит, нужно предложить европейцам их «собственные» (Кипр), «дружественные» (Израиль) или хотя бы «нейтральные» (Египет) углеводороды. В последнем случае газ тоже придется сжижать, но короткое транспортное плечо все равно сделает его дешевле американского аналога.

При этом США посылают дополнительные сигналы: не далее как второго июля Комитет по международным отношениям Сената США предложил отменить эмбарго на продажу оружия Кипру, введенное еще в 1987 году. Примечательно, что условием возобновления поставок вооружений значится следующее: Белый Дом будет каждый год подтверждать Сенату, что «правительство Кипра приняло и продолжает принимать все необходимые меры для того, чтобы покончить с практикой предоставления российским военным судам возможности использовать кипрские порты для дозаправки и обслуживания». По мнению кипрской газеты Cyprus Mail, сигнал адресован Никосии: «Вам придется сделать выбор между Западом и Россией, и нельзя совмещать одно с другим, как вы пытались делать это раньше». [vii] Вот так – опять прямолинейно и агрессивно.

Москва в этой ситуации оказывается перед непростым выбором. И Турция, и Кипр являются важными региональными партнерами. У России есть свои интересы в этом регионе – прямые и сопряженные. Поэтому попытаться примерить на себя роль посредника представляется вполне логичным шагом. Сблизив позиции сторон, Москва получит возможность отстоять свои интересы, в том числе, в средиземноморской газовой головоломке.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Версия для печати