ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Ливийское противостояние: новая глава

12:14 27.02.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото автора

Состоявшаяся в январе берлинская конференция по урегулированию межливийского конфликта не привела к подписанию мирного соглашения между командующим Ливийской национальной армией фельдмаршалом Халифой Хафтаром и главой Правительства национального согласия Файезом Сарраджем. Тем не менее, она обозначила некоторые перспективы развития отношений противоборствующих сторон. По итогам встречи была создана совместная ливийская военная комиссия, которая должна была следить за выполнением «технических» соглашений. Однако 18 февраля, нарушив договоренности, ЛНА нанесла удары по морскому порту в Триполи, после чего ПНС объявило о приостановке участия в переговорах, отозвав своих делегатов, тем самым сорвав встречу в Женеве.

25 февраля на площадке МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция, на которой эксперты обсудили условия сохранения межливийского диалога, возможность возобновления полномасштабных военных действий между сторонами конфликта, а также влияние внешних акторов на ситуацию в Ливии.

По словам научного сотрудника Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, эксперта РСМД Григория Лукьянова, сейчас наиболее важно попытаться сохранить тот политический импульс, который дала берлинская встреча. Ее нельзя считать решением всех проблем, однако она внесла большой вклад в развитие политического диалога. Действительно, в ходе переговоров было намечено много планов для урегулирования конфликта в Ливии, в том числе было принято широкое коммюнике, включающее в себя ряд основополагающих положений, с которыми были согласны все стороны противостояния. Эти договоренности включали в себя 4 основных трека, по которым предлагалось сотрудничать не только ливийским акторам – Файезу Сарраджу и Халифе Хафтару, но и внешним посредникам. «Первые три направления по большей части относятся к переговорам между двумя враждующими силами в Триполи и Тобруке – это треки безопасности, экономики и политики, где сконцентрированы все основные противоречия. Четвертый же пункт – гуманитарный охватывает все стороны конфликта, как внешние, так и внутренние», – заметил эксперт.

После переговоров по треку безопасности в Берлине состоялась встреча в Каире по вопросам экономики, на которой стало понятно, что все участники конфликта особенно внешние акторы заинтересованы в том, чтобы ливийская экономика продолжала функционировать, несмотря на военные действия. Г. Лукьянов заметил, что на египетской встрече были предприняты попытки восстановления инфраструктуры: была предложена инициатива по созданию Всемирной экономической комиссии, которая бы полностью контролировала ливийскую экономику. Однако это предложение вызвало массу критики, и диалог зашел в тупик.

Переговоры по политическому треку планировались на 26 января, однако, после эскалации военных действий ЛНА в Триполи 18 февраля, Файез Саррадж заявил, что отзывает делегатов ПНС и отказывается от дальнейшего диалога, пока Х. Хафтар не прекратит атаки и не отведет свои силы на позиции апреля 2019 года.

Последний, гуманитарный, трек развивается довольно успешно на фоне всех остальных. Скорее всего, это происходит, потому что ведется он на уровне посредников. В его рамках собираются министры иностранных дел, эксперты, ученые, миссия которых способствовать выработке дорожной карты по содействию реализации намеченного плана по всем трекам межливийских переговоров. В их задачи входит добиться окончательного эмбарго на поставку оружия. «На самом деле разговоры об эмбарго ведутся еще с 2011 года, однако до сих пор никому не удалось его реализовать. Не секрет, что все стороны ливийского конфликта получают оружие из-за рубежа. Однако необходимо понимать, что Ливийская народная армия имеет значительное военное превосходство, поэтому сейчас Х. Хафтар так активно поддерживает запрет на ввоз оружия. Он планирует лишить ПНС турецкой поддержки, тем самым ослабив его. А после чего нанести сокрушительный удар и разгромить временное правительство. Пока ситуация держится на таких хрупких вещах и существует огромное количество «если» – трудно говорить о политическом урегулировании конфликта», – подчеркнул спикер.

В свою очередь ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов отметил, что ливийское противостояние усложняется еще и тем, что на территории Ливии существуют не только формирования Файеза Сарраджа и Халифы Хафтара, но и другие организации с совершенно полярными интересами. Например, сторонники возрождения Джамахирии времен Муаммара Кадафи или кланово-племенные объединения на юге Ливии, которое хотят провозгласить автономию. «В ливийском конфликте большую роль играют внутренние субъекты, не способные к конструктивному диалогу, поэтому я не возлагаю надежд, что все наладится в ближайшее время. Это будет очень длительный и сложный процесс», – отметил Б. Долгов. 

Также эксперт заметил, что роль внешних акторов в ливийском кризисе тоже находится на высоком уровне. По его словам, все участники конфликта имеют свои военно-политические цели и идеологические интересы. К примеру, между Р. Эрдоганом и лидером правительства Файезом Сарраджем заключена договоренность, согласно которой Турция имеет право разрабатывать шельф и добывать оттуда полезные ископаемые, против этого активно выступают Греция, Израиль, Кипр и Франция, которые тоже хотят ухватить «лакомый» кусочек.

«Мы имеем два альянса внешних акторов, которые действуют исключительно в своих целях. Сарраджа поддерживают: Турция, Катар, Тунис и Алжир, а на стороне Хафтара выступают Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия, Греция и Франция. Интересно заметить, что все крупные мировые конфликты начинались после внешнего вмешательства. Так было и в Сирии, и в Ираке. Причем, стоит отметить, что вторгались эти силы, якобы с благими намерениями – реализовать демократию», – заявил Долгов.Также онподчеркнул, что эти тенденции могут привести к дезинтеграции Ливии. По словам спикера, только если внешним акторам удастся достичь консенсуса, они смогут повлиять на внутренние состояние Ливии.

Координатор ближневосточных проектов Российского совета по международным делам Руслан Мамедов отметил, что на сегодняшний день интерес к Ливии хоть и начинает расти у внешних игроков, но тем не менее недостаточен, для того, чтобы проблема решалась на серьезном уровне. По мнению эксперта, особенно важно, как к ливийскому конфликту относятся в Москве и Вашингтоне. «До сих пор в США отсутствует какая-либо стратегия в отношении Ливии. Конечно, есть общие форматы, которые поддерживают американцы, но четкой позиции нет. Скорее всего мы не увидим конкретного плана в течение всего 2020 года, потому что, во-первых, сейчас Белый дом находится в сложных предвыборных условиях, а, во-вторых, у США уже есть несколько военных баз в Средиземноморье, поэтому решение ливийского конфликта не является для Дональда Трампа самым актуальным вопросом. Отсутствие стратегического мышления у США не дает России проработать свои дальнейшие действия», – заявил Р. Мамедов.

Также спикер подчеркнул, что напряженная ситуация царит и в Ближневосточном регионе. Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, понимая, что Турция, являясь самым сильным ливийским игроком в случаем победы получит слишком много привилегий, приняли негласное решение о создании «антитурецкой дуги». «Неизвестно к чему приведет это противостояние, однако Москва может извлечь из этой ситуации определенные плюсы, если займет роль некого «мостика» между Анкарой и, допустим, Каиром. Безусловно, мы заинтересованы в скорейшем решении ливийского конфликта, но, на мой взгляд, России необходимо задуматься о собственной выгоде», – заявил Мамедов.

Напомним, что Ливийский конфликт начался в далеком 2011 году, как один из этапов «арабской весны». Тогда в провинциях Ливии вспыхнули акции протеста против режима Муаммара Каддафи. Затем они переросли в вооруженное противостояние правительственных войск и повстанцев, которое продлилось около 9 месяцев и привело к свержению и убийству лидера Джамахирии. После гибели Каддафи между различными ливийскими формированиями и вооруженными группировками началась борьба за власть, как на государственном, так и региональном уровнях.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати