ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Минский процесс глазами участников: театр абсурда и красные линии

13:28 16.07.2020 • Денис Батурин, политолог

Представители России и Украины дали свои оценки состоянию выполнения Минских соглашений. Интервью ТАСС от 9 июля «Дмитрий Козак: переговоры с Украиной напоминают театр абсурда»[i] вызвало масштабные «разъяснения позиции» Украины со стороны ее официальных лиц. 11 июля дал интервью вице-премьер-министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников («Безопасная реинтеграция Донбасса займёт минимум 25 лет»).[ii]

13 июля Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба дал интервью украинской газете «Сегодня»: «Россия не войдет в переговорную площадку по Крыму».[iii]

Что заставило украинских чиновников проявить такую активность в ответ на интервью заместителя руководителя администрации президента РФ? Ответ прост - в очередной раз аргументировано было сказано - кто был и остаётся стороной, от которой зависит и юридически и политически выполнение соглашений.

Заявления украинских официальных лиц в упомянутых интервью, с одной стороны, противоречивы (одновременно с признанием Минских соглашений, говорится о необходимости их пересмотра), с другой, как у Резникова - поток сознания, с третьей - попытки конструирования новой реальности, в которой нет Минских соглашений, а если и есть, то в них должны участвовать США (по мнению Резникова, США, якобы, и так являются участником Минского процесса через ОБСЕ, донором которого являются). Вот такие сложные домыслы и схемы.

Дмитрий Козак сразу обозначил одну из ключевых проблем реализации соглашений - это внутриполитическая ситуация и расстановка сил на Украине, которая сформировала определенные политические ограничения для власти, названные «красными линиями»: «"Красные линии" наших киевских коллег до конца неизвестны. Одну из линий можно распознать — ни в коем случае не вести диалог ни с какими представителями ОРДЛО. Но эта "красная линия" выходит за "красные линии" минских соглашений, которые однозначно предписывают этот диалог».

Этот вопрос внутренней политики Киев упорно тащит в сферу международных отношений, где это касается конфликта на Донбассе. И именно эта «красная линия» Киева, создает непреодолимое противоречие и не позволяет ему принять нужные законы, внести изменения в конституцию. 

При этом Козак подчеркнул, никаких «красных линий» у Российской Федерации нет. Представители России в контактной группе имеют простые и однозначные директивы поддерживать любые договоренности, которые будут достигнуты между Донбассом и Украиной с целью предотвращения эскалации и мирного политического урегулирования конфликта». Это соответствует соглашениям, но не соответствует придуманным украинским «красным линиям». То есть, официальные представители Киева откровенно заявляют о том, что по внутриполитическим причинам не могут выполнять Минские соглашения, которые признают. Как отметил Козак: «Мы наблюдаем абсурдную ситуацию, когда во всех политических заявлениях высшего руководства Украины, в том числе в итоговых документах последнего "нормандского" саммита в Париже, под которыми стоит подпись президента Владимира Зеленского, неизменно отмечается, что альтернативы минским соглашениям для урегулирования конфликта нет, и тут же заявляется, что есть некие "красные линии", которые не позволяют выполнять те же минские соглашения».

Аргументов для саботирования Минского процесса у Киева не так много. Кроме того, что Украина старательно пытается определять Россию как «страну-агрессора» и даже как сторону конфликта на юго-востоке, есть, по сути, только пресловутые «красные линии».

 

Доказать, что Россия является «страной-агрессором», как кажется Киеву, можно только увязывая вопрос урегулирования конфликта на юго-востоке с «деоккупацией Крыма».Здесь театр абсурда особенно ярок: украинские официальные лица приглашают к решению судьбы Донбасса США и Великобританию, и одновременно предлагают убрать из участников Россию. При этом руководство МИД Украины заявляет, что в ближайшее время «финализирует создание международной площадки переговоров по Крыму». Сюжет, требующий отдельного внимания - создание «площадки по Крыму» поручено недавно назначенному замминистра иностранных дел Украины Эмине Джапаровой, выдвинутой запрещённым в РФ т.н. «меджлисом крымскотатарского народа», заседающем в Киеве. 

Если Россия опирается на подписанные, в том числе и Украиной документы, то аргументы представителей Киева удивляют своей самостийной противоречивостью. Вот цитата из интервью реинтеграционного вице-премьера Резникова: «Зеленский озвучил официальную позицию Украины, что никакого особого статуса в Конституции не может быть категорически, и второе - сначала контроль над границей, а потом выборы. До этого времени Минские соглашения трактовались абсолютно иначе: про особый статус там прямо не написано, а вот про то, что сначала выборы, а на следующий день начинается взятие контроля - написано точно. Мы же утверждаем, что «Минск» устарел и его нужно пересматривать». Одним словом, так надо, потому что мы так считаем. 

Отбил Козак и начавшую подниматься волну обвинений России в намерении присоединить непризнанные республики Донбасса, основанием для которой стало заявление лидера одной из республик: «...относительно различного рода заявлений политических деятелей и общественных организаций о возможностях и перспективах вхождения Донбасса в Российскую Федерацию. Это мнение исключительно авторов этих заявлений. На государственном уровне вопросы в такой постановке, даже в первом приближении, никогда не обсуждались. Мы не теряем надежду на мирное политическое урегулирование конфликта».

 

В одном из высказываний Дмитрий Козак обострил ситуацию, обозначив один из возможных сценариев: «Выход Украины из минских соглашений для всех, конечно, будет чрезвычайным событием. Но это будет политическим событием, а не ЧП природного или техногенного характера, где нужен заранее подготовленный детальный план действий по ликвидации последствий такого ЧП. С политической точки зрения мы будем готовы к любому развитию событий». Этим Козак не только обозначил готовность к такому сценарию, но и отношение к нему России. Готовы ли к такому сценарию Украина и западные страны?

Первое: отказ от Минских соглашений оставляет на поле одного игрока с его проблемами – Украину, которая становится «отказником» по всем достигнутым с помощью Запада договоренностям.

Второе: отказ от соглашений означает всю безосновательность санкционной политики, что для Украины и Запада неприемлемо по разным причинам. Для Украины неприемлемо потому, что это создаст проблемы в политических отношениях с ЕС в лице Германии и Франции, а значит и проблемы финансового характера. Не понравится этот вариант и США, которые держатся за санкционную политику, принуждая к ней и Европу. 

Причины неготовности к новому саммиту Нормандской четвёртки стороны процесса видят и одинаково и по-разному одновременно: 

Козак: «Никаких оснований для проведения нового саммита сегодня и при текущей позиции Украины в обозримой перспективе просто нет. Саммит можно проводить только при условии, если выполняются решения предыдущих саммитов. По состоянию на сегодня ни одна из договоренностей парижского саммита не выполнена». Четко и понятно.

А вот Кулеба: «Украина приложит все усилия для того, чтобы эти предпосылки [проведения саммита Д.Б.] не просто видеть, а, чтобы они состоялись в реальности. Мы чувствуем поддержку Франции и Германии в этом вопросе и рассчитываем, что РФ тоже займет конструктивную позицию и эти предпосылки будут созданы. ... «На все воля Аллаха». Мы работаем над тем, чтобы это произошло, но загадывать, когда это может произойти, я не буду». Согласитесь, здесь уже понять что-либо – трудно.

Характер высказываний раскрывает намерения сторон - представитель России говорит о выполнении подписанных документов, представитель Украины откровенно глумится и фальшиво философствует. 

У представителей Украины новоизобретенная логика, они хотят всеми правдами и неправдами добиться от России, чтобы она сделал за них то, что сдвинет реализацию соглашений с мертвой точки. Например, речь зачастую идёт о требовании к России обеспечить прекращение огня. При этом украинские чиновники всегда «забывают», что Россия не является стороной конфликта на юго-востоке. Что статус России в Минских соглашениях одинаков статусу Франции и Германии. Что стороной, на которой лежит ответственность выполнение соглашений, в том числе, по прекращению огня, является Украина.

Очевидно, что за Киев никто не будет вносить изменения в конституцию, проводить выборы, разбираться с внутриполитическими раскладами и усмирять националистов. И последнее - главным бенефициаром реализации Минских соглашений является УКРАИНА, и речь здесь идёт о территориальной целостности этой страны. Но, похоже, для Киева «красные линии» важнее.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати