ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Мировое православие: на кого работает время?

12:44 17.12.2019 • Михаил Леонов, журналист

Не только религиозные, но и светские политические издания в последнее время неоднократно обращали внимание на то, что президент Черногории Мило Джуканович пытается реализовать церковный «украинский сценарий» в своей стране, создавая автокефальную Черногорскую церковь. Обвиняя существующую на территории Черногории Сербскую Православную Церковь (СПЦ) в том, что она является «пятой колонной» и подрывает суверенитет его государства, президент заявлял: «Митрополия Черногорско-Приморская и митрополит Амфилохий не уважают законы Черногории и не хотят принять тот факт, что Черногория – это независимое государство. Но государство им это объяснит силой закона. Правительство еще какое-то время будет обсуждать закон о свободе вероисповедания, но в итоге предложит его на рассмотрение парламенту, и тогда мы силой закона объясним Митрополии их права»[1]. Речь шла об опубликованном Правительством Черногории в мае 2019 года проекте Закона о свободе религии и верований и правовом положении религиозных организаций, содержащем ряд дискриминационных мер, среди которых — изъятие в собственность государства части имущества Сербского Патриархата, включая здания храмов и монастырей. Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви охарактеризовал этот законопроект как «антиевропейский и антицивилизационный», направленный на дискриминацию епархий Сербского Патриархата на территории Черногории и представляющий собой «прямое вмешательство во внутренние дела Церкви».

И вот 10 декабря правительство Черногории внесло в парламент поправки к закону «О свободе вероисповедания», которые подразумевают передачу государству всех православных храмов, построенных в Черногории до 1918 года и находящихся на данный момент в собственности Сербской Церкви. А это означает, что следующим шагом, более чем предполагаемо, после того, как храмы СПЦ перейдут в распоряжение государства, станет передача этих самых храмов раскольнической т.н. «Черногорской православной церкви», к которой благоволит президент Джуканович.

На примере Украины мы уже видели, что основной причиной конфликтов между канонической Церковью и внезапно узаконенными раскольниками и их сторонниками становились именно вопросы принадлежности храмов и собственности приходов. Как в Украине столкновения доходили до кровавых, по сути своей локальных гражданских войн за тот или иной храм, такое же развитие ситуации, вполне возможно, ожидает теперь и Черногорию.

Проблема, по моему мнению, заключается еще и в том, что ситуация с Черногорией и Сербской Церковью снова (после Украины) может быть используема Вселенским Патриархатом.

С одной стороны, сам Патриарх Варфоломей в своем письме президенту Джукановичу, указывая на угрозы, которые несет новый церковный закон, обращал внимание на неприемлемость раскольнической черногорской «церкви»: «Дедеич (глава непризнанной Черногорской Церкви - авт.) - это не епископ Православной Церкви, а человек, который был извержен Вселенским Патриархатом. Единственный канонический иерарх - наш брат, митрополит Амфилохий, принадлежащий к Сербскому Патриархату, который признан на общеправославном уровне»[2].

С другой стороны, «экзарх» того же Вселенского Патриарха на Украине архиепископ Памфилийский Даниил (Зелинский), принимавший самое непосредственное участие в узаконивании украинских раскольников, в своем интервью ВВС заявлял: «Я поддерживаю тезис о том, что у каждого народа, желающего иметь свою православную церковь, должно быть право ее учреждать и просить ее признания другими православными церквями. В том числе, если речь идет о Македонии и Черногории»[3]. А несколькими абзацами ранее, в том же интервью, Архиепископ Даниил сделал и вовсе угрожающие намеки, говоря о вопросе признания новообразованной раскольнической «Православной церкви Украины» (ПЦУ) на всеправославном уровне: «Думаю, и с Сербской, и с Антиохийской церквями мы найдем взаимопонимание, нужно только немного времени. В этих регионах созданы определенные политические условия, поэтому нужно время, чтобы с ними поработать (выделено мною – авт.)».

Иными словами: зная о том, какие попытки шантажа и давления использовались в отношении Элладской и Александрийской Церквей, а также предстоятеля Кипрской и Иерусалимской Церквей, вполне реально допустить подобное использование шантажа как в отношении черногорского Митрополита Амфилохия, так и лично Предстоятеля СПЦ Патриарха Иринея. Если в его лице Сербская Церковь окажется несговорчивой в вопросе признания украинских раскольников, (а, следовательно, и привилегий на главенство Вселенского Патриархата), ничто и никто не помешает Патриарху Варфоломею изменить свой взгляд на черногорских раскольников и начать уже пройденный им на Украине путь по их узакониванию со своей стороны. За примерами подобного давления и «флюгерства» в угоду «выгоде политического момента» далеко ходить не надо – и Вселенский, и Александрийский патриархи еще недавно признавали лишь одного Предстоятеля Церкви на Украине – Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, но со временем изменили свои позиции по этому вопросу.

В своей недавней статье «Сохранение единства»[4] я писал о том, что вопрос о признании-непризнании ПЦУ, скорее всего, пришло время заменить на более актуальный о главенстве-неглавенстве Вселенского Патриарха.

6 декабря 2019 года в резиденции Предстоятеля УПЦ (МП), находящейся в Киево-Печерской Лавре состоялось заседание Священного Синода Украинской Православной Церкви.

В частности, обсудив и поддержав инициативу Блаженнейшего Патриарха Святого Града Иерусалима и всей Палестины Феофила III о созыве Всеправославного совещания в Иордании, Священный Синод выступил с официальным заявлением. В своем заявлении Синод УПЦ констатировал, что наблюдаемый в Православии кризис «…является не только проблемой двусторонних отношений между Константинопольским и Московским Патриархатами, а касается всего мирового Православия – всех Поместных Православных Церквей, поскольку разрушает сами основы жизни и миссии Церкви Христовой. Данная проблема имеет не административный, а экклезиологический характер»[5].

Обратим пристально внимание на эти слова.

Экклезиоло́гия происходит от греческих слов ἐκκλησία — церковь и λόγος — знание; знание (учение) о догматической природе, свойствах и устройстве Церкви. Иначе говоря, Синод УПЦ открытым текстом засвидетельствовал, что свое преступление на Украине Патриарх Варфоломей совершил не против РПЦ или УПЦ и их канонических территорий, вопрос ставится о преступлении против канонического устройства всей Православной Церкви.

Проблема даже не в том, что Вселенский Патриархат вступил в общение с еретиками, о чем можно было бы подумать с оглядкой на происшедшее. Священный Синод наконец-то озвучивает гораздо более серьезную проблему: «Наружу вышла новая концепция первенства Константинопольского Патриарха как «первого без равных» в мировом Православии, которой никогда не знала Православная Церковь, и фактически является нарушением принципа соборности Церкви и следствием неправильного понимания природы Церкви вообще и роли отдельной Поместной Церкви в Теле Христовой Церкви, в частности».

Таким образом, на примере Черногории в очередной раз всплывает реальная угроза, которую несет Вселенский Патриархат мировому Православию, и о которой я уже неоднократно упоминал в своих публикациях: если не остановить претензии Вселенского Патриарха в статусе «первого без равных» решать судьбы Православных Церквей, следующий жертвой инициированного им раскола может оказаться ЛЮБАЯ Православная церковь.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати