ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Восстановление Сирии: слова и дела

13:26 09.07.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Первого июля лидеры России, Турции и Ирана провели очередной саммит по сирийскому урегулированию. Пандемия превнесла свои коррективы – встреча прошла в режиме видеоконференции.

В итоговом заявлении, подчеркнув необходимость соблюдения принципов суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности Сирии, Владимир Путин, Хасан Рухани и Реджеп Таййип Эрдоган осудили все попытки создать в стране «новые реалии, …включая незаконные инициативы по самоуправлению» отдельных территорий – понятно, что речь шла о Заевфратье.

Вместе с тем на этой встрече особое внимание было уделено теме восстановления страны, благо, условия для этого, как констатировал Владимир Путин, сложились: «В Сирии заметно снижен уровень насилия, постепенно восстанавливается мирная жизнь, а главное - созданы предпосылки для устойчивого политико-дипломатического урегулирования на базе резолюции 2254 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций».[i] В этой связи президенты трех стран «призвали международное сообщество, особенно ООН и ее гуманитарные агентства, увеличить оказываемую ими помощь всем сирийцам без дискриминации, политизации и выдвижения предварительных условий».[ii]

Проблема восстановления разрушенной многолетним конфликтом Сирии приобретает все большую актуальность, ведь сколько-нибудь успешное политическое урегулирование недостижимо без восстановления экономики и инфраструктуры страны. Причем, по мере продолжения конфликта объем необходимых для этой работы средств только растет. В ООН считают, что стоимость реконструкции страны составит порядка 250 млрд. долларов, что примерно в четыре раза превышает размер довоенного годового ВВП Сирии. Башар Асад, в свою очередь, еще два года назад говорил даже о 400 миллиардах.

Среди гипотетических инвесторов чаще называют Европейский Союз и богатые арабские страны. Но ни первый, ни вторые пока не торопятся вкладываться по-серьезному, ограничиваясь не слишком большими объемами гуманитарной помощи. При этом и западные, и арабские инвесторы отдают предпочтение фактически самостоятельному Заевфратью, что, естественно, не находит понимания у Дамаска.

Что же касается Сирии в целом, то европейцы обуславлиявают помощь прекращением боевых действий, а главное - проведением необходимых, с их точки зрения, политических реформ. Правда, если раньше, на Западе настаивали на смене политического режима страны, то теперь говорят о его большей демократизации по европейским стандартам. Насколько такая смена политической парадигмы осуществима в условиях все еще продолжающейся войны с терроризмом – вопрос риторический. То есть, речь по сути идет все о том же уходе Башара Асада с политической сцены.

Особо стоит сказать о позиции США - все более жесткой и агрессивной. В Вашингтоне продолжают верить, что тактика максимального давления сработает и в случае с Тегераном, и в случае с Дамаском. «Гуманитарная поддержка разрушенных районов Сирии, подконтрольных центральному правительству, не будет оказана со стороны США до запуска в стране необратимых политических реформ», - заявил спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри в ноябре 2019 года. И добавил: США и дальше намерены работать со своими союзниками, чтобы они сохранили аналогичную позицию.

В середине июня Вашингтон, по привычной схеме, снова ужесточил экономические санкции в рамках «Акта о защите гражданского населения Сирии» (т.н. «закон Цезаря»). Теперь под санкции попали 39 физических и юридических лиц в Сирии, включая президента страны. Кроме того, ограничительные меры отныне могут вводиться в отношении компаний и предпринимателей, сотрудничающих и с Сирией, и с российскими и иранскими коммерческими структурами, работающими в этой стране.

Китай назвал новые санкции США «бесчеловечными», а постоянный представитель России при ООН Василий Небензя заявил, что целью «закона Цезаря» является смещение законных властей Сирии. Впрочем, когда Дональд Трамп прислушивался к чьему бы то ни было мнению? В результате, специалисты аналитической организации Stratfor констатировали: «Новые американские санкции против сирийского правительства, скорее всего, помешают Дамаску получать поддержку от таких потенциальных партнеров, как Китай и Объединенные Арабские Эмираты. После вступления в силу более жестких американских санкций страны, ранее проявлявшие интерес к предоставлению Сирии помощи, вряд ли сочтут перспективным участвовать в восстановлении опустошенной войной страны».[iii]

Свою интригу вносит Израиль. Иерусалим фактически солидаризуется с западными столицами, но по своим мотивам – их озвучил Амос Ядлин - бывший глава израильской военной разведки: Правительство Израиля, по его словам, дает понять Дамаску и Москве, что восстановление разрушенной сирийской инфраструктуры невозможно, пока проиранские формирования находятся в Сирии и «угрожает Израилю».

Схожие мотивы и у арабских монархий: им не нужна союзная Ирану Сирия. Неудивительно, что Эр-Рияд налаживает отношения с сирийскими курдами, рассматривая их в качестве буфера против распространения в регионе и иранского, и турецкого влияния. При этом саудовская Saudi Aramco в конце прошлого года приступила к разведке и изучению нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор.

В свою очередь министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш призывает арабские страны «повернуться лицом к Сирии», иначе де она окажется под влиянием Ирана, России, Турции и США. Тем временем Дамаск постепенно налаживает отношения с целым рядом стран Ближнего Востока и Магриба - Ираком, Ливаном, Алжиром, Оманом, Египтом, Иорданией. Но на роль инвесторов они явно не годятся.

Что касается Турции, то она занимается восстанавлением лишь оккупированных ее войсками сирийских районов, где уже создана местная администрация, введена в обращение турецкая лира, открываются турецкие почтовые отделения, выполняющие одновременно и функции кредитных организаций. Способствовать восстановлению остальной территории страны Анкара не спешит. Да, скорее всего, она и не в состоянии этого сделать.

При этом Эрдоган не так давно предлагал российскому президенту за счет доходов от продажи сирийской нефти поднять «разрушенную Сирию на ноги» (и заодно создать платежеспособный рынок для турецких строительных компаний – А.И.). Кстати, финансировать проект, по замыслу турецкого лидера, должна была российская сторона.[iv]

Официальный Дамаск расценил инициативу Анкары как попытку самовольно распоряжаться сирийскими природными ресурсами. Турция не получит разрешения на разработку сирийской нефти, - заявил посол САР в Москве Рияд Хаддад. А сам Башар Асад еще два года назад утверждал, что Сирийская республика планирует возрождаться «за счет собственных сил и помощи друзей».

Одним из них (а может быть и главным!) является Москва. В 2016 году Россия и Сирия подписали соглашение о восстановлении инфраструктуры в разрушенной войной стране. Суммарный объем озвученных тогда инвестиций составил 850 миллионов евро. Позже было согласовано еще несколько десятков инвестиционных проектов, преимущественно в сфере добычи энергоносителей, электроэнергетики, транспорта. Известно также, что Москва уже давно предпринимает усилия по мобилизации средств третьих стран на реконструкцию Сирии. По формулировке экспертов международной организации Crisis Group, при этом «предлагая европейским лидерам перестать цепляться за фантазию о том, что розыгрыш карты санкций и восстановления все еще может привести к смене режима», которую не удалось осуществить военным путем».[v]

Иран объявил о готовности внести свой вклад в реконструкции Сирии, немалые надежды связываются и с участием в восстановительных проектах Китая, еще до войны вложившего миллиарды долларов в сирийскую нефтяную промышленность. И прощаться со своими инвестициями китайцы явно не собираются.

Время идет, и дальнейшее ухудшение экономической ситуации в стране будет сопровождаться ростом числа беженцев, а сирийские мигранты рано или поздно станут еще одним дестабилизирующим фактором в регионе наряду с беженцами палестинскими. Да и в самой Сирии конфликт может вновь обостриться, что приведет к возрождению терроризма, имеющего как идеологические, так и социально-экономические корни.

В этой связи российский президент еще в 2018 году предупреждал: «Конечно, мировое сообщество, прежде всего Европа, если не хочет нового наплыва мигрантов, должно об этом подумать – избавиться от каких-то фобий и просто помочь сирийскому народу вне зависимости от политических пристрастий».[vi]

Но у Соединенных Штатов своя логика, и их действия на сирийском направлении - это обструкция чистой воды. Вашингтону не нужно, чтобы Сирия стала привлекательной для курдов, которым американцы уготовили роль буфера в своих геополитических играх против распространения иранского (а заодно и турецкого) влияния в регионе. Нельзя отказать в правоте сирийскому премьер-министру Имаду Хамису, утверждающему, что «целью горячей фазы войны являлось разрушение сирийского государства с помощью военных и политических инструментов. Однако государство выстояло. Тогда враги перешли к экономической войне…».[vii]

Ну и конечно, внешнеполитическя парадигма нынешней вашингтонской  администрации немыслима без антироссийской составляющей.  Вспомним хотя бы известное признание спецпредставителя США по Сирии Джеймса Джеффри: «Моя миссия заключается в том, чтобы Россия «увязла» в Сирии». И не приходится сомневаться в том, что один из способов достижения этой цели – заставить Москву платить за восстановление САР.

Страдает при этом сирийский народ, но это, как видно, заботит далеко не всех.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати