ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Парламентские выборы в Иране: консерваторы побеждают

12:24 02.03.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: 123ru.net.

В Москве состоялся круглый стол, посвященный предварительным итогам голосования на выборах в меджлис Исламской Республики Иран, состоявшегося 21 февраля. Экспертами был представлен анализ ситуации в Иране и вокруг него, а также высказано мнение по поводу причин низкого уровня участия населения в голосовании (явка составила 42%).

Напомним, что по итогам выборов в Исламский консультативный совет (меджлис) консерваторы получили более 70% мест в парламенте, умеренные – 20%, а реформисты – около 10%. Второй тур состоится в апреле в одиннадцати провинциях страны.

Старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин считает, что прошедшие выборы ознаменовали собой важный этап в жизни исламской республики. Меджлис был и остается средоточием острых споров и баталий по всем наиболее значительным вопросам политической повестки развития страны. Правда, важнейшие решения принимаются прежде всего политической и религиозной элитой страны, а также лицами, входящими в окружение рахбара и в Высший совет национальной безопасности Ирана. Однако поддерживать или, напротив, тормозить принятие важнейших начинаний парламент вполне способен. Очевидно, что Хасан Роухани и его кабинет министров так и не смогли инициировать законы, которые помогли бы осуществить качественные реформы в исламской республике.

Выход Дональда Трампа из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД), а также введение санкций против Тегерана сильно ударили по уровню жизни населения страны и по позициям либерально-реформаторских кругов в республике. Неудивительно, что в этих условиях консерваторы одержали решительную победу. Правда, на нынешних парламентских выборах была самая низкая явка за всю новейшую историю страны (около 42%). Это означает, что за оппозиционных кандидатов проголосовало всего около трети населения. Поэтому консерваторы не могут не понимать, что их легитимность также находится под вопросом.

Эксперт предположил, что, учитывая сложное внешнеполитическое и внутреннее положение страны, Тегеран вряд ли в ближайшее время будет предпринимать резкие действия на внешнеполитической арене. Сейчас здесь ждут итогов выборов в США, запланированных на ноябрь 2020 года, а также предстоящих президентских выборов в Иране, которые состоятся в мае 2021 года.

В.Сажин напомнил, что в настоящее время идет пятый этап выхода Ирана из Совместного всеобъемлющего плана действий. В свою очередь, в январе 2020 года Великобритания, Франция и Германия объявили о запуске Механизма разрешения споров в рамках СВПД в соответствии со статьей 36 этого документа. В перспективе это означает восстановление санкционного режима против страны. Кроме того, 21 февраля Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) внесла Иран в черный список государств, не отвечающих международным требованиям в области борьбы с отмыванием грязных денег и финансированием терроризма. Незадолго до этого, в октябре 2019 года, FATF предложила Тегерану четвертую по счету отсрочку в обмен на то, что республика до февраля 2020 года присоединится к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (Палермской декларации) и Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма.

Впрочем, «принципиалисты», как называют последовательных противников уступок странам Европы и США, могут, конечно, предпринять рискованный шаг, окончательно выйдя из СВПД и Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и начав восстанавливать потенциал, необходимый для изготовления ядерного оружия, что дополнительно осложнит и без того непростую ситуацию в регионе.

Заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев заявил, что сейчас перед Ираном стоит дилемма – либо продолжать постепенно наращивать предпосылки для создания ядерного оружия, либо предпринять форсированные шаги в этом направлении. Другой вопрос, что для Тегерана выход из СВПД в целом нежелателен, поскольку приведет к осложнению ситуации во всем регионе Ближнего и Среднего Востока. Если Тегеран получит атомную бомбу, то аналогичную цель поставят Турция, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

В.Евсеев считает, что нынешний состав меджлиса вполне может способствовать подобным решительным шагам. Дополнительным стимулом к этому могут стать итоги Мюнхенской конференции по безопасности, состоявшейся 14-16 февраля 2020 года. Они, в частности, убедительно показали, что Европы трансатлантическая солидарность с США важнее отношений с любой отдельно взятой страной.

Не добавляют оптимизма иранским политикам и процессы, происходящие в ключевых странах Ближнего и Среднего Востока: Сирии, Ираке, Афганистане, а также фактор коронавируса в Китае и за его пределами. Дополнительно осложнило ситуацию и организованное США убийство командующего спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей Исламской революции генерал-лейтенанта Касема Сулеймани  по существу носило характер террористического акта. В ответ Тегеран нанес удар по американской базе в Ираке. Несмотря на заявления официального Вашингтона о том, что никто из её персонала, по последним данным, озвученным Пентагоном, это не совсем так: контузию 109 военнослужащих. «Это означает, что Соединенные Штаты уже не в состоянии делать то, что они хотят. У них это не получается, но они упорно пытаются», - заметил В.Евсеев.

Эксперт считает, что получение, ядерного Ираном будет означать усиление нестабильности в регионе и серьезный вызов российско-иранским отношениям и стратегическому диалогу, сложившемуся у Москвы и Тегерана именно в период президентства Хасана Роухани.

Генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров согласился с тем, что меджлис остается важным центром силы и влияния в республике Правда, в последние годы он несколько растерял свое былое значение, поскольку прежний его состав в целом поддерживал курс главы государства и не оппонировал правительству по очень многим актуальным вопросам. «Итоги выборов означают прежде всего триумф консерваторов и силовых структур, которые в целом скептически относятся к перспективам взаимоотношений Ирана и стран Запада вообще. По их мнению, не лишенному основания, главная задача США и Европы – любым путем изменить политическую систему в Иране», - заметил эксперт.

По словам Р.Сафарова, в настоящее время антиамериканские настроения в Иране достигли своего апогея. «Учитывая происходящие в настоящее время события, любой сторонник компромисса с Западом во внешней политике рискует полностью потерять авторитет в обществе», - заметил он.

Политолог считает, что неудача Роухани была во многом предсказуемой. Американцы по своей природе максималисты, и их в принципе не устраивает самостоятельная политика, которую Иран проводит на международной арене. Поэтому они не успокоятся, пока не достигнут своей основной цели. В этих условиях ядерное оружие остается единственной гарантией для Тегерана, которая позволит ему отстаивать свои интересы.

Р.Сафаров не исключил, что действующее правительство может не досчитаться в своем составе ряда министров. «Последние события укрепили Тегеран во мнении, что страны Евросоюза не обладают полноценным суверенитетом, и поэтому ЕС не может в сложившихся условиях рассматриваться в качестве альтернативного центра силы. Поэтому большее внимание будет уделяться взаимодействию по ключевым вопросам с Китаем и Россией. Заинтересован Иран и в сохранении своего присутствие на Ближнем Востоке, которое также усилится», - пояснил эксперт.

Заместитель директора Центра прогноза и урегулирования политических кризисов Александр Кузнецов сравнил прошедшие выборы в парламент с предшествующей кампанией 2016 года, которая проходила на пике эйфории, связанной с ожиданием экономического роста и практически предопределенного снятия санкций. Тогда 42% голосов получили реформаторы, 29% - консерваторы, 28% - независимые кандидаты. Ныне из 290 депутатов 220 человек – это сторонники жесткой дипломатической линии. По словам эксперта, итоги выборов были вполне предсказуемы, поскольку внутриполитическая ситуация осложняется и кризисом в экономике, который затронул даже иранский средний класс. «Можно вспомнить массовые протесты в ноябре 2019 года, которые были вызваны предпринятой правительством отменой субсидий на бензин. Да, возможно, без этого шага невозможно было обойтись, но момент для него был избран откровенно неудачный, а сама мера экономии была неподготовленной», - пояснил востоковед.

Эксперт отметил, что в возможность договоренности с США почти никто в иранской элите уже не верит. «Даже если теоретически допустить, что произойдет невозможное, демократ одержат победу над республиканцами, то возвращения к периоду Барака Обамы не произойдет. Напротив, Соединенные Штаты попытаются добиться от Тегерана уступок в региональной политике по максимуму», - подчеркнул ученый.

Ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Борис Долгов напомнил, что Иран живет в условиях санкций с 1979 года, поэтому страна уже выработала механизмы адаптации к политическому и экономическому давлению извне. В свою очередь, многочисленные вызовы, включая и недавно возросшую военную активность Турции в сирийской провинции Идлиб, подталкивают республику к проведению более прагматичной политики на международной арене, в том числе направленной на укрепление позиций прокси-сил в странах так называемой «оси сопротивления», в которую входят Сирия, Ливан и Ирак.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати