ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Осыпающийся мир» и угроза нового варварства

10:24 16.05.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: ru.freepic.com.

Международный дискуссионный клуб «Валдай» провел онлайн-презентацию своего внеочередного специального доклада «Не одичать в «осыпающемся мире». Его авторы предприняли попытку понять, каким будет человечество после пандемии коронавируса с точки зрения социальных, экономических и дипломатических аспектов. В обсуждении приняли участие эксперты из России, США, Китая и Индии.

Директор по научной работе Фонда клуба «Валдай» Федор Лукьянов пояснил, почему именно сейчас эксперты решили обнародовать результаты своих исследований. «Уже несколько лет подряд мы выпускаем ежегодные доклады о состоянии мировой политики, которые изначально, как отмечали наши критики, были довольно тревожными по своим основным выводам. В частности, в 2018 году мы выпустили аналитическое исследование «Жизнь в осыпающемся мире», в котором констатировали, что миропорядок, который мы привыкли анализировать на протяжении многих лет и даже десятилетий, закончился. Он перестал выполнять свои прежние функции. Мы постепенно переходим в совершенно новую реальность, когда прежние институты и механизмы остаются, но не работают так, как должны были бы, а некоторые из них вообще начинают исчезать. Этот доклад вызвал большой резонанс, в значительной мере критический. Многие считали, что мы сгущаем краски», - пояснил эксперт.

Выводы, сделанные в 2018 году, нашли свое подтверждение в дальнейшем. Как отметил Ф.Лукьянов, в докладе 2019 года авторы утверждали, что мировая система неизбежно погружается в состояние анархии, но не в смысле полного хаоса, а в некоем научно-теоретическом понимании: все участники политических процессов начинают руководствоваться своими интересами и эгоистичными соображениями безопасности. Этот тезис также вызвал оживленную дискуссию. В частности, ее участники из Китая были немало смущены самим термином «анархия» и говорили о том, что не стоит «подталкивать» мир в эту сторону. «То, что происходит на наших глазах, начиная как минимум с февраля-марта, к сожалению, подтвердило все то, о чем мы писали в предшествующие годы. Мир действительно «осыпался» под мощным катализирующим воздействием пандемии коронавируса, но не она стала тому первопричиной. Все тренды, которые были раньше, получили мощный стимул и способствовали тому, что мировая система кардинально изменилась. Перед нами не переломный момент, а переход в новую стадию процесса, начавшегося довольно давно. Тем не менее, наши предположения последних лет, что мир уже перешел грань неуправляемости процесса, скорее оправдываются», - заметил Ф.Лукьянов.

Соавтор доклада, программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев пояснил, что ещё в самом начале 2020 года складывалось впечатление, что своеобразная анархия, которая возникла на международной арене, всех так или иначе устраивает. Более того, на определенном этапе казалось, что сама по себе многополярность, многообразие и отсутствие какой-либо страны, всерьез претендующей на лидерство в мире, может привести к формированию нового баланса. По-прежнему продолжают существовать Организация Объединенных Наций и её Совет Безопасности, в состав которого входят пять ядерных держав, способные контролировать на глобальном уровне взаимоотношения друг с другом. Но дальнейшие события показали, что эта гармония носит лишь временный характер и вряд ли будет продолжаться достаточно длительный период времени. По словам Т. Бордачева, в настоящее время необходимым потенциалом для реализации революционного потенциала располагают два государства – США и Китай. И у Вашингтона, и у Пекина есть возможности для того, чтобы добиваться кардинального изменения ситуации в свою пользу. Проблема заключается в том, что эти державы конкурируют друг с другом, и тот порядок, который каждый из них предлагает, предполагает серьезные уступки противоположной стороны. Поэтому составители доклада видели главную опасность наступающей эпохи именно в борьбе двух полюсов – китайского и американского, которая будет носить более сложный и опасный характер, чем в годы холодной войны. Если СССР и США взаимодействовали в очень небольшом количестве областей, которыми можно было бы управлять при помощи горячей телефонной линии, то Вашингтон и Пекин сталкиваются в огромном количестве политических и экономических сфер. Поэтому потенциал эскалации сейчас гораздо более высок. Не меньшая угроза заключается в том, что остальные страны встанут перед вынужденной необходимостью выбора стороны в этом конфликте.

По словам Т.Бордачева, сегодня наибольшими перспективами обладает гуманитарное сотрудничество, прежде всего в сфере здравоохранения и борьбы с пандемиями как важнейшей угрозой, способной объединить людей.

В свою очередь, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков выразил сомнения по поводу преодоления международных разногласий перед лицом глобальной пандемии. Напротив, по его словам, ярким проявлением как русофобских, так и синофобских настроений стала попытка преподнести медицинскую помощь, оказываемую Москвой и Пекином, как стремление усилить собственное геополитическое влияние за счет гуманитарной составляющей собственной политики.

Более того, ряд стран вместо поиска совместных решений ищут виновных. Сама тема коронавируса используется для того, чтобы сводить счеты с неугодными правительствами и геополитическими конкурентами, игнорируя при этом международное право. Между тем бороться с COVID-19 и иными глобальными вызовами можно только совместными усилиями всех стран, поскольку совершенно очевидно, что «великий карантин» сильно подорвет мировую экономику, и выход из кризиса займет длительный период времени. Единственной международной структурой, отвечающей за благополучие мира, остается ООН и именно на ее укреплении должны быть сосредоточены усилия современного человечества.

Почётный научный сотрудник Совета по международным отношениям (Нью-Йорк) Том Грэм считает, что пандемия наглядно показала мнимость всех надежд на единство международного сообщества. «Никаких признаков совместных действий нет. Даже на саммите «Большой двадцатки» предложения о конкретных действиях утонули в бесплодной риторике. В глубоком кризисе находятся и другие институты. ООН на фоне глобального распространения вируса призвала к прекращению огня, но ее никто не услышал. Что же касается Всемирной организации здравоохранения, то она втянута в споры между Вашингтоном и Пекином. Ее положение крайне неустойчивое», - пояснил он.

Если подыскивать исторические аналогии событиям, происходящим на наших глазах, то они вполне сопоставимы с периодом кануна Первой мировой войны, когда технологические и промышленные изменения, с одной стороны и социальные процессы, вызванные ими, с другой, подтолкнули мир к новому конфликту. «Однако есть и отличия. Мы не видим какого-то ярко выраженного лидера среди стран. На протяжении длительного времени мир привык к лидерству США, но поведение Вашингтона, который, вместо поиска выхода из кризиса, играет на обострении противоречий между странами, вызывает много вопросов. Это в корне отличается от действий Соединенных Штатов во время вспышки вируса Эболы», - подчеркнул Т.Грэм.

Европейский союз также находится в кризисе, который останется даже после того, как пандемия завершится. Политиков, которые могли бы противопоставить национальному эгоизму идеи дальнейшей социальной, политической и экономической интеграции, в ЕС практически нет. «Канцлер ФРГ Ангела Меркель была таким лидером, но она вскоре уйдет в отставку, а президент Франции Эммануэль Макрон мало что может сделать в одиночку», - пояснил американский эксперт.

В свою очередь, президент Obsever Research Foundation (ORF) (Индия) Самир Саран считает, что ООН сохранит свое центральное положение в архитектуре безопасности, однако эта организация нуждается в радикальной реформе, поскольку ее структура, унаследованная со второй половины ХХ века, соответствует нормам прошлого столетия и не способна противостоять новому уровню вызовов и угроз.

Будет ли предстоящий мир рыхлым и многополярным, основанным на принципах национального эгоизма, или, напротив, биполярным, по аналогии с эпохой холодной войны? Индийский политолог уклонился от прямого ответа на этот вопрос, но предположил, что биполярность была бы неплохим вариантом, и напомнил, что именно в период противостояния СССР и США были подписаны большинство основополагающих договоров по международной безопасности. Во всяком случае, совершенно очевидно, что международную стабильность и порядок невозможно поддерживать в одиночку. Для этого необходимы консолидированные усилия всего человечества. Для обозначения периода, переживаемого сейчас человечеством, г-н Саран использовал метафору «горячего мира», в котором риск возникновения новых кризисов только усиливается.

Президент Шанхайской академии международных исследований Чэнь Дуньсяо призвал не драматизировать сложившуюся ситуацию. «Отсутствие сильного лидера не слишком большая проблема для современного мира. Наиболее реалистичны три варианта развития событий. Во-первых, участниками международных процессов могут быть образованы сиюминутные коалиции. Во-вторых, не исключена реализация модели «Азия плюс», активность которой будет сдерживаться Вашингтоном или Пекином. В-третьих, вполне может быть востребован сценарий «Большая двадцатка минус», предполагающий выход из формата G20 США или Китая», - пояснил он.

В сложившейся ситуации особая роль в формировании контуров нового миропорядка может быть закреплена за Россией. На эту тему в ходе дискуссии неожиданно высказался Самир Саран. «Полагаю, что Москва могла бы способствовать смене давно устаревшего либерального миропорядка и гегемонии США. На месте прежнего мира уже формируются очертания нового, и позиция вашей страны будет способствовать тому, чтобы он был более справедливым и сбалансированным», - заключил он.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати