ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Китай – иранская нефть и другое

11:43 22.01.2020 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Недавнее подписание первой фазы американо-китайской торговой сделки чуть не оставило в тени другое, тоже весьма важное событие. Накануне подписания сделки, когда глава китайской делегации Лю Хэ уже находился в Вашингтоне, власти США проводили с ним консультации, стремясь остановить поставки в страну нефти из Ирана. Об этом заявил глава министерства финансов США Стивен Мнучин. «Благодаря санкциям, Вашингтон смог снизить доходы Ирана от экспорта нефти. Вероятно, более чем на 95%», – отметив при этом, что до 70% оставшихся нефтяных поставок приходятся на долю Китая.[1]

Китай, в ожидании того, когда заработает специальный европейский механизм расчетов с Ираном INSTEX, который позволил бы обходить американские санкции, продолжает покупать иранскую нефть, - и не только для того, чтобы помочь Ирану или спасти СВПД, но, в первую голову, следуя своим экономическим интересам.

Китайские государственные компании и предприятия сейчас ее у Тегерана не покупают. Это значит, что весь импорт иранской нефти приходится на независимые нефтеперерабатывающие компания и заводы, - и вот уже  им США угрожают санкциями. «Мы призываем американскую сторону немедленно прекратить свои ошибочные действия в виде санкций в отношении китайских предприятий", - заявил по этому поводу представитель МИД КНР Гэн Шуан.[2]

В последнее время Пекин последовательно укрепляет свои позиции на Ближнем и Среднем Востоке, страны региона поставили только нефти в Китай более чем на 100 млрд. долларов, и едва ли американские санкции  в состоянии этому помешать. Хотя бы потому, что это принципиально важно для Пекина как гарантия самосохранения.

В начале года власти Иракского Курдистана и Китая подписали соглашение о строительстве генерального консульства КНР в Эрбиле. Региональное правительство курдской автономии предоставило участок земли специально для реализации поставленной задачи. В декабре 2019 г.  в университете Салахуддина в Эрбиле открылись курсы по изучению китайского языка. В ближайшем будущем в Пекине будут открыты курсы по изучению курдского языка.[3]

Когда Китай проецирует в тот или иной регион мира свою «мягкую силу» - это верный признак того, что он рассчитывает остаться там надолго. Иран, Ирак и другие страны Ближнего и Среднего Востока играют важную роль в стратегии реализации китайской Инициативы Пояса и Пути, и это значит, что Пекин неизбежно будет уделять внимание сотрудничеству с этим регионом и дальше.

Впрочем, только «мягкой силой» все не ограничивается. Вот лишь один недавний пример: в конце декабря прошлого года прошли первые совместные трёхсторонние военно-морские учения Ирана, России и Китая  - «Пояс морской безопасности» - в акваториях Ормуза, Оманского залива и северной части Индийского океана. Оманский залив является особенно чувствительным водным путём, поскольку он соединяется с Ормузским проливом, через который проходит около 30% мировой сырой нефти и который, в свою очередь, соединяется с Персидским заливом. По мнению ряда западных экспертов, совместные военно-морские учения были спланированы тремя странами, чтобы послать сигнал о том, что влияние США в регионе не является единственным.

Как итог, можно констатировать, что Китай с момента запуска своего мегапроекта - Инициативы Пояса и Пути – приступил к последовательному освоению одного  из его важных участков –  Ближнего и Среднего Востока.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Эмбарго для Ирана: что США требует от Китая», https://www.gazeta.ru/business/2020/01/13/12907406.shtml

[2] «Китай выступил против односторонних санкций США в отношении Ирана», https://ria.ru/20200113/1563359216.html

[3] «В Иракском Курдистане появится генконсульство КНР», https://regnum.ru/news/polit/2828345.html

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати