ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Внешняя политика Анкары в комментариях турецких экспертов

11:11 07.12.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

В представлении турецких властей на внешнеполитической арене Турция является главным защитником мусульман всего мира – от Палестины до Бирмы; миротворцем, которому суждено остановить войну в Сирии и разгромить террористов всех мастей; спасителем миллионов беженцев и мировым лидером в оказании гуманитарной помощи всем в ней нуждающимся – на Ближнем Востоке, в Африке и в других регионах. Именно об этом рассказывал президент Турецкой Республики на 74-й сессии Генассамблеи ООН 25 сентября этого года.

По понятным причинам турецкий лидер не стал говорить с высокой трибуны о проблемах во внешней политике. Зато они активно обсуждаются экспертным сообществом страны. При этом большинство комментаторов исходит из признания дихотомии «Восходящего Востока» и «Разваливающего Запада» (формулировки русскоязычной версии сайта Анкарского центра изучения кризисов и политики (ANKASAM)), анализируя настоящее и будущее Турции через призму глобальных процессов.

Так, по мнению колумниста газеты Hürriyet Мустафы Айдына, главная, экзистенциальная проблема «по-прежнему заключается в том, чтобы найти общее стратегическое понимание роли Турции в мире и в регионе». Страна, имеющая важное геополитическое положение, играет ключевую роль в борьбе за установление новой международной системы, поэтому : «Тот, кто привлечет Турцию (на свою сторону – А.И.) победит в этой борьбе. Но сама Турция еще не сделала выбор», ведь международная обстановка по-прежнему позволяет Анкаре проводить политику балансирования, - заключает Айдын.

Сегодня, - утверждает он, - возникают серьезные альтернативы западничеству - такие как «евразийство, паназиатизм и тюрко-исламское сплочение». При этом эксперт призывает брать пример с России, которая после распада СССР сама едва сохранила свое единство. «Выжить», по формулировке автора, ей удалось за счет выработки и претворения в жизнь доктрины Ближнего зарубежья. «После этого Россия смогла преоделать большую дистанцию на пути к превращению в региональную, а затем и в мировую державу». Многозначительная фраза: в ней и аллюзия к доктрине «неоосманизма» и нежелание признать ее очевидную несостоятельность на современном этапе.

Ну, а на следующем этапе, по мысли Айдына, «Турция должна стать одним из полюсов многополярного мира и представлять прежде всего тюрко-исламский мир, а затем всех угнетенных, и в итоге - человечество!»

С Айдыном во многом солидарен Мехмет Сейфеттин Эрол, президент упомянутого выше ANKASAM. В статье, опубликованной на сайте организации, он утверждает, что Турция, «обеспечивая себе пространство для маневра», пытается, ни много ни мало, выстроить «Третий центр силы» и нащупывает некий «Третий путь», следуя по которому можно «устранить дисбаланс между Востоком и Западом».

Но это в будущем. А пока политика лавирования Анкары между двумя центрами силы (Запад – США, Восток – Россия и Китай), как правило, оценивается, в целом, вполне позитивно. Например, рассуждая о перспективах Турции на мировой арене, эксперт Исследовательского центра политики, экономики и общественных отношений (SETA) Кемаль Инат на сайте организации главной основополагающей проблемой полагает неприятие Западом притязаний Турции на роль глобального игрока. В этой связи автор предостерегает от заключения тесных союзов с более сильными акторами, ведь такие альянсы, по его мнению, неизбежно ведут к установлению отношений «патрон – клиент». Проблема союзов, будь то с Западом, Россией или Китаем, в том, что «старший» союзник попытается ограничить свободу действий Турции. Так что «не надо отдаляться от одного союзника для того, чтобы оказаться в зависимости от другого», - советует Инат.

Обращаясь к конкретным внешнеполитическим вызовам, с которыми сталкивается страна, эксперты, как правило, перечисляют одни и те же пункты. В изложении бывшего дипломата, а ныне оппозиционного депутата парламента Фарука Логоглу «проблемный список» выглядит следующим образом:

- Республика Кипр, предоставив право на разведку углеводородов иностранным компаниям, нарушает права как Турецкой Республики Северного Кипра, так и самой Турции.

- Отношения с Грецией по-прежнему чреваты очередным обострением, вплоть до вооруженного конфликта в акватории Эгейского моря.

- Приобрела международное измерение курдская проблема. Пока Турция медлит с ее решением внутри страны, пока она не выработала «более позитивного подхода к курдам региона», сепаратистские настроения последних будут нарастать.

- Пора определиться с подходом к Ирану, сделав, наконец, выбор между соседней страной и основным союзником (США- авт.).

- Буксует переговорный процесс с Европейским Союзом.

- Нарастает напряженность между Анкарой и Вашингтоном из-за турецко-российских и турецко-иранских отношений.

- Отношения с Россией являются «одними из самых важных, но и самых хрупких». Анкара уже попала в энергетическую зависимость от Москвы, и «проблемы могут возникнуть на украинском, сирийском и черноморском направлениях».

- В Сирии на первый план все больше выходит различие целей участников астанинского процесса, заслоняя их общие интересы. При этом силовые операции турецкой армии ни к чему не приведут. Пока не налажены связи с «сирийским режимом», пока не выработана политика замирения с сирийскими курдами, присутствие в Сирии будет все дороже обходиться Турции. К тому же наличие миллионов сирийских беженцев в условиях слабой экономики неизбежно ведет к росту социальной напряженности в стране.

По известным причинам в последние месяцы все большее внимание аналитиков привлекает кризис в отношениях с «традиционными» западными союзниками, и прежде всего – с США. Основная причина здесь, по мнению многих экспертов, – взаимное недоверие сторон.

В ухудшении отношений обвиняют западных партнеров. Так, политолог Джемиль Догач Ипек, выступая в эфире государственного телеканала TRT, отметил, что политические решения, принимаемые американским президентом, подрывают сотрудничество между США и их союзниками по всему миру, в том числе – с Турцией. Попутно эксперт обвинил США и страны ЕС в недостаточной поддержке Анкары в ее борьбе против террористических организаций (движения Фетхуллы Гюлена и Рабочей партии Курдистана, прежде всего), и даже в действиях против интересов Турции - таких как опека со стороны Соединенных Штатов над курдскими «террористами» в Сирии. Что вынуждает Турцию «задуматься над будущим партнерских отношений с Западом». Тем более что Реджеп Тайип Эрдоган, по мнению Ипека, уже стал лидером «всего тюркско-исламского мира».

И все-таки практически единогласно наиболее проблемным называется сирийское направление. Вероятно, в связи с тем, что именно в Сирии Анкара попыталась самым решительным образом заявить о себе как о главном региональном акторе, но добилась весьма противоречивых результатов.

Известный журналист Мехмет Али Гюллер на страницах оппозиционной Cumhurriyet отмечает: Во внешней политике правящая Партия справедливости и развития сталкивается с тремя основными вызовами: это создание зоны безопасности в Сирии и связанные с этим проблемы российских С-400 и натовских F-35. Причина в том, что при слабой экономике Турция вынуждена подыгрывать тем или иным глобальным игрокам. Нынешнее руководство страны лавирует между США и РФ, но пространство для маневра постоянно сужается (эта дефиниция весьма популярна среди комментаторов – А.И.) В результате, Анкара все больше попадает в цейтнот. Единственный выход из ситуации, по мнению колумниста, - замирение с Дамаском.

Со своей стороны, уже упомянутый выше Джемиль Догач Ипек полагает, что в долгосрочной перспективе Турция, «придерживающаяся на сирийском направлении того же подхода, что и США», находится в лучшем положении, чем «режим Асада», Россия, Соединенные Штаты или Иран, так как «арабы и турки имеют общую историю и схожие исторические и религиозные традиции».

«Специалист по Ближнему Востоку» Огуз Челиккол на страницах Hürriyet также не сомневается, что «главные внешнеполитические проблемы страны коренятся на Ближнем Востоке». Первостепенная задача здесь - обеспечение безопасности южной границы Турции, но ее осуществлению мешает «военная и финансовая поддержка Россией режима Асада, а Соединенными Штатами – курдских боевиков».

Впрочнм, в основном, все это спекуляции на заданную тему. В ближайшей перспективе события будут развиваться в том русле, которое определят лидеры трех стран на встрече в Нур-Султане 10 декабря.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати