ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

О положении дел в Демократической Республике Конго и вокруг нее

13:37 26.03.2020 • Виктор Гончаров, эксперт-африканист

Фото: static-news.moneycontrol.com

В январе 2020 года исполнился год со дня вступления в должность Президента Демократической Республики Конго (ДРК) Феликса Чисекеди, лидера партии «Союз за демократию и социальный прогресс». Впервые в современной истории страны со времен получения в 1960 году независимости от Бельгии была осуществлена передача власти от одного политического деятеля другому по результатам выборов, а не ее насильственного захвата, как это происходило ранее. Проведению выборов, состоявшихся 30 декабря 2018 года, предшествовала острая политическая борьба оппозиционных сил с правящей коалицией президента Жозефа Кабилы, срок полномочий которого истек еще в декабре 2016 года.

Встреча Владимира Путина с президентом Демократической Республики Конго Феликсом Антуаном Чисекеди Чиломбо в ходе саммита «Россия-Африка» в Сочи в 2019 году.
Фото: pbs.twimg.com

США и ряд других западных стран поняв, что подобная обострившаяся ситуация в стране и мощные всплески антиправительственных выступлений, как, например, в декабре 2016 года, когда протестующие подожгли здание и заживо сожгли полицейского, могут привести к срыву поставок стратегически важной для западников минеральной продукции. Тогда было принято решение потребовать от Ж. Кабилы немедленно уйти из власти и безотлагательно провести новые выборы.

Представитель США при ООН Никки Хейли во время посещения ДРК 27 октября 2017 года заявила, что Киншаса должна организовать их «до конца 2018 года». В противном случае, по ее словам, страна может лишиться международной финансовой помощи, которая составляет около 2 миллиардов долларов в год: это могло привести не только к подрыву позиций правящего режима, но и к его полному краху. Во время пребывания в ДР Конго, Н. Хейли открыто вмешиваясь в дела суверенного государства: она проводила встречи с представителями основных оппозиционных партий, а также высшего духовенства католической церкви, призывала их более активно вмешиваться в происходящие в стране политические процессы [i].

Идя навстречу этим требованиям, 8 августа 2018 года представитель Ж. Кабилы заявил, что он не будет выдвигать свою кандидатуру на пост главы государства, и объявил о намерении бывшего министра внутренних дел Эммануэля Шадари баллотироваться на этот пост от правящей «Народной партии за восстановление и демократию» [ii].

В начале 2018 года английская газета «The Guardian» подчеркивала, что разразившийся в ДРК политический кризис связан не только с нежеланием Жозефа Кабилы покидать президентское кресло, но и с тем, что конголезская оппозиция, «раздираемая» острыми внутренними противоречиями, в основе которых лежат личные политические амбиции и эгоистические интересы ее лидеров, сама не может определиться относительно единого кандидата на пост главы государства. При этом создается впечатление, замечает издание, что решение проблемы оппозиция пытается переложить на страны Запада. Соответственно, и ее покровители в США и ЕС не могут решить вопрос: на кого из оппозиционеров делать основную ставку [iii].

За месяц до начала избирательной кампании определились три основных кандидата в борьбе за кресло президента:

- Эммануэль Шадари, давний сподвижник Ж.Кабилы и кандидат от правящей «Народной партии за восстановление и демократию».

- Феликс Чисекеди, ставший в 2017 году лидером ведущей оппозиционной партии «Союз за демократию и социальный прогресс». Эту партию создал его покойный отец Этьен Чисекеди.

- Мартин Фаюлу, кандидат от оппозиционного блока «Lamuka» («Проснитесь»), пользующийся поддержкой двух оппозиционных «тяжеловесов» - бывшего вице-президента Жана-Пьера Бембы и бывшего губернатора провинции Катанга, крупного бизнесмена Моиза Катумби.

Несмотря на то, что наблюдатели от Африканского Союза и Сообщества развития Юга Африки признали, что выборы 30 декабря 2018 года прошли «на относительно приемлемом уровне», оппозиция назвала их хаотичными и плохо организованными, и, не дожидаясь официального объявления Центризбиркомом предварительных результатов голосования, стала активно распространять информацию о своей победе, ссылаясь на данные, полученные от… местной католической церкви.

Здесь следует отметить, что конголезская католическая церковь, адептами которой являются около 40 процентов населения, традиционно играет активную роль в политической жизни страны. Она принимала участие в свержении клептократической диктатуры Мобуту, а теперь – в организации состоявшихся 30 декабря президентских выборов. «На свои средства» церковью были подготовлены около 40 тысяч наблюдателей для мониторинга работы избирательных участков в большинстве районов страны. Правда, поговаривают, что эти «средства» были присланы из-за рубежа. Эксперты Центра стратегических и международных исследований США прямо указывают, что многим организациям гражданского общества ДРК были предоставлены «гранты» для наблюдения за процессом выборов [iv].

И вот, ссылаясь на данные от этих наблюдателей, епископат католической церкви Конго 3 января 2019 года, не называя имя победителя, выступил с заявлением, что «знает, кто одержал победу на состоявшихся выборах». Через два дня издание «Africa Confidential», выходящее в Лондоне, проверив эту информацию «через свои источники», сообщило, что более половины голосов набрал М. Фаюлу, а Ф. Чисекеди и Эм. Шадари получили по 20 процентов голосов каждый [v]. Более того, 5 января католическая церковь выступила с предупреждением в адрес избирательной комиссии, что если она представит недостоверные сведения о результатах голосования, то это может привести к народному «восстанию» [vi].

Однако, по предварительным данным, объявленным Центризбиркомом 10 января 2019 года, Ф. Чисекеди набрал 38,57 процента, а М. Фаюлу и Эм. Шадари соответственно 34,8 и 23,8 процента голосов избирателей [vii]. М. Фаюлу назвал эти результаты «электоральным переворотом» и призвал всех конголезцев «встать на защиту завоеванной им победы» [viii]. Кроме того, он обвинил Ф. Чисекеди в тайном сговоре с президентом Ж. Кабилой, подтасовке результатов выборов и обратился в Конституционный суд ДРК с иском об их непризнании. Однако, суд 20 января 2019 года подтвердил победу Ф. Чисекеди и отклонил иск М. Фаюлу.

Реакция стран Запада на результаты выборов, за исключением Франции и Бельгии, которые поставили их под сомнение, как и следовало ожидать, была сдержанной. Дело в том, что по большому счету эти внутриполитические разборки их не особо затрагивают. Своей главной задачей, в этом богатом минеральными ресурсами государстве, западные страны видят подержание внутриполитической стабильности для обеспечения бесперебойных поставок стратегически важных минералов для развития их высокотехнологичных отраслей экономики.

Не случайно, поэтому, официальный представитель Госдепа США Роберт Палладино уже 23 января 2019 года поддержал вердикт Конституционного суда о признании Ф. Чисекеди в качестве президента и поприветствовал решение уходящего в отставку Ж. Кабилы впервые в истории ДР Конго передать власть мирным путем. Как отмечалось на страницах американского «Foreign Policy», конголезская оппозиция восприняла эту американскую позицию с чувством негодования и безысходности, забвением принципов демократии, усматривая в этом лицемерие и предательство ее коренных интересов [ix].

После объявления о победе на выборах, Ф. Чисекеди заявил, что будет «президентом не какой-то одной политической партии или племени, а президентом всех конголезцев» [x]. Во время избирательной кампании он обещал также восстановить верховенство закона, вести борьбу с «гангреной» коррупции, сделать бесплатными образование и медицинское обслуживание, а также привнести мир в восточные районы страны.

Стремясь сбить накал политических страстей, после прихода к власти новый президент снял ограничения на свободу слова в СМИ, разрешил проведение мирных демонстраций, амнистировал около 700 политических заключенных и позволил вернуться из эмиграции бывшим противникам Ж. Кабилы, в том числе, бывшему губернатору Катанги Моизу Катумби и бывшему вице-президенту Жан-Пьеру Бембе. По заявлениям их представителей, оба планируют участвовать в деятельности оппозиционного блока «Lamuka».

Положительную оценку населения получило также решение Ф. Чисекеди отменить плату за обучение в начальной школе. На реализацию этой цели в прошлом году предполагалось истратить 2,6 миллиарда долларов или 40 процентов годового бюджета, в том числе, на наем 40 тысяч учителей. Но, ввиду финансовых трудностей у преподавателей возникли серьезные проблемы с получением своей зарплаты, что вызвало их массовые протесты.

Вместе с тем широко разрекламированные обещания президента по борьбе с бедностью и улучшению жизненных условий населения, не подкрепленные финансовыми ресурсами, вызвали сомнения в их реализации. В одном из своих интервью британской компании BBC он заявил, что видит одну из своих целей в том, чтобы «поднять ежедневный прожиточный минимум с нынешних 1,25 доллара до 11,75 доллара». По его оценкам, для этого ему потребуется 86 миллиардов долларов и два президентских срока пребывания у власти, то есть 10 лет [xi]. Где он найдет эти ресурсы, при нынешнем бюджете около 6 миллиардов долларов, президент не конкретизировал.

Идя навстречу требованиям населения, 31 октября 2019 года Ф. Чисекеди распорядился начать операцию против действующих на северо-востоке страны вооруженных формирований. По его собственному признанию, «эти районы страны, которые в прошлом являлись житницей Заира, в последнее время превратились в ад и кошмар для местных жителей». Сегодня здесь насчитывается около 160 группировок общей численностью свыше 20-ти тысяч ополченцев, ведущих борьбу за контроль над разработкой минеральных ресурсов [xii]. Обстановка усугубляется тем, что здесь же нашли приют повстанческие организации соседних государств – «Демократические силы освобождения Руанды» («ДСОР») и «Объединенные демократические силы» («ОДС») Уганды, ведущие борьбу против своих правительств.

«ДСОР» представляет собой руандийскую вооруженную группировку, сформированную из представителей племени хуту, которые в 1994 году устроили геноцид племени тутси в Руанде, но вынуждены были затем бежать в Конго после прихода к власти нынешнего главы Руанды Поля Кагаме. Боевики организации, очень далекой от понятия «демократия», хотя оно прописано в её названии, совершают нападения на соседние районы Руанды, а также принимают активное участие в контрабандных операциях с конголезским минеральным сырьем.

Что касается «ОДС», то их боевики вытеснены угандийской армией из западных районов этой страны на территорию ДРК. «ОДС» выступает за создание Исламского государства в Уганде, использует флаг «Исламского государства» и риторику «Аль-Каиды» (организации, деятельность которых запрещено в РФ), Участники «ОДС» позиционируют себя в качестве джихадистcкой группировки, одновременно с этим занимаясь мародерством и грабежом местного населения. В декабре 2017 года боевики «ОДС» совершили самое дерзкое в истории ООН нападение на базу миротворцев Организации в провинции Северное Киву, убив 15 танзанийских военных, 5 солдат конголезской армии и ранив около 50 человек, захватив при этом два бронетранспортера и несколько автомашин [xiii]. Число боевиков этой организации, состоящей не только из угандийцев, но и исламистов восточноафриканских стран, колеблется от 1500 до 2000 человек. С начала проведения военной операции с 31 октября 2019 года по январь 2020 года ими было убито около тысячи мирных жителей [xiv].

Обращает на себя внимание тот факт, что в последнее время «ИГ» стало брать на себя ответственность за вооруженные выступления «ОДС», называя эту группировку «Исламским государством Центральной Африки». Главной целью новой исламистской организации, по мнению экспертов ООН, является привлечение на сторону «ИГ» различных формирований, действующих в ДРК и Мозамбике, для открытия нового фронта борьбы после поражения в Сирии [xv].

В ходе проведения военной операции конголезским подразделениям удалось захватить основную базу «ОДС» в горах Рувензори в провинции Северное Киву, уничтожить несколько главарей «ОДС» и «ДСОР» и взять в плен несколько сот боевиков этих организаций. Однако, несмотря на эти потери, нападения боевиков, общая численность которых составляет около 20 тысяч человек, не только не прекратились, а, наоборот, участились и стали еще более кровавыми. В ответ на военную операцию исламисты отвечают вылазками против мирного населения и даже нападениями на силы миротворческой миссии ООН «MONUSCO», насчитывающей в своих рядах 18 тысяч «голубых касок», на содержание которых ежегодно тратится около одного миллиарда долларов.

В целом деятельность этой миссии, находящейся на территории ДРК уже 20 лет, подвергается резкой критике не только внутри страны, но и за ее пределами. Дело дошло до того, что на фоне непрекращающихся кровавых расправ террористов с мирными жителями, последние обвинили миротворцев в бездействии, подожгли 25 ноября 2019 года офис миссии в городе Бени, а четыре дня спустя в городе Гома во время митинга потребовали вывести миссию из ДР Конго из-за ее «неспособности обеспечить безопасность населения».

Еще одной острой проблемой ДРК является искоренение коррупции, поразившей все структуры государственной власти снизу доверху, включая армейские круги. Особенно широкие масштабы она приобрела в горнодобывающей промышленности. По данным британской BBC, только в структурах государственной компании «GECAMINES» ежегодно расхищается более 20-ти процентов экспортных поступлений от продажи минерального сырья. Всего же, по оценкам американской организации «Enough Project», в этой отрасли, включая теневой сектор, ежегодно теряется около 4-х миллиардов долларов [xvi].

Выступая в парламенте в декабре 2019 года президент Ф. Чисекеди, заявил, что он будет «непоколебим» в борьбе с этим злом. Но, как заметила в этой связи британская газета «Daily Mail», на этом же заседании парламента присутствовал и глава его администрации В. Камерхе, названный Генеральной финансовой инспекцией в числе других чиновников, виновных в растрате 15 миллионов долларов Национального банка. По данным «The Economist», 21 государственный контракт общей стоимостью 2,3 миллиарда долларов на выполнение строительных работ был предоставлен новой администрацией подрядчикам c грубыми нарушениями законодательства [xvii]. При этом выполнение программы модернизации столичной дорожной инфраструктуры, стоимостью 300 миллионов долларов, широко разрекламированной год тому назад, пришлось приостановить и приступить к расследованию многочисленных фактов коррупции [xviii].

Осознавая ограниченность своих возможностей в области внутренней политики, так как это может затронуть экономические интересы старой бизнес-элиты, правившей страной в течение последних 18 лет, Ф. Чисекеди большое внимание уделяет улучшению отношений с внешним миром, которые подчас носили напряженный характер. Он уже посетил США, Францию и бывшую метрополию Бельгию.

Во время визита в Вашингтон в апреле 2019 года он осудил политику своего предшественника и обещал демонтировать систему авторитарного управления. Госсекретарь США Майк Помпео, в свою очередь, заявил о готовности Соединенных Штатов оказать поддержку его «программе перемен, направленную на борьбу с коррупцией, укрепление верховенства закона, соблюдение прав человека, содействие экономическому росту через привлечение иностранных инвестиций, в первую очередь американских». В этих целях в рамках так называемого «привилегированного партнерства» в ноябре 2019 года Вашингтон выделил ДРК 600 миллионов долларов на 3 года, чтобы поддержать усилия президента Феликса Чисекеди в его стремлении произвести изменения в своей стране [xix].

Видимо не без подсказки со стороны Вашингтона, в ноябре 2019 года Всемирный банк заявил о своей готовности предоставить ДРК 5 миллиардов долларов на 5 лет на развитие образования, здравоохранения, электрификации и других сфер при условии проведения Киншасой реформ и борьбы с коррупцией [xx]. Вслед за Всемирным банком в декабре 2019 года МВФ объявил о возобновлении кредитования ДРК, выделив 368 миллионов долларов для «поддержки усилий президента Ф. Чисекеди на улучшение отношений с иностранными донорами». По оценке британского «The Economist», США готовы закрывать глаза на «недостатки демократии» в республике, но только до тех пор, пока Ф. Чисекеди будет оставаться «близким партнером» [xxi].

Одной из проблем, стоящей перед новым главой государства, является выстраивание отношений со своими ближайшими соседями – Руандой и Угандой, которые принимают активное участие в разграблении национальных богатств ДРК. В одном из докладов ООН о положении в ДРК президенты Руанды и Уганды Поль Кагаме и Йовери Мусевени называются «крестными отцами» расхищения конголезских природных ресурсов [xxii].

По данным одной из исследовательских фирм, из 2400 площадей, на которых ведется добыча золота в ДРК, 64 процента находятся под контролем группировок, в том числе, пользующихся поддержкой указанных стран. От 75 до 98 процентов нелегально добываемого золота переправляется в Уганду, которая, не имея собственных крупных месторождений, в последние годы превратилась в его крупного экспортера. Если в 2014 году угандийский экспорт золота оценивался в 443 тысячи долларов, то к 2017 году он достиг 337 миллионов долларов. Для его переработки в феврале 2017 года в городе Энтеббе был введен в строй аффинажный завод.

Нелегально поступающее из ДРК необработанное золото скупается угандийскими лицензированными фирмами, передается на переработку на указанное предприятие и, отмытое от ярлыка «конфликтного минерала», затем экспортируется в Дубай, Китай, Ливан, Индию и Великобританию в качестве товара, произведенного в Уганде. Еще в декабре 2005 года за расхищение конголезских ресурсов Международный суд в Гааге обязал Уганду выплатить ДРК репарации в размере 4-х миллиардов долларов, который с учетом процентов в 2019 году возрос до 11-ти миллиардов [xxiii].

Активное участие в расхищении минеральных богатств ДРК принимает и Руанда. Несмотря на незначительные запасы собственных месторождений, в 2014 году она превратилась в самого крупного в мире экспортера колтана (колумбито-танталового концентрата), применяемого в радиоэлектронике, поставив на мировой рынок 28 процентов, или 2466 тонн этого металла на сумму 134,5 миллиона долларов [xxiv].

И сегодня, поддерживая отдельные вооруженные группировки, сформированные, в частности, из своих соплеменников тутси, она преследует цель создать буферную зону на границе с этим государством и контролировать с помощью последних нелегальную добычу и торговлю добываемых здесь кустарным способом золота, кобальта и других ценных минералов, а при благоприятных условиях интегрировать провинции Южное и Cеверное Киву с Руандой, или, по крайней мере, учредить здесь зону свободной торговли.

Намерения Ф. Чисекеди привлечь вооруженные силы Уганды и Руанды для борьбы с находящимися на территории ДРК «ОДС» и «ДСОР» были признаны экспертами Международной кризисной группы как «не отвечающие интересам национальной безопасности ДРК». По их мнению, в условиях наблюдающегося в последние два года серьезного обострения отношений Руанды с Угандой и Бурунди, присутствие на территории ДРК военных формирований этих стран может привести к тому, что они используют указанные повстанческие организации в борьбе с соседями, что приведет к дестабилизации обстановки во всем регионе Великих африканских озер, а также к росту сепаратистских настроений в восточных районах ДРК [xxv].

Что касается российско-конголезских отношений, то МИД России расценил прошедшие выборы в ДР Конго как поворотный шаг на пути к постепенной нормализации обстановки в стране, а Президент Владимир Путин в своем поздравлении Феликсу Чисекеди выразил надежду, что его избрание будет способствовать укреплению дружественных связей между двумя государствами [xxvi].

Действительно, в отношениях двух стран имеются неплохие перспективы совместной деятельности в таких областях, как добыча полезных ископаемых, энергетика, создание инфраструктуры, транспорт, сельское хозяйство, а также в сферах военно-технического сотрудничества и образования. На оказание помощи в борьбе с лихорадкой Эбола правительство России выделило 398,5 миллиона рублей, а также предоставило Национальному институту биомедицинских исследований Конго две мобильные медицинские лаборатории и изъявило готовность обучить в нашей стране 20 конголезских специалистов в области эпидемиологии [xxvii].

Оценивая складывающуюся внутриполитическую ситуацию в ДРК, «The Washington Times» подчеркивает, что год спустя после прихода к власти Ф. Чисекеди бывший президент Ж. Кабила, который согласно конституционному закону стал пожизненным сенатором, по-прежнему пользуется большим влиянием во властных структурах. В сформированном семь месяцев спустя после выборов коалиционном правительстве 42 министерских поста принадлежат его сподвижникам и лишь 23 сторонникам Ф. Чисекеди. Что же касается главы правительства, то на эту должность еще в мае месяце 2019 года Ф. Чисекеди пришлось назначить представителя экс-президента Сильвестра Илунгу [xxviii].

Кроме этого, в Национальной ассамблее 342 места из 485 принадлежат коалиции прежнего режима «Общий фронт за Конго», в то время как партии Ф. Чисекеди пришлось довольствоваться лишь 50-ю мандатами. Остальные места в нижней палате достались оппозиционному блоку «Lamuka» во главе с М. Фаюлой [xxix]. В верхней палате парламента – сенате также доминируют сторонники Ж. Кабилы. Все это вместе взятое в значительной степени снижает возможности нового президента проводить самостоятельную политику, которая шла бы в разрез интересам клана Ж. Кабилы и его сторонников.

Его попытки выйти из-под влияния прежнего правящего режима наталкиваются на жесткое сопротивление оппонентов. Когда 19 января 2020 года он публично заявил, что, возможно, ему придется принять меры по смещению некоторых министров и даже распустить Национальную ассамблею, ее спикер Жанин Мабунда возразила, что «любое должностное лицо, даже если оно не знакомо с Основным законом страны, за его нарушение может быть предано суду» [xxx].

Доказательством того, что отношения внутри правящей коалиции приобретают все более напряженный характер, является смерть заместителя начальника Генштаба и руководителя военной разведки ДРК генерала Делфина Кахимби, который 28 февраля должен был дать показания Совету безопасности о своем, якобы, участии в подготовке переворота по свержению президента Ф. Чисекеди. Однако, за несколько часов до его заслушивания, будучи отстраненным от должности, он был найден мертвым в своем доме в Киншасе. Д. Кахимби был одним из самых влиятельных военных руководителей в окружении бывшего президента Ж. Кабилы [xxxi].

Само по себе избрание нового главы государства не решило острейших социально-экономических, политических и межплеменных проблем ДРК. По мнению экспертов Центра стратегических и международных исследований США, в основе конголезского кризиса лежит нескончаемая борьба местных и региональных вооруженных группировок за доступ к огромным запасам минеральных ресурсов, стоимость которых оценивается в 24 триллиона долларов. Согласно информации Центра, эти группировки ежегодно собирают с местных старателей и отдельных мелких шахт и рудников от 300 миллионов до 1,4 миллиарда долларов[xxxii].

Более того, по данным экспертов ООН, проводивших исследования в северо-восточных районах ДРК, в незаконную добычу и торговлю золотом и ценными минералами вовлечены не только вооруженные ополчения, но и отдельные представители военного командования страны, под контролем которых находятся местные объединения «кустарей» [xxxiii].

Эта схватка за ресурсы на местном и региональном уровнях длится уже несколько десятилетий. При этом следует учитывать тот факт, что теневой сектор в добыче минералов, в котором заняты примерно два миллиона старателей и около 10 миллионов членов их семей, является для них единственным источником существования и образом жизни, которому они следуют десятилетиями, начиная с раннего возраста [xxxiv]. И до тех пор, пока, по мнению большинства экспертов, борьба за природные ресурсы на местах не будет остановлена и введена в правовое русло ожидать стабилизации обстановки в стране не приходится.

В последнее время борьба за ресурсы развернулась и в высших эшелонах власти между старой и новой этнополитической элитой. Состоявшиеся в конце февраля 2020 года переговоры между сторонниками нынешнего и прежнего президентов о распределении постов в госструктурах, отвечающих за регулирование деятельности предприятий горнодобывающей промышленности, а по существу за контроль над ее финансовыми потоками, зашли в тупик [xxxv]. Это противостояние двух группировок в составе коалиционного правительства лишь ослабляет его позиции, играет на руку оппозиционному блоку «Lamuka» и, в конечном итоге, может заставить обе стороны пойти на компромисс. На какое-то время это снизит накал внутриполитической борьбы, но не устранит коренные причины перманентной политической нестабильности, на преодоление которой потребуются годы.

 


[i] https://www.dw.com/en/haley-drc-must-hold-elections

[ii] https://www.dw.com/en/dr-congo-kabila-takes-a

[iii] https://www.theguardian.com/world/2018/02

[iv] https://www.csis.org/analysis/why-jozeph-kabila-lost

[v] https://www.africa-confidential.com

[vi] https://www.dailymail.co.uk/wires/a

[vii] https://www.dailymail.co.uk/wires/a

[viii] https://www.news24.com/Africa/News

[ix]https://www,statagov/r/prs/ps/2019/01/288532

https://foreignpolicy.com/2019/02/01/how-washington

[x] https://www.reuters.com/article/uk-con[

[xi] https://www.bbc,com/world-africa-46507814

[xii] https://www.newtimes.co,rw/news;https://www.aljazeera.com/news/2019/11/dr-congo

[xiii] https://www.theguardian.com/world/2018/nov/16

[xiv] https://www.aljazeera.com/blogs/afrca/2020/02/ a

[xv] https://www.janes.com/article/94005/un-report-sa

[xvi]https://www.bbc.com/news/world-africa-40680795;

https://enouphproject.org/reports/strategic-pressure

[xvii]https://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-7790

https://www.economist.com/middle-east-and-africa

[xviii] https://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-8065

[xix]https://www.theeastafrican.co.ke/news/africa/DR-Congo:

https://regnum.ru/news/polit/2605834.html;

https://regnum.ru/foreign/africa/democraticcongo

[xx]  https://www.bnn.bloomberg.ca/world-bank-ready

[xxi]news24,com>…imf-approves368mln-facility…dr-congo;

https://www.economist.com/middle-east-and-africa

[xxii] un.org>press/en/2001/sc7057.doc.html

[xxiii]https://www.dw.com/en/investigating-dr-congo-https://www.monitor.co.ug/...What--normal--DR-Congo...mean...Uganda...

[xxiv] https://www.csis.org/analysis/dodd-frank-1502-au

[xxv] https://www.crisisgroup.org/africa/central-africa/d

[xxvi] https://riafan.ru/1143995-putin-pozdravil-tshisekedi

[xxvii] https://ria.ru/20200208/1564390586.html

[xxviii]https://www.washingtontimes.com/news/2020/jan;

https://regnum.ru/news/polit/2699545.html

[xxix] https://www.dw.com/en/drc-felix-tshisekedi-still

[xxx]  https://www.dw.com/en/drc-president-tshisekedi

[xxxi]https://regnum.ru/news/society/2872563.html

[xxxii]https://www.mercycorps.org/article/dr-congo/qu

https://www.csis.com/analysis/dodd-frank-1502

[xxxiii]https://www.dw.com/en/democratic-republic--of-congo

[xxxiv]https://www.reuters.com/article/congo-mining-go

[xxxv] https://www.africa-confidential.com/article-previe

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати