ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

США vs ЕС: новая атлантическая торговая война не за горами?

10:43 13.07.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

Депутаты Бундестага Германии от СДПГ опубликовали в газете Handelsblatt статью, в которой обозначили возможные новые санкции США против «Северного потока — 2» как «угрозу суверенитету Европы». Ранее агентство Bloomberg сообщило, что власти ФРГ рассматривают возможность введения ответных санкций против США, если Вашингтон еще больше усилит политическое давление на строящийся газопровод. Сообщается, что Берлин хотел бы придать подобным ответным мерам общеевропейский характер. Тем временем, США вышли из переговоров по цифровому налогу под эгидой ОЭСР. Франция, один из инициаторов увеличения налогообложения доходов американских IT компаний в Европе, называет действия Вашингтона «провокационными», заявляя о твердом намерении продолжать «использовать цифровой налог». По мнению наблюдателей, обострение трансатлантических торговых отношений может привести к новой торговой войне.

С формальной точки зрения, США остаются крупнейшим торговым партнером ЕС: по итогам прошлого года, экспорт европейских товаров в США составил 384 млрд. евро. Среди стран-поставщиков товаров и услуг в Европу, США занимают 2-е место, после Китая[i]. Тем не менее, к концу 2019 года, большинство стран Евросоюза уже балансировали между стагнацией и рецессией - не в последнюю очередь, из-за экономической политики Вашингтона. Администрация Трампа без устали грозила ввести новые пошлины на продукцию европейского экспорта. Кроме того, европейцы несут значительный ущерб от снижения объемов мировой торговли вызванного развернутой США торговой войной против Пекина.

Дональд Трамп пришел к власти под лозунгом сохранения доминирующего положения США в мире, являющемся ареной беспощадной конкуренции между государствами. С этой точки зрения, все страны, не готовые принять условия Вашингтона, тем более, проводящие самостоятельную политику, рассматриваются как «легитимная» цель для применения мер давления, в первую очередь, экономического. Вашингтон резко активизировал политику санкций и торговых ограничений в отношении значительной части ведущих государств мира с начала 2018 года. Не избежала этой участи и Европа. Причем, как бы европейцам не хотелось избежать «политизации» экономических отношений с Америкой, едва ли не каждый новый торговый спор обнаруживает под собой геополитическую подоплеку.

К примеру, из Вашингтона регулярно звучат угрозы ввести 25 процентный налог на импорт европейских автомобилей и комплектующих к ним. Основным пострадавшим в этом случае оказывается Германия. Страна, в которой, на фоне изоляционизма Америки, многие увидели возможного нового лидера западного сообщества и которую Дональд Трамп избрал едва ли не главной мишенью своих нападок, адресованных европейцам. Именно Ангела Меркель – после первого же саммита НАТО с участием Трампа, заявила о том, что Европа больше не может полагаться на Америку. И в дальнейшем, Берлин громче остальных европейцев указывал на кардинальные изменения интересов США в Старом Свете, главный из которых – подорвать его глобальную конкурентоспособность. 1 июля Германия возглавила на следующие полгода Совет ЕС, что сулит лишь дальнейшее усиление разногласий.

Так, еще в октябре прошлого года США наложили санкции на ряд товаров из Европы, формально основываясь на решении ВТО о незаконности субсидий для ведущей европейской авиастроительной корпорации Airbus. Спор американцев и европейцев о том, кто сильнее нарушает правила ВТО при оказании государственной помощи своей авиационной отрасли, носит давнюю историю. Однако теперь, когда Вашингтон всё активнее пытается ограничить поставки высокотехнологичной продукции «неугодным» странам, распри вокруг субсидирования авиаэкспорта приобретают важнейшее значение с точки зрения внешней политики. А в свете колоссального ущерба, который, согласно прогнозам, угрожает мировому авиапрому по итогам коронакризиса, и вовсе приобретают судьбоносное значение для технологического будущего Евросоюза.

Аналогичная ситуация имеет место и в случае активно продвигаемой руководством ЕС и ряда стран-членов идеи установления т.н. «цифрового налога» на услуги, которые оказывают европейским потребителям крупнейшие американские технологические компании. В первую очередь, речь идет об Amazon, Facebook и Google. Большинство стран ЕС поддерживают усилия Еврокомиссии. Между тем в США, уже не только наблюдатели, но и действующая администрация Белого дома недвусмысленно указывает на геостратегические мотивы европейских инициатив.

Европа кардинально отстает от США и Китая в области развития компаний, предоставляющих услуги в области социальных платформ, интернет-коммерции и облачных вычислений. Поэтому «альтернативой» общей стратегии, по мнению экспертов, является не только дальнейшее снижение роли Евросоюза в разработке и внедрении передовых программных и технических решений. Если ЕС не сумеет адаптироваться к смене технологического уклада, странам Европы грозит рост безработицы и снижение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней.

В целом, по мнению экспертов, опрошенных The Economist Intelligence Unit, любая из перечисленных выше тем способна стать той искрой, которая раздует пожар разрушительного для обоих берегов Атлантики торгового противостояния. Так, в случае повышения тарифов на импорт в США автомобилей европейского производства, ущерб понесет не только Германия. До 6 процентов всех рабочих мест в ЕС приходится на предприятия автомобильной отрасли. Кроме того, помимо прямого ущерба от падения экспорта в США и в третьи страны, новые американские торговые ограничения серьезно подорвут общий деловой климат в Евросоюзе. ЕС придется принимать ответные меры, что, в свою очередь, создаст предпосылки уже для глобальной торговой войны, в стороне от которой не останется ни одного государство в мире. Вырастут издержки ведения бизнеса, упадут прибыли. Вследствие падения спроса на внутренних рынках, вызванного пандемией коронавируса, компании не смогут переложить убытки на потребителей и будут вынуждены нести всё новые и новые издержки.

Европейцам понадобилось довольно много времени для осознания того факта, что усиливающиеся трансатлантические разногласия «представляет собой сущностный спор», касающийся приоритетов и целей «политики Запада в мире после глобализации образца конца ХХ — начала XXI века». Доминирование само по себе больше не интересует значительную часть американского истеблишмента. В наши дни национальные интересы США реализуются «в противостоянии с крупными соперниками», одним из которых де-факто является и Европа.

Изменить ситуацию, как постоянно дает понять администрация Трампа, можно лишь путем таких шагов, которые принесут Америке прямую и непосредственную выгоду, которую можно измерить в долларах. «Дружба» с Америкой должна окупаться здесь и сейчас. Один из вариантов монетизации сохранения союзнических отношений - экономические уступки Вашингтону. Это во времена «холодной войны» тактические экономические разногласия сглаживались наличием общих стратегических интересов в рамках биполярного противостояния. Теперь же, «если общих основополагающих интересов нет», то США и Европа «оказываются просто конкурентами по многим направлениям. О чем не устает повторять Трамп»[ii].

Новый глубокий разлад между Европой и Америкой внесла вспышка эпидемии коронавируса. Ударпандемии по обоим берегам Атлантики оказался столь силен, что номинальные союзники принялись бороться за ресурсы друг с другом. Каждый оказался сам за себя. К настоящему времени, ситуация с пандемией и её социально-экономическими последствиями для США столь плоха, что предвыборный расклад для Трампа выглядит всё более угрожающим. Между тем, именно торговая политика является одним из тех политических рычагов, которым президент США может воспользоваться наиболее оперативно и без необходимости каждый раз получать одобрение со стороны законодательной ветви власти.

В прежние времена такой подход часто срабатывал. Евросоюз, в общем и целом, был готов мириться с некоторой ограниченностью своего экономического суверенитета. Реакция европейцев носила сдержанный, «асимметричный» характер. Еще год-два назад они реагировали подобным образом на всё новые и новые агрессивные выпады со стороны Дональда Трампа. Российские эксперты из Института Европы РАН и РСМД полагают, что, несмотря на сопоставимость размеров внутреннего рынка и общего ВВП ЕС с американским, «экономическая зависимость Европы от США значительно выше, чем зависимость Америки от Евросоюза, а потому уязвимость Брюсселя перед лицом экономического давления со стороны Вашингтона остается очень высокой»[iii].

Тем не менее, тяжелые социально-экономические последствия коронакризиса заставляют Европу по-новому взглянуть на задачу защиты и продвижения своих экономических интересов. Пессимистичный прогноз основывается на представлении о том, что пандемия станет спусковым крючком долговременного экономического спада, вдобавок, усугубив его. Экономике еврозоны в нынешнем году предсказывают падение от 7 до 10 процентов. Это в два раза больше, чем в ходе кризиса 2009 года. И даже «сотни миллиардов евро», о которых говорят европейские политики, могут оказаться недостаточной суммой для относительно быстрого преодоления последствий коронакризиса. В значительной степени, вследствие глобального характера его воздействия на всю систему мирохозяйственных связей. В случае развития событий по данному сценарию все может обернуться самой серьезной проблемой, как не устает повторять Эмманюэль Макрон, «если кризис расширит раскол между экономиками блока, то европейский проект может взорваться»[iv].

В таких условиях, всё более решительной становится и позиция Германии. Как отмечается в упомянутой в самом начале статье немецких парламентариев, теперь уже практически все фракции Бундестага видят в новых санкционных планах США «нарушение международного права и прежде всего покушение на суверенитет Европы». «Агрессивным выпадам» Америки «необходимо противодействовать. Конечно, в разгар эпидемии и вызванного ею глубокого спада, «торговая война — это последнее, что нужно американцам и европейцам. Но позитивное партнерство возможно только на условиях равноправия. А они подразумевают, в том числе, уважение суверенитета каждого их партнеров»[v].

На фоне крайне тревожных прогнозов для европейской экономки, канцлерин Меркель заявила в недавнем большом интервью The Guardian, что в интересах всех стран ЕС всемерно поддержать европейский внутренний рынок и сохранить единство на международной арене. Обстоятельства носят «экстраординарный характер», поэтому Берлин рассчитывает, что все государства-члены сосредоточатся на «том, что нас объединяет». Тем более что от стабильность экономики Европы зависит «столь многое». Скажем, резкий скачок безработицы может иметь разрушительные политические последствия, и даже «усилить угрозу демократии». «Для выживания Европы должна выжить ее экономика».

Согласно целому ряду прогнозов, в посткоронавирусном мире едва ли не все государства сосредоточат основное внимание на внутренних проблемах, на политике усиления экономической самодостаточности и даже автономии. Мир может стать «беднее и экономнее», а глобализация в лучшем случае замрет на несколько лет. Прямо сейчас, для Европы, сталкивающейся сразу с несколькими кризисами, велик соблазн «подождать еще немного» - по меньшей мере, до ноября, когда станет ясен исход президентских выборов в США. К этому же времени будет более понятен и размер экономического ущерба от пандемии коронавируса. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что только решительное сопротивление Америке, тем более, если оно, в конечном итоге, увенчается более выгодной для европейцев «сделкой», способно вновь усилить геополитический вес Евросоюза в международных делах.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати