ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Корейский опыт борьбы с коронавирусом

10:28 06.05.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: enlinea

Республика Корея стала одной из первых стран, на которые распространился коронавирус. Долгое время она занимала второе место в мире по числу заболевших. Однако сейчас Южная Корея находится на 26 месте, а количество заразившихся в день не превышает 10 человек – это весьма впечатляющие результаты для государства, которое находится в эпицентре пандемии. В Российском совете по международным делам состоялась экспертная дискуссия, посвященная корейскому опыту борьбы с эпидемией.

Первый зараженный появился в Южной Корее 20 января, а к середине февраля в стране было зафиксировано всего порядка 30 заболевших. Власти не стали предпринимать строгих ограничительных мер, но посоветовали избегать массовых скоплений людей. Однако 16 февраля в третьем по численности населения городе страны Тэгу прихожане религиозного течения Синчхонджи массово пришли на молебен. Представители этой церкви, которую в Южной Корее считают тоталитарной сектой, заявили, что на службе присутствовали 1290 человек, хотя впоследствии следственный комитет выяснил, что на самом деле их было порядка 10 тысяч. Кроме того, оказалось, что 42 члена секты в январе посещали Ухань. В результате 29 февраля на юге Корейского полуострова эпидемия подошла к своему пику: число заболевших достигло 900 человек в день. К 1 марта, по заявлению властей, в стране было подтверждено 3526 случаев заражения COVID-19. Как отметил научный сотрудник Института российских исследований университета иностранных языков «Хангук» (Сеул, РК), приглашенный исследователь ИВ РАН Ли Сангмин с церковью Синчхонджи связано 60% случаев заболевания коронавирусом в Южной Корее – 5200 человек.

5 апреля эпидемия пошла на спад. За четыре недели корейским властям удалось снизить число заболевших в день до 70, а сейчас она не превышает более 10 человек в день. Сегодня, можно сказать, что Южная Корея находится в стабильной фазе: на данный момент в республике зарегистрировано 10 801 заболевших, 9 217 выздоровевших и 252 летальных исходов.

По словам руководителя отдела Кореи и Монголии, члена ученого совета Института востоковедения РАН, эксперта РСМД Александра Воронцова, одной из причин того, что РК так быстро удалось взять вирус под контроль, являетсякрайне высокий уровень развития медицины и высокий уровень технологий в стране. С первых дней появления COVID-19 южнокорейскими специалистами были разработаны специальные программы, которые осуществляли контроль за населением: если заболевший коронавирусом или человек, который находился под подозрением заражения, покидал дом, то информация о его передвижениях в режиме реального времени передавалась медикам и в правоохранительные органы, а самое главное - соседям, чтобы они не пересекались с ним. Также появились приложения, которые позволяли находится на онлайн-связи с медиками круглосуточно в режиме онлайн. «Свою эффективность борьбы с вирусом показала система «3-Т»: testing (тестирование),tracking (наблюдение, отслеживание) и treating (лечение). Дополнительно Правительством РК была организована широкая система ранней диагностики заболевания. По уровню тестирования до второй половине марта Южная Корея занимала первое место в мире: более 15 тысяч бесплатных тестов в день», – подчеркнул А. Воронцов.

Также Южной Корее определенно помог опыт борьбы с предыдущими коронавирусными эпидемиями: SARS и MERS. Как отметил А. Воронцов, в 2015 году Министерство здравоохранения Республики Корея было законодательно наделено нетипичными для западных демократий широкими полномочиями для сбора персональных данных в отношении как уже подтвержденных, так и потенциальных пациентов без судебного ордера в периоды эпидемий. Во время вспышки Ближневосточного респираторного синдрома (MERS) эти правовые инструменты подтвердили свою высокую эффективность позволив, в частности, создать разветвленную инфраструктуру отслеживания распространения заболевания и передвижения его носителей, о которой говорилось выше.

В свою очередь Ли Сангмин отметил, что властям Кореи было важно не ограничивать принципы демократии, которую страна строила более 30 лет. Поэтому РК не прекращала международные авиасообщения (это происходило выборочно), также в стране не закрывались рестораны, парикмахерские и магазины.«Правительство Южной Кореи сразу было готово быстро реагировать на проблему: бескомпромиссно, но открыто, соблюдая букву и дух закона, уважая право граждан на передвижение», – заявил эксперт.

Также Ли Сангмин рассказал, что к середине апреля ситуация в стране настолько нормализовалась, что властями было принято решение провести парламентские выборы – 15 апреля. «Проведение выборов в условиях пандемии – беспрецедентный случай. В современном ракурсе всеобщей глобальной ситуации с эпидемией Корея действительно сделала крайне рискованный шаг: когда принималось решение не отменять выборы, в стране еще не был зафиксирован спад инфекции, но, видимо, они видели перспективу», – заявил А. Воронцов.

Также он отметил, что интересно было наблюдать за динамикой изменения общественного мнения в РК. Когда эпидемия начиналась, Южная Корея, соблюдая демократические нормы не пошла на карантин, страна даже не закрыла границы с Китаем, более того она оказала КНР гуманитарную помощь (маски, медицинское оборудование). В тот момент среди населения, особенно оппозиционной его части стали возникать вопросы и антиправительственные настроения: действующего президента Мун Чжэ Ина обвиняли в прокитайских настроениях, против него была развернута целая компания по сбору подписей за импичмент (активистам удалось собрать 1,2 млн. подписей). Для корейского общества это не новая практика. Предыдущий глава государства Пак Кын Хе была отстранена от власти подобным образом: ее обвинили в коррупции и разглашении секретных документов.

Однако, когда меры, предпринимаемые Правительством республики, заработали и население увидело, насколько грамотно, комплексно и эффективно оно выполняет свои обязательства – ситуация изменилась. Состоялся вотум доверия правительству: эти парламентские выборы поставили рекорд по явке (66%) впервые после 1996 года (и это в условиях пандемии!), а пропрезидентская Демократическая партия «Тобуро» победила, получив 60% голосов.

Ли Сангмин, как очевидец событий, отметил, что в пунктах голосования были предприняты все меры предосторожности: все должны были быть в масках и перчатках, соблюдать дистанцию. На избирательных точках проводилась дезинфекция, всем измеряли температуру. «Когда правительство показывает себя в условиях кризиса, у населения не остается ничего другого как поддержать его, поэтому можно сказать, что коронавирус сыграл большую роль в политической жизни страны. Думаю, что правящая партия и так одержала бы победу, но вирус обеспечил такую рекордную явку и количество голосов», – подчеркнул он.

По словам Ли Сангмина, пандемия не предопределила судьбу правящей партии, но значительно укрепила ее позиции, чего нельзя сказать об экономике страны. «Экономическая ситуация в Корее такая же, как и во всем мире. В апреле экспорт товаров снизился на 27%. Негативные перспективы экономического роста Корее ниже, чем в других странах, но все же по прогнозам специалистов, темпы экономического развития страны составит примерно -1,9%, что для страны крайне большая цифра. Сегодня мы не должны стремится к экономическому росту, парадигма должна быть перенесена на безопасность и благосостояние людей», – заявил он.На сегодняшний день в Южной Корее было принято уже 4 пакета финансовых стимулов для поддержания малого и среднего бизнеса (примерно 25 тыс. рублей на человека)

Ситуация в Корейской Народно-Демократической Республике

Говоря об успехах Южной Кореи, эксперты не могли обойти стороной уникальный северокорейский опыт. По последним данным ВОЗ, в КНДР не зафиксирован ни один случай заражения инфекцией. Получается, что Корейский полуостров и корейская нация продемонстрировали и реализовали весьма успешные методы борьбы с вирусом. И что, примечательно сделали это совершенно по-разному: Южная Корея как страна, интегрированная во многие международные процессы, пошла открытым и компромиссным путем, а Северная Корея выбрала метод тотального карантина и блокирования границ. «Опыт КНДР действительно не имеет аналогов. Это единственная страна в мире, которая находясь в эпицентре пандемии, не допустила проникновения коронавируса в свою страну. На мой взгляд, руководство Северной Кореи смогло грамотно использовать свои преимущества. Всем давно известно, что страна бедная, с невысоким уровнем жизни, она уже долгое время находится под санкциями, а северокорейская медицина совершенно не развита: острейший дефицит медикаментов и медицинского оборудования, дополняются недостатком финансирования медицинского сектора. В подобных условиях Правительство КНДР понимало, что если вирус проникнет в страну, то бороться с ним будет просто нереально», – подчеркнул А. Воронцов.

В итоге, когда во всем мире только начинали изучать проблему коронавируса и его возникновения, руководство КНДР проявило фантастическую оперативность: 21 января они полностью закрыли границы и ввели жесткие ограничения. Кроме того, был введен строгий период медицинского наблюдения за дипломатическим персоналом с 1 по 15 февраля, а затем продлен до 3 марта из-за нарушений ограничений представителями отдельных дипломатических миссий в течение первоначально установленного периода карантина. Данные нормы требовали от иностранцев постоянно оставаться в пределах своих миссий: разрешалось пользоваться только одним продовольственным магазином и медицинским учреждением в Пхеньяне, куда их сопровождали специальные северокорейские представители с целью исключить промежуточные остановки их транспорта.

По словам А. Воронцова, на данный момент в экспертном сообществе существуют разные оценки насчет перспектив Северной Кореи. Согласно одной из них вирус все равно проникнет в страну, и она не сможет с ним бороться ввиду слабого положения. Согласно противоположной позиции, власти Северной Кореи смогут всё-таки предотвратить проникновение инфекции, придерживаясь сверхжёстких изоляционных мер, но такой длительный карантин эту и без того слабую экономику подорвет. «Выскажу свою точку зрения: КНДР имеет опыт выживания в тяжелейших экономических условиях. Я считаю, что меры, которые они предпринимают крайне жесткие, но оправданные. Не допустить вирус в страну – это сверхзадача, с которой они пока успешно справляются», – отметил А. Воронцов.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати