ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Quo vadis, Ближний Восток?

14:09 20.02.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: businessinsider.com.au

В Москве завершила свою работу IX Ближневосточная конференция, организованная Международным дискуссионным клубом «Валдай» и Институтом востоковедения РАН. На заключительной секции форума известные отечественные и зарубежные эксперты обсудили возможные сценарии будущего для этого региона. По мнению абсолютного большинства выступавших, политические изменения здесь еще не закончились. Более того, Ближнему Востоку и Северной Африке предстоит новая череда потрясений, способных затронуть основы существующего миропорядка. Кризис назревает на фоне разобщенности, невозможности консолидации стран даже по самым актуальным вопросам.

Как считает старший советник Департамента внешнеполитического планирования МИД России Мария Ходынская-Голенищева, в настоящее время крайне сложно просчитать, какие именно сценарии развития окажутся наиболее вероятными на Ближнем Востоке. Во всяком случае, исход конфликтов в Сирии, Ливии и Йемене будет зависеть от способности как внутренних, так и внешних участников договориться по сложным и болезненным темам. Турция, Иран, Саудовская Аравия, Катар, Объединенные Арабские Эмираты проводят в регионе свою внешнеполитическую линию. Есть и определенные успехи. В частности, в рамках Астанинского формата удалось добиться деэскалации конфликта в Сирийской Арабской Республике. В 2017 году в стране введен был режим прекращения боевых действий. Гарантами мирного урегулирования конфликта выступили Москва, Тегеран и Анкара. «Ничего подобного в других форматах сделано не было, - заметила М.Ходынская-Голенищева.- Разумеется, крайне важен инклюзивный диалог внутри самих обществ, а в Ливии – способность племен договариваться между собой. Без этого подлинного мира быть не может».

Президент Турецкого совета по международным делам Мустафа Айдын отметил, что все обсуждения Ближнего Востока в последние несколько лет носят пессимистический характер. Это неудивительно: практически все негативные прогнозы, которые звучали в отношении региона, сбылись. По словам эксперта, это совершенно не случайно, поскольку у событий, происходящих здесь, начиная с 2011 года, есть своя внутренняя логика. «Арабская весна», которая привела к масштабным социальным потрясениям, а в некоторых странах – к смене власти, не изменила положение в регионе к лучшему. Напротив, он по-прежнему сталкивается с нехваткой жизненно важных ресурсов (прежде всего воды и продовольствия), ему угрожает экологическая деградация. Население Ближнего Востока стремительно «молодеет»: уже к 2025 году численность населения возрастом от 15 до 29 лет составит 40% и больше в таких странах, как Иордания, Ливия, Йемен. Этим людям нужны возможности для получения образования, квалифицированной работы, социальных гарантий, но в сложившихся условиях это не представляется возможным. В этих условиях рост конфликтогенности и насилия становится предопределенным.

По словам М.Айдына, нефть и газ сохранят свое значение как в структуре мировой экономики, так и в хозяйстве ближневосточных стран. Однако процесс декарбонизации, начатый в ряде современных стран Европы, будет нарастать. Все это, вкупе с ростом социальных проблем, приведет к еще большему снижению управляемости ряда национальных государств.

Стоящие перед политическими режимами ближневосточных стран вызовы заставляют их прибегать к политическим реформам. Однако чрезмерная централизация, свойственная ряду стран региона, не дает возможности проводить сбалансированную и гибкую политику. Самый неудачный период для реформ в авторитарных странах – это этап частичной либерализации режимов, когда снижается их устойчивость и подвергается сомнению легитимность. «В целом, милитаризация в регионе продолжится. Более того, нельзя исключать появления в регионе атомного оружия, прежде всего у таких стран как Саудовская Аравия и Иран», - подчеркнул М.Айдын.

По словам турецкого эксперта, решение США частично уйти с Ближнего Востока привело к частичному ослаблению позиций Вашингтона в регионе и привлекло сюда новых игроков. «Речь не только о России и Китае. В регион приходят даже страны, считавшиеся ранее аутсайдерами. Вряд ли это можно назвать положительным явлением», - заметил политолог.

Таким образом, по словам М.Айдына, главным вопросом, стоящим на повестке дня для Ближнего Востока, остается возможность успешного проведения реформ без потери управляемости и при сохранении гибкости реакции на внешнеполитические вызовы. Разумеется, региону нужна и новая система безопасности. Но возможно ли ее создать взамен старой, переживающей кризис, – вопрос открытый.

Руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов напомнил, как менялась тональность обсуждения проблем Ближнего Востока на протяжении последних лет. В 2011 году, когда только начались события «арабской весны», экспертное сообщество рассматривало проблемы политического ислама в регионе и его соотношения с демократическими ценностями и элементами гражданского общества. Однако прошло время, и прогнозы стали более осторожными.

В.Кузнецов согласился с тем, что проблема доступности водных ресурсов стоит в регионе очень остро. Ученый отметил, что экспертное сообщество нередко рассматривает этот вызов формально, хотя необходимо уделить ему самое пристальное внимание. Составной частью проблемы, по его словам, остается будущее Нила – важнейшей водной артерии, от которого зависит положение Египта как ключевой страны Ближнего Востока. Серьезным вызовом для региона остается стихийная урбанизация, меняющая социальную структуру этих государств.

Важнейшее значение для региона могут иметь проходящие в Саудовской Аравии реформы. От их успеха будет зависеть логика происходящих на Ближнем Востоке событий.

В.Кузнецов отметил, что в самом начале «арабской весны» эксперты много говорили о демократии, а сейчас обсуждение касается прочности государственных и общественных институтов. Однако как ранее, так и сейчас подобные рассуждения носят отчасти отвлеченный характер. «Если охватить ретроспективно ситуацию на Ближнем Востоке за последние пятнадцать лет, и вспомнить, какой она была, например, в 2005 году, то нельзя однозначно сказать, что политические институты, например, в Тунисе были более надежны и гибки, чем в Ливии. Подобные рассуждения объясняются скорее симпатиями или антипатиями к политическим режимам, нежели объективным анализом, который должен стремиться избегать одномерных суждений. Только практическая проверка может показать надежность государственных и общественных структур Ближнего Востока. Этот тезис работает и в современных условиях», - заметил ученый.

Что же касается региональной архитектуры безопасности, то, по словам В.Кузнецова, необходимо учитывать, что за последние полвека дифференциация Ближнего Востока значительно возросла. Поэтому целесообразнее было бы давать прогнозы по субрегионам (Магрибу, Машрику, долине Нила).

Генеральный секретарь Палестинского фронта народной борьбы, министр социального развития Палестины Ахмад Маджалани подчеркнул, что основная причина кризисного положения на Ближнем Востоке – продолжающиеся здесь гражданские войны и борьба за ресурсы, в которой участвуют как региональные, так и мировые державы. Во многом происходящее стало следствием политики США на Ближнем Востоке в последние два десятилетия. «Начиная с событий 11 сентября 2001 года и появления в американской стратегии проекта «Большого Ближнего Востока» ситуация в регионе, и без того неспокойная, крайне усугубилась. Усилились позиции экстремистских и террористических организаций, ряд национальных государств в регионе подверглись разрушению», - отметил А.Маджалани.

Эксперт отдельно прокомментировал ситуацию, сложившуюся вокруг палестино-израильского конфликта. По словам А.Маджалани, принцип «мир в обмен на территории», выдвинутый еще в 1991 году на Мадридской мирной конференции, так и не принес своих весомых плодов. Более того, в период президентства Дональда Трампа США отступили даже от тех договоренностей с Палестиной, которые поддерживали ранее сами, заняв однозначно произраильскую позицию по всем ключевым вопросам.

А.Маджалани отметил, что для Ближнего Востока по-прежнему актуальной остается проблема справедливого распределения материальных благ, строгое соблюдение международного права и соблюдение подписанных договоренностей. Однако в настоящее время более реалистичной и устойчивой остается тенденция к разрушению национальных государств и формированию на их месте «стран-неудачников». Как региональные, так и внерегиональные игроки на международной арене все чаще прибегают к силе для обеспечения своих интересов. Можно сказать лишь одно: американо-израильский способ решения проблем, в том числе палестинской, себя не оправдает.

По словам эксперта, будущее Ближнего Востока сложно предсказать. «Хотелось бы верить в лучшее, но слишком много объективных фактов говорят против оптимистичного сценария. На словах многие региональные игроки и страны Европы выступают за скорейшее наступление мира, но этому препятствует заинтересованность ряда из них в продаже оружия противоборствующим силам», - заметил министр социального развития Палестины.

Старший научный сотрудник, директор программы урегулирования конфликтов и гражданской дипломатии Рэнда Слим предположила, что ключевое значение для региона будут иметь события в Саудовской Аравии и Египте. В случае неудач реформ, о которых в Эр-Рияде заявил наследник престола принц Мухаммед бин Салман, или потери управляемости режима фельдмаршала Абдул Фаттаха Халила ас-Сиси в Каире наступит новый кризис. Он, в свою очередь, может привести к росту числа беженцев из стран региона в Европу. Огромное влияние на текущую ситуацию оказывает и внешняя политика Турции. Анкара активно участвует в конфликтах Ливии, Сирии, Ирака, укрепляет позиции в странах Африканского Рога.

По словам Р.Слим, гражданские войны на Ближнем Востоке становятся хроническим явлением. Этому способствует и усиление глобальной конкуренции в регионе, где возросло число внешних игроков, к крупнейшими из которых остаются США, Россия и Китай.

Р.Слим перечислила основные сценарии, согласно которым может развиваться ситуация на Ближнем Востоке:

- консервативный, предполагающий сохранение нынешних условий и отсутствие крупных войн между Израилем, Ливаном и Сирией приведет к консервации нынешнего положения дел;

- пессимистический. Согласно ему количество распавшихся государств и террористических групп только увеличится;

- оптимистический, наименее вероятный. Предполагает, что четыре гражданские войны (в Сирии, Ливии, Йемене и Ираке) прекратятся, а Саудовская Аравия и Иран вступят в диалог. Ключевые договоренности по спорным вопросам будут достигнуты при участии ключевых мировых и региональных игроков.

Свою позицию высказала и модератор секции Мария Ходынская-Голенищева. По ее словам, реализация того или иного сценария развития Ближнего Востока будет зависеть от того, насколько внешние акторы окажутся способными договариваться между собой по актуальной ближневосточной повестке. Пока относительно успешно это получается в треугольнике «Россия-Турция-Иран». Причина этого заключается в прагматизме и деидеологизированности внешней политики Москвы, которая готова к посредничеству между всеми сторонами конфликта и открыта к диалогу с каждой из них.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати