ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

Отечественная дипломатия в лицах: интервью с Мариной Карловой

19:24 28.05.2020 • Светлана Архангельская, редактор сообщества жен российских дипломатов

Героиня этого интервью в представлении не нуждается. Марина Карлова. Супруга убитого Чрезвычайного и Полномочного посла России в Турции Андрея Карлова, несмотря ни на что продолжающая дело своего мужа – укрепление российско-турецких отношений, и сохраняющая для поколений память о человеке, с которым рука об руку прожила 41 год...

 – Я родилась в Магдебурге (ГДР) в 1955 году. Мой отец был офицером в составе группы советских войск в Германии.  Он родом из подмосковной деревни Кочугино, но так случилось, что во время войны ребенком вместе с двумя младшими сестрами пережил все ужасы Сталинградской битвы, гибель матери, голод и бомбежки. В 16 лет поступил в военное училище и всю жизнь посвятил армии.

Я второй ребенок в семье. Есть старшая сестра и младший брат. Все мы закончили высшие учебные заведения и более или менее состоялись в жизни. 

В 1973 году со второй попытки я поступила в Московский финансовый институт (сейчас это Финансовая Академия). Через два года вышла замуж, а еще через год, закончив всего три курса, уехала с супругом в КНДР. Вернувшись в Москву после пяти лет командировки, я восстановилась в институте и благополучно его закончила. В дипломе так и значится: год поступления – 1973, год окончания – 1983, что, конечно, всегда вызывало вопросы у работодателей. Моя профессия – экономист широкого профиля, специализация –  банковский учет.

– Как Вы познакомились с Андреем Геннадьевичем?

– На станции метро «Маяковская». Это было 17 июня 1973 года. Я была с подругой, он – с другом. Они оказались знакомы. Нас представили, а дальше... как в кино – мы не могли оторвать глаз друг от друга. Наверное, это была любовь с первого взгляда. Потом до и уже после свадьбы всегда все свидания назначались только на «Маяковской».

Свадьба Андрея Геннадьевича и Марины Михайловны

– Какой была Ваша первая командировка?

– Она совпала с первой в жизни поездкой за границу. Даже представить себе не могла, что КНДР войдет в мою жизнь как вторая родина. Мы прибыли в сентябре 1976 года и полюбили Корею раз и навсегда. Это что-то необыкновенное! Другая культура, прекрасные люди, климат, природа, кухня – нам всё было интересно.

Мужа назначили дежурным референтом консульского отдела. Это даже не дипломатическая должность. Он занимался консульскими вопросами, переводами, решением различных бытовых вопросов.

Трудностей не запомнилось. В памяти остались только друзья, всегда готовые помочь, Посол Глеб Александрович Криулин и его супруга Серафима Николаевна – простые люди, участники войны, белорусские партизаны.

Коллектив встретил нас очень радушно. Все, кто работал с нами тогда, стали мне близкими друзьями, с которыми дружу до сих пор. Нам было комфортно в посольстве: было много молодежи, и преобладала доброжелательная атмосфера. Помню как-то отключили электричество, позвонил наш друг и говорит: «У меня чайник успел закипеть, я иду к вам, попьем чаю». Мы часто собирались компаниями, готовили общий стол, пели и танцевали. Делали концерты художественной самодеятельности, у нас даже был вокально-инструментальный ансамбль. Я пела в хоре, не имея ни слуха, ни голоса, зато с большим энтузиазмом.

В КНДР в общей сложности мы провели 16 лет (три командировки: 1976-1981, 1984-1990, 2001-2006), в Южной Корее – 5 лет (1992-1997), а потом была Турция (2013-2016).  

Первая командировка Карловых в КНДР

– Что помогало Вашей семье поддерживать боевой дух в переходные для нашей страны времена? 

– Нельзя сказать, что это был боевой дух. Просто выживали, как и вся страна. Нас спасало то, что мы всегда делали заготовки: квасили капусту, солили огурцы, консервировали на зиму салаты. Балкон был уставлен баночками разных размеров. Всё это мы делали с мужем вместе, он очень много помогал мне по хозяйству. Также за годы командировок я научилась солить рыбу, делать сало, майонез, лепить пельмени и многое другое. Поэтому, когда грянул первый кризис в 1991 году, мы смогли выстоять. Сыну тогда было всего три года. Он нуждался в полноценном питании, поэтому, пока муж работал, а свекровь присматривала за ребенком, я стояла в бесконечных очередях за продуктами, таскала очень тяжелые сумки, хотя мой вес в те годы был всего 45 кг. Никогда не забуду, как три часа отстояла за мясом, и оно кончилось за пять человек до меня. Я шла домой и рыдала... 

Но этот кризис нас закалил. В последующие годы было всякое. Мне приходилось крутиться на двух работах: днем – на фирме, а вечером дома я вела бухучет для аптеки. Муж не ходил в столовую, для нас это было дорого. Я готовила обеды дома и собирала ему с собой. По выходным мы с тележками шли на оптовые рынки. Покупали все, что могли, тащили домой и перерабатывали – морозили, солили, варили, сушили...

К сожалению, жизнь била со всех сторон: очень тяжело болел сын, я попала в больницу на сложнейшую операцию, умерла в 15 лет от лимфосаркомы любимая племянница. Иногда казалось, что это край, невозможно выдержать такую нагрузку. Но потом вспоминалось, что есть люди, которым в сто крат тяжелее, становилось стыдно за опущенные руки. Муж всегда старался помогать нуждавшимся: перечислял деньги в благотворительные фонды, поддерживал и своих, и моих родственников

– Смогли ли Вы профессионально реализоваться несмотря на многочисленные переезды?

 – Увы, нет. В МФИ я была в первой банковской группе на Учетном факультете. Понимаете? Первой! Банковской!  Нас было 20 будущих банкиров. Когда после окончания института я пришла на работу в Госбанк, оказалась единственной с высшим образованием, не считая управляющего. Через год стала заместителем главного бухгалтера. Впереди открывались потрясающие перспективы, но я уехала с мужем в командировку. В посольстве работы не так уж много, и кем я только не была: пионервожатой, казначеем профкома, заведующей клубом, счетоводом... Но я не жалею. Для меня семья всегда была на первом месте. 

– Что изменилось в Вашей жизни, когда из жены дипломата Вы стали супругой посла?

Мой суммарный стаж в роли жены дипломата – без малого 25 лет. В роли супруги посла я была пять лет в КНДР и три с половиной года в Турции. И главными годами моей дипломатической жизни я считаю командировки до того, как стала женой посла. Быть женой дипломата – ответственно, интересно, почетно. Быть женой посла – это, в первую очередь, ответственно. Общение идет на уровне жен послов. Ты – не просто жена, ты – представитель государства. На приемах необходимо не только выглядеть достойно, но и уметь поддержать разговор и, что еще важнее, получить интересную информацию. Много нюансов... Иногда нужно быть простушкой, иногда светской дамой, иногда задушевной подругой. Все зависит от обстоятельств. С некоторыми женами послов из прошлой жизни я контактирую до сих пор. Это уже не служебные контакты, это друзья. 

Андрей Геннадьевич и Марина Михайловна после приема

– Расскажите о работе в МГИМО?

– МГИМО – это вселенная, удивительная структура, где всё вращается, крутится, вертится, где преподавателями работают всемирно известные люди, где гимн МГИМО, написанный Сергеем Лавровым, поется со слезами на глазах.

Я попала туда совершенно случайно. Подруга сказала, что есть место начальника курса на факультете Международной журналистики. Меня не хотели брать! Я тогда вернулась из Пхеньяна уже будучи супругой посла и замдекана факультета МЖ Чернышева Наталья Ильинична, имея аналогичный моему статус, сказала: «Жена посла?! Что она тут будет делать? Тут надо пахать!». Она пригласила меня на собеседование, и (аллилуйя!) я ей понравилась.

Мне дали должность начальника первого и второго курса.  Дети сразу после школы, совсем домашние. Я старалась быть им мамой, особенно иногородним, вникала в проблемы. Я любила их всех, и знала, что они тоже любили меня. Со многими общаюсь до сих пор. Честно говоря, это было лучшее время в моей жизни.

– На что стоит обратить внимание женщинам, которые только вступают на путь жены дипломата?

– Сложный вопрос. Мир многолик и многогранен, все страны разные, везде своя специфика. Я бы посоветовала пообщаться с теми, кто уже находится в командировке в той стране, в которую предстоит отправиться.  

Я всегда чувствовала себя уверенно в командировках, потому что рядом были настоящие друзья. Очень многое зависит от коллектива. В генконсульствах людей немного, порой, приходится уживаться разным характерам. В крупных посольствах проще, можно выбирать круг общения. Нам повезло работать в больших загранучреждениях. За годы у меня появилось более ста реально близких людей. Всех люблю, благодарна за поддержку, ценю. И если когда-нибудь они прочтут это интервью, хочу сказать: дорогие мои друзья, спасибо вам за все, я люблю вас и всегда рада встречаться с вами.

– В начале дипломатической жизни Вы ощущали над собой некую опеку? Чувствовали ли преемственность?

Сейчас есть сообщество «Жены российских дипломатов», есть Клуб супруг послов. Мы все накопили огромный опыт и готовы им делиться. Я же, выйдя замуж, не имела ни малейшего представления о дипломатической жизни. Моя семья была далека от этого. Когда вошла в семью мужа, пришлось многому учиться. Но мне повезло: свекровь, которая уже была в загранкомандировках, посвятила меня во все тонкости дипломатического этикета и протокола.

– Она была женой дипломата?

– Да, и при том с трагической судьбой. Когда они с мужем вернулись из командировки на Занзибар (свекр был африканистом), он не перенёс последствий тяжелого климата и умер от сердечного приступа в 37 лет. Андрею тогда было 14, а его младшей сестре – всего 8. Свекровь так и не вышла замуж, посвятив себя детям.

Сейчас ей 88 лет. Она пережила и гибель сына. Муж очень любил и уважал свою мать, она была с нами практически во всех командировках, в том числе и в тот трагический день, когда его убили в Анкаре. Чудо, что она не смотрела телевизор и не увидела, что её сын погиб. Когда меня привезли в посольство, она еще ничего не знала, мне пришлось просить нашего врача сообщить ей страшную весть. Я не смогла сказать это лично.

Открытие мемориальной доски памяти Андрея Карлова в Москве

– Не представляю, как Вы все это пережили... Перед глазами до сих пор кадры из новостей... Что помогает Вам жить дальше?

– Моя семья – дети и внуки. Они –  моя жизнь, мое спасение, мое будущее. Без друзей и близких жизнь попросту не имела бы смысла. 

– Что сегодня делается для сохранения памяти об Андрее Геннадьевиче?

Мой муж был удивительным человеком. Главными его качествами были доброта и уважение абсолютно ко всем людям. Любовь к Родине жила в его сердце. И так считаю не только я, но многие, кто был знаком с ним. Сегодня, помимо памятников, созданных в его честь официальными структурами, существуют три школьных музея А. Г. Карлова: в Москве, Анталье и Селифки. Они появились по инициативе учителей, школьников и просто тех, кто хочет сохранить память о моем муже. Кроме того, был создан фонд, почетным президентом которого я являюсь – это также возможность продолжить дело Андрея и рассказать о нем тем, у кого уже не будет шанса познакомиться с ним лично.  

Открытие бюста А.Г. Карлова в Посольстве России в Турции

– Как давно существует фонд? Каковы основные направления и результаты его деятельности?

– Он появился в 2016 году. Мы проводим мероприятия по увековечиванию памяти Андрея Карлова, укреплению дружбы народов, популяризации русского языка в мире. Организуем международный обмен специалистами, встречи с известными людьми, уроки от студентов школьникам, фестивали, форумы, в том числе и для адаптации смешанных семей к различиям в языке, традициях, жизни в обществе и воспитании детей. В планах реализация программы по обмену студентами. Также началась работа над переводом и изданием книги турецкого историка Эндера Арата о русской миграции в Турции.

Презентация Фонда А. Карлова в резиденции Посла Турции в Москве

– Трудно было начинать?

– Да. Изначально фонд задумывался как благотворительный – для лечения тяжелобольных детей. Однако оказалось, что на лечение детей требуются огромные суммы, которые мы не потянули. Мы не собирали средства по смс, не получали дотации от государства. Фонд был частный, и мы работали на деньги спонсоров. Ими выступили российские фирмы, соучредителями которых были турецкие бизнесмены. Мы помогли многим детям, но оплачивать лечение за границей не осилили.

И, как ни странно, у фонда появились недоброжелатели. Наше участие в торжественном открытии улицы имени Андрея Карлова в г. Демре  с приглашением турецкой стороной детей (юнармейцев и волонтеров-медиков) из города-побратима Клинцы  было обставлено блогерами как «поездка детей чиновников по бесплатным путевкам, предназначенным для инвалидов, за счёт благотворительного фонда».  Ни слова правды! Эту поездку фонд не оплачивал, и путевок не было. Приглашала турецкая сторона, фонд принимал участие только в организации мероприятия. Не буду даже рассказывать, как тяжело я перенесла эту ситуацию. Скажу только, что проверка Брянской прокуратуры признала материал о поездке детей чиновников в Турцию клеветой.  

Вскоре стало понятно, что надо менять направление работы, поэтому мы перерегистрировались и теперь называемся «Международный фонд содействия развитию связей в области культуры, науки, образования, социальной сферы памяти А.Карлова» (сокращенно - Фонд памяти Карлова). В основном мы привлекаем волонтеров. Зарплату получают только генеральный директор и советник президента, но эти люди работают практически целыми днями и порой без выходных. 

Одно из направлений работы фонда связано теперь уже не с лечением конкретных пациентов, а с медициной. Мы содействуем обмену передовыми технологиями между врачами России и других стран. К примеру, в 2018 году направили наших специалистов по лечению диабета в университет в Турции, где они прошли профессиональную переподготовку. В конце прошлого года трансплантологи ездили в город Малатья. В планах аналогичные мероприятия для анестезиологов и гастроэнтерологов.

– Вы упомянули город Демре. Насколько я знаю, скоро благодаря усилиям Фонда памяти Карлова там появится Центр русской культуры.

– Он будет расположен рядом с храмом одного из самых почитаемых в России святых — Николая Чудотворца. Сейчас, увы, это просто разрушенный памятник архитектуры. Место популярно не только среди туристов, но и среди паломников, число которых увеличивается с каждым годом. В Центре они смогут узнать об истории церкви святого Николая, на восстановление которой в данный момент мы ищем средства.

Также Центр русской культуры будет проводить различные фестивали, форумы и встречи наших соотечественников, проживающих в Турции, организовывать тематические лагеря для школьников и студентов, изучающих дипломатию.

– Что представляет из себя форум «Карловские чтения»?

– Это международный проект, призванный объединить детей наших соотечественников по всему миру, открыть для них мир дипломатии, а также сохранить русский язык и культуру. В этом году форум пройдет во второй раз. 1 июня, в День защиты детей, мы начнем принимать работы. Участвовать могут все желающие. В социальных сетях и на нашем сайте можно будет выбрать тему эссе. Осенью экспертное жюри подведет итоги. Награждение победителей, а также финальные мероприятия (среди них мастер-классы и лекции известных дипломатов) планируются в ноябре. К сожалению, из-за ситуации с пандемией пока до конца не ясно, в каком виде все это будет.

– Знаю, недавно Фонд памяти Карлова впервые провел другой международный форум - «Россия-Турция-Германия: дорогами дружбы». Мероприятие получилось достаточно масштабным. Расскажите, каких результатов удалось достичь?

– Форум «Дорогами дружбы» выступил площадкой для общения представителей государства, бизнеса и общества трех заявленных государств. Мы хотели объединить людей из разных стран, предоставить им площадку для обсуждения возможного взаимодействия.

На сессии «Международное сотрудничество в гуманитарной области» были проанализированы вопросы академического сотрудничества между странами, обмен студентами, образовательные проекты, издательская деятельность.

Представители Мюнхена, Стамбула, Анталии, Москвы, Казани, Нижнего Новгорода, Волгограда и других городов приняли участие в сессии «Встреча мэров городов-побратимов», обсудили роль сотрудничества городов-побратимов в развитии дружественных и культурных связей, механизмы этой работы в формате трех стран. До этого наш фонд уже заручился поддержкой Россотрудничества в создании ассоциации городов-побратимов России и Турции с целью проведения совместных фестивалей, программ по обмену в различных сферах и других мероприятий. Данное обсуждение стало следующим шагом.

Сессия «Экономическое сотрудничество» объединила аналитиков и представителей крупнейших немецких и турецких промышленных и финансовых компаний, работающих в России. Участники обменялись видением того, как их страны могут создать синергию в экономической сфере и повлиять на развитие трехсторонних отношений.

Марина Михайловна на форуме «Дорогами дружбы»

На форуме в торжественной обстановке были подписаны соглашения о сотрудничестве между Фондом памяти Карлова и «Российским научным центром радиологии и хирургических технологий имени академика А.М. Гранова» Министерства здравоохранения РФ, Национальной Ассоциацией в области донорства и трансплантологии и Частной Московской международной школой в г. Анталия.

Без лишней скромности могу сказать, что все получилось настолько успешно, что в будущем мы планируем повторение данного форума с расширенной географией участников.  Присутствовавший на мероприятии мэр Мальтепе (Турция) Али Кылыч предложил провести его в Стамбуле.

- Желаю, чтобы все задуманное исполнилось, и благодарю Вас за такую интересную и душевную беседу!

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати