ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Чем ответит Европа на новые угрозы США?

10:38 18.08.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

Группа американских сенаторов выступила с угрозами ввести санкции против немецкого порта Засниц, в случае, если его оператор продолжит содействовать завершению строительства морского газопровода «Северный Поток – 2». Подобные действия, уверена немецкая Handelsblatt, «это удар в лицо европейцам». Тем не менее, и ФРГ, и ЕС отреагировали на новые выпады США «на удивление сдержанно». «Разве Европейская комиссия и правительство ФРГ не должны принять эти угрозы всерьез?», недоумевает издание. В июле Верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель охарактеризовал американские санкции против газопровода как «противоречащие международному праву». В ходе визита в Москву, министр иностранных дел Германии Хайко Маас подчеркнул, что ни одно государство не имеет «… права диктовать энергетическую политику ЕС с помощью угроз». Решится ли, наконец, Европа, «дать ответ» Соединенным Штатам?

Нарастающее американское давление на проект «Северный поток - 2», в котором участвуют ведущие компании - немецкий Uniper Winterschall (Германия), Royal Dutch Shell (Великобритания и Нидерланды), OMV (Австрия) и Engie (Франция), наносит удар по всей Европе. Не приходится Евросоюзу рассчитывать и на изменение позиции Вашингтона в случае смены администрации в Белом доме: «по поводу «Северного потока — 2» между республиканцами и демократами разногласий нет». Консенсус по вопросу антироссийских санкций остается одной из немногих тем, не вызывающих разногласий между политическими силами на Капитолийском холме[i]. В политическом классе Германии всё громче звучат голоса, призывающие применить против США ответные санкции, к примеру, ввести пошлины на американский газ. В то же время, страх ЕС «раскрутить санкционную спираль» по-прежнему велик.

Экономическое соперничество между ЕС и США носит давний характер. Если ограничиться рамками нынешнего столетия, то еще в начале 2000 годов Еврокомиссия (ЕК) подавала иски во Всемирную торговую организацию, требуя изменений в подходах США к антимонопольному регулированию. В те же годы, европейские банки обходили санкции, наложенные Америкой на Россию, Судан, Иран, Кубу и Мьянму. Пока в 2014-2015 не подверглись крупным штрафам со стороны Вашингтона. Но уже в 2016 году, в разгар крайне напряженных переговоров об условиях создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), налоговые органы многих стран ЕС начали масштабные проверки в отношении европейских отделений и филиалов американских компаний. За этим последовали иски, исчислявшиеся десятками миллионов долларов на национальном уровне. И вплоть до миллиардов долларов – на уровне ЕК. Впрочем, следует отметить, что ряд таких дел европейцы впоследствии проиграли в национальных и союзных судах.

Если Германия и Евросоюз поддадутся давлению Америки в этот раз, «в мировой торговле все может пойти наперекосяк». Успех политики протекционизма и санкционного давления лишь воодушевит Вашингтон. И что тогда делать конкурентам американских фирм? «Уходить со сцены по первому требованию из-за океана?» У США «всюду» есть конкуренты. Множеству отраслей пришлось бы ««ужаться» на потребу американской экономике: сталь, алюминий, автомобили, самолеты, солнечная энергия, крупные электростанции, IT, интернет».[ii] Бесконечные уступки повлекут за собой лишь новые и новые требования, считают европейские эксперты.

Нельзя сказать, что в Евросоюзе не понимают этого. ЕС является крупнейшим в мире экспортером услуг и вторым, после Китая, поставщиком товаров на мировой рынок. Поэтому интерес европейцев к поддержанию правил открытости в мировой торговле носит объективный характер. Новый комиссар ЕК по вопросам торговли Фил Хоган (Phil Hogan) с самого начала заявил о намерении «более напористо и агрессивно» защищать права Европы в вопросах торговых отношений и противодействовать нечестным подходам в экономической политике, в том числе со стороны США.

В январе, в ходе первой встречи с торговым представителем США Робертом Лайтхайзером, Хоган решительно выступил против торговой политики администрации Трампа. В Вашингтоне, на неофициальном уровне, позицию нового комиссара даже называли «бескомпромиссной». Европа по-прежнему непреклонна в вопросах доступа американской продукции на свой сельскохозяйственный рынок. Это воодушевляет сторонников более решительной торговой политики, но одновременно ограничивает возможности представителей ЕС «выторговать» одни уступки в обмен на другие. Тем не менее, оптимисты полагают, что тарифные меры, введенные США против продукции Airbus и ряда других европейских товаров в феврале в рамках давнего спора о госсубсидиях авиастроению, оказались «мягче, чем ожидалось», благодаря более твердой позиции нового состава ЕК и лично комиссара Хогана.

ЕС также предпринимает определенные шаги на бюрократическом уровне. В начале нынешнего года, Еврокомиссия подготовила свод новых правил торговой политики Сообщества, включающий в себя, в частности, предложения о наделении ЕК полномочиями по введению торговых тарифов против стран, подрывающих работу апелляционных инстанций ВТО. Именно в такого рода «саботаже» регулярно обвиняют администрацию Трампа. В мае, под эгидой комиссара по торговле, был учрежден Департамент реализации мер в области торговой политики, призванный, помимо прочего, надзирать за соблюдением условий торговых соглашений Сообщества с иностранными государствами и их объединениями. 24 июля ЕК назначила первого «Генерального представителя по вопросам реализации торговой политики» (“chief trade-enforcement officer”), который возглавит работу Департамента.

Что касается ситуации вокруг «Северного потока – 2», немецкое издание Focus в начале августа видело три возможных варианта выхода. Отвечать ударом на удар, «санкции в ответ на санкции». «Это может привести к эскалации пока что холодной торговой войны», последствия которой для экономик обеих сторон «непредсказуемы». Или попытаться через механизмы ООН добиться в Международном суде в Гааге признания американского закона о санкциях, известного как CAATSA, противоречащим международному праву. Усилив, тем самым, дипломатическое давление на Вашингтон. Наконец, третий сценарий - подать жалобу в ВТО. Однако такая жалоба «имеет юридические шансы на успех» лишь в случае, если США введут санкции в действие. Между тем, Америка уже добилась официальной приостановки прокладки газопровода «исключительно при помощи угроз, без применения силы» в Европе.

Едва ли не самым эффективным ответом на нынешнюю эскалацию со стороны Вашингтона, стали бы ответные санкции. В первую очередь, речь идет о мерах по ограничению доступа фирм из США на рынки Евросоюза. Однако Берлин по-прежнему слишком озабочен перспективой эскалации, опасаясь, что дело закончится «экономической войной». Вместе с тем, посол Евросоюза в России Маркус Эдерер заявил 9 августа о намерении Еврокомиссии разработать «механизм противодействия экстерриториальным санкциям третьих стран». Посол дал понять, что в первую очередь речь идет о защите европейских компаний, которым США угрожают санкциями в связи с их участием в реализации проекта «Северный поток – 2»[iii].

Несомненно, больше всего европейцам хотелось бы избежать «политизации» экономических отношений с Америкой. В Евросоюзе так и не появилось общей политики по основным международным направлениям. В лучшем случае, имеет место согласие по принципам, но не по проектам. Значимым военным потенциалом среди всех стран ЕС обладает лишь Франция. Европа же в целом ничего не подготовила в плане укрепления своей самообороны, чтобы иметь возможность отказывать новым требованиям США[iv]. При этом едва ли не каждый новый торговый спор обнаруживает под собой геополитическую подоплеку.

Помимо всего, довольно высокая эффективность американского давления на Европу обусловлена не только значимостью американского рынка, но и ведущей ролью доллара в международной финансовой системе. Но Европа уже предпринимает осторожные меры противодействия. Например, создала механизм Instex, который технически позволяет европейским компаниям продолжать торговые отношения с Ираном в обход санкций США. Но включить его Брюссель так и не решается. Центральные банки ряда стран Европы, а также ЕЦБ, активно работают над вопросом эмиссии цифровых валют. В перспективе, такие цифровые активы способны существенно снизить издержки трансграничной торговли, и даже могут потеснить доллар в валютных резервах. Однако Европа по-прежнему еще очень далека от унификации политики в финансовой сфере. И поэтому - слишком зависима от нынешней модели мировой монетарной системы, с доминирующей ролью США,- считают финансисты.

Но так ли уж нужен внешний «гегемон» самой Европе? В январе нынешнего года The Economist написал, что формально ЕС уже отвечает многим критериям «государства-цивилизации». Общая валюта, бюджет, регулирование «всего и вся» в области стандартов, таможенная политика, внутренняя миграция. Наконец, идея «общей армии», хоть и с трудом, но обретающая всё более внятные очертания. Ряд экспертов напоминают, что нарратив общих цивилизационных основ подспудно пронизывает европейский политический дискурс, по меньшей мере, с 1945-го. Наконец, по мере того, как бескомпромиссный изоляционизм Трампа становился всё более очевидным, европейские лидеры стали всё чаще открыто вести речь о «европейских» ценностях там, где раньше говорили о «западных».

Весной 2019 года, президент Франции Эммануэль Макрон в своей статье, адресованной гражданам Евросоюза и посвященной стратегии будущего Европы, призвал как можно скорее сформулировать ответ на экзистенциальные вопросы относительно будущего континента. Один из важнейших среди которых – сохранение субъектности Европы в мировых делах. В конце прошлого года, новый, «геополитический», состав Еврокомиссии выдвинул идею учредить пост комиссара по «Продвижению нашего европейского образа жизни», который бы занимался вопросами безопасности, миграции и интеграции.

Вместе с тем, по мнению ряда наблюдателей, в ЕС существует «более глубокий конфликт между интересами и ценностями». Его международные перспективы также подрывают многочисленные «внутренние проблемы». Так, Венгрию и Польшу обвиняют в наличии заинтересованности «… в разобщенной Европе, у которой нет силы, власти или воли, чтобы противостоять другим авторитарным правителям»[v], в перечень которых критики заносят и нынешнего президента США. Заметим, что «особая» позиция Будапешта, Варшавы и ряда других столиц Восточной Европы находит весьма благосклонное понимание в Вашингтоне.

14 августа немецкая Die Welt сообщила о «демарше» представителей 24 стран-членов ЕС в связи с угрозами санкций в отношении участников проекта газопровода «Северный поток – 2». В ходе видеоконференции, в Госдепартамент США была направлена нота протеста. Представители Евросоюза вновь подчеркнули несоответствие американских ограничительных мер нормам международного права[vi].

Какие три государства не поддержали данное обращение, СМИ не уточняют. Как представляется, вновь дают о себе знать политические интересы. Целый ряд стран ЕС, одни - в тайне, другие – почти открыто, рассматривают «Северный поток – 2» как геополитическую угрозу. В нынешних обстоятельствах, когда, по сути дела, именно согласие Германии открыло возможность для формирования антикоронавирусного «фонда спасения» ЕС в сотни миллиардов евро, едва ли кто-то выступит открыто против попыток Берлина защитить свои интересы в споре с Америкой. Однако внешнеполитические решения Евросоюза по-прежнему основаны на механизме достижения консенсуса. Что открывает недовольным широкие возможности для, по меньшей мере, выхолащивания любых серьезных инициатив.

Таким образом, «разработка мер противодействия» наверняка затянется до прояснения исхода выборов в Америке. США по-прежнему пока являются крупнейшей экономикой мира. А также ведущим торговым партнером Европы. Наконец, важным для ЕС элементом политики «балансирования» отношений Евросоюза с Москвой и Пекином. Между тем, сохранение нынешнего уровня зависимости от США грозит ЕС не просто сокращением до минимума «свободы маневра». «Единая Европа» рискует и вовсе распрощаться с мечтами об «автономии» в международных делах.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати