ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иранская осень 1398* (анализ последних событий)

11:57 27.11.2019 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Внешнеполитический фон иранского кризиса

Лето и осень 2019 года при всей сложности и неоднозначности ситуации в мире, регионе, вокруг Исламской Республики Иран (ИРИ) и в ней самой показали определенный успех иранской политики на Ближнем Востоке.

Внешнеполитические достижения ИРИ способствовали укреплению «шиитского пояса», охватывающего Ирак, Сирию и Ливан, где влияние Тегерана остается огромным. Но последние недели показали, что этот пояс начинает «рваться».

Так, уже больше месяца жители Ирака выходят на акции против властей, обвиняя правительство в коррупции и требуя отставки премьер-министра Адиля Абдул-Махди. На митингах при этом звучат антииранские лозунги, так как протестующие считают, что правительство получает значительную поддержку из Тегерана. Под крики «Иран, уходи» протестующие подожгли иранское консульство в священном для шиитов городе Кербела. В ходе противостояния было убито более 300 человек. В убийствах иракцы обвиняют проиранское ополчение.[2]

Аналогичная картина возникает и в Ливане. Ливанцы активно выступают не только против коррупции и низкого уровня жизни, но и против иранского влияния в стране. Возмущение направлено и на иранскую креатуру - военно-политическую организацию «Хезболла», которая играет важную роль в Ливане. На фоне антииранских настроений, по мнению наблюдателей, «Хезболла» постепенно утрачивает контроль над ситуацией в стране.[3]

В Сирии – этом «золотом звене» шиитской дуги - также не всё благополучно. Но это отдельная история, которая заслуживает специального анализа.

Ситуация примечательна тем, что Иран в той или иной степени влиял и влияет на внутриполитическую ситуацию в этих трех арабских государствах. И Ирак, и Ливан, и тем более Сирия являются неким специфическим анклавом ИРИ в арабском мире.

Однако именно в этих странах ощущаются «толчки», предвестники серьезных потрясений для иранской политики в этом регионе. Более того, эти толчки опасно входят в резонанс с внутриполитической обстановкой в ИРИ, где совсем недавно происходили массовые протестные выступления. Они начались 15 ноября 2019 года, поводом к ним стало повышение цен на бензин.

Исторические аналоги

На протяжении 40 лет существования ИРИ социальные выступления отмечались неоднократно. Но они были, как правило, местные, вызванные локальными проблемами, ограниченными митингами, забастовками на отдельных предприятиях. Однако в последнее десятилетие волны массового недовольства уже общенационального масштаба поднимались неоднократно.

Впервые общенациональные антиправительственные протесты в постреволюционном Иране прошли в 2009 году. Тогда всеобщее возмущение было вызвано проблемами при подсчете голосов на президентских выборах, где неожиданно лидером стал Ахмадинежад. Это были политические манифестации, получившие название «Зеленой революции».

Выступления проходили в нескольких крупнейших иранских городах, а на улицы преимущественно выходили люди среднего возраста, представители интеллектуальной элиты и политической оппозиции. В дни наибольшего накала в относительно либеральном Тегеране, откуда и пошла волна протестов, собиралось до нескольких сотен тысяч человек. Тогда требования концентрировались вокруг единственной цели – отмены результатов выборов, по которым побеждал Ахмадинежад. Лидерами протеста формально считались кандидаты в президенты Мехди Карруби и Мир-Хосейн Мусави. При этом все требования оставались в рамках системы Исламской Республики.

Отличительной особенностью протестных выступлений было то, что с помощью социальных сетей иранцы не только координировали акции между собой, но и передавали миру информацию о том, что происходило в ИРИ.

Вторая мощная протестная волна всколыхнула Иран в конце 2017 – начале 2018 годов. Тогда их причиной был скачок цен на продукты питания. Протесты вспыхнули в одном из самых консервативных городов Ирана – Мешхеде и практически одновременно в более чем 50 городах и многочисленных поселках (где население традиционно поддерживает власть), что на порядок превосходило предыдущие события. Большую часть протестующих составляла молодежь. В выступлениях участвовали люди различных социальных и политических прослоек. Несмотря на то, что отправной точкой протестов был экономический фактор, всё быстро приобрело политический характер, направленный против руководства страны. Принципиальное отличие второй волны протестов – требование реформировать политическую систему и даже отказ от принципов Исламской Республики. Протест иранцев был хаотичен: не было единых лидеров и единых требований к властям. Важной особенностью тех событий было то, что на этот раз интернет на определенном этапе был заблокирован. Примечательно также, что если в 2009 году интернетом в ИРИ пользовались около 1 млн. человек, то в 2017 – 18 годах число пользователей возросло до 48 млн. человек из 82 млн. населения! В число задержанных попал даже экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

События ноября 2019 года

15 ноября 2019 года взметнулась третья волна протеста в ИРИ после того, как правительство Хасана Роухани подняло в два раза цены на бензин.

Протесты против этого решения охватили практически всю страну - сразу Тегеран и еще около 100 населенных пунктов. В них приняли участие более 100 тыс. человек. Конечно, если распределить количество протестующих по количеству мест манифестаций, при этом учитывая численность населения ИРИ в 82 млн. человек, то критическая масса явно не просматривается. Предыдущие выступления иранцев были значительно масштабнее.

Однако радикальность выступлений превышала предыдущие показатели. В ряде мест отмечены поджоги более 100 офисов банков, в том числе Центрального банка, в целом причинен ущерб 900 местным банковским филиалам и трем тыс. банкоматов.[4] Осуществлялись нападения на полицейских, десятки автозаправочных станций, автомобилей, магазинов, различных учреждений.[5] Кроме того, наряду с экономическими лозунгами протеста быстро появились политические с требованиями смены власти.[6]

Одно из характерных требований — прекратить спонсировать исламистские движения за рубежом: именно на это, а не на помощь малоимущим, по мнению протестующих, идут деньги, которые правительство рассчитывает выручить пересмотром розничных цен на топливо. «Не Газе и не Ливану — я жертвую свою жизнь Ирану», — такие лозунги выкрикивали протестующие. [7] Еще один призыв — прекратить внешнюю политику, которая, по мнению протестующих, превращает Иран в страну-изгоя, обложенную тяжелыми экономическими санкциями.[8]

Виновниками протестных выступлений руководители ИРИ назвали США, Израиль и Саудовскую Аравию, а также такие группировки как «Организацию моджахедов иранского народа», Партию свободной жизни Курдистана, Исламское государство (запрещена в РФ) и, пожалуй, впервые, - клан свергнутого шаха Мохаммада Резы Пехлеви и, в первую очередь, его сына – наследника престола Резу Кира Пехлеви.

На мой взгляд, страны – оппоненты ИРИ, безусловно, поддерживали морально и пропагандистки акты внутреннего протеста против существующего режима. Но организовать подобные выступления в Иране они были просто не в состоянии. Что же касается Резы Кира Пехлеви, то он, проживая в США, нередко выступает с политическими прогнозами и комментариями, однако собственно политической деятельности сторонится. Он не претендует на реставрацию монархии и заявляет только о желании видеть Иран без теократии. [9] Судя по всему, причины нынешних протестных выступлений в Иране внутренние, прежде всего - социальные и экономические.

Экономические предпосылки кризиса

15 ноября правительство ИРИ объявило о повышении розничных цен на бензин. Если раньше автомобилистам в месяц разрешалось покупать 250 литров топлива по цене в 10 тыс. риалов (19,14 руб.), то теперь в рамках квоты цена поднялась до 15 тыс. риалов (28,71 руб.), а объем был сокращен до 60 литров (для таксистов – до 400 литров). Каждый дополнительный литр сверх квоты иранцам предложено приобретать по цене в 30 тыс. риалов (57,42 руб.). Это решение и стало поводом для массовых акций протеста.

Здесь необходимо выделить и подчеркнуть три основных момента:

Первое. Экономика Ирана находится в очень сложном положении. И причиной этого являются не только санкции США. По мнению президента Палаты торговли, промышленности, горнорудной промышленности и сельского хозяйства Ирана Голам Хосейн Шафеи, иранская экономика страдает от двух ключевых проблем: коррупции и застоя… [10] Как полагают экономисты, застой – это производное от неэффективной системы управления, отсутствия финансовой дисциплины, от исчерпанности существующей модели в целом. По мнению некоторых экспертов, как результат, существует угроза поражения всей политической системы ИРИ. [11]

Второе. Агрессивные финансово-экономические санкции США лишили иранскую казну десятков миллиардов долларов и внесли свою лепту в экономический спад в стране.

В результате воздействия многих факторов, по данным МВФ, ВВП Ирана в этом году снизится на 9,5%, и это худший показатель с 1984 г. Инфляция за год превысит 35% [12](по другим данным до 52% [13]). При этом уровень продовольственной инфляции чуть ниже 60%, а рост цен на ряд непродовольственных товаров превысил 80%.[14]

За год национальная валюта, риал, потеряла 70 процентов своей стоимости по сравнению с долларом. Спрос населения и бизнеса на валюту стал удовлетворять черный рынок, а реальный курс иранской валюты окончательно отвязался от официального. Если в апреле прошлого года, когда был введен фиксированный курс, один доллар с рук стоил порядка 60 тысяч риалов, то к июлю неофициальный курс подскочил до 112 тысяч риалов, а к началу сентября до 145 тысяч риалов. Спустя год «уличный» курс немного отыграл назад — за доллар давали уже порядка 115 тысяч риалов, однако разрыв с застывшим на уровне 42 тысячи риалов за доллар официальным курсом по-прежнему огромный.

В целом ущерб, понесенный экономикой Ирана в условиях новых санкций США и девальвационно-инфляционной спирали, на середину этого года официально оценивался в 4,9% ВВП страны.[15]

При этом работодатели массово переходят на краткосрочные контракты, что увеличивает уровень тревожности среди населения.[16]

Согласно Статистическому центру Ирана, правительственному агентству, находящемуся под контролем президента страны, официальный уровень безработицы в 2018 году достиг 27% среди молодых иранцев и 40% среди выпускников университетов.[17]

Третье. В этой ситуации правительство ИРИ было вынуждено повысить цены на топливо. И это было необходимо. Хотя Международный валютный фонд (МВФ) не обсуждал с иранскими властями повышение цен на бензин, но он советовал Тегерану сократить топливные субсидии [18], что означает – повысить цены на топливо. По данным иранского правительства, субсидия на бензин обходится государству в 2,5 миллиарда долларов в год и является стимулом для контрабанды.

Действительно, цена на бензин в Иране была одной из самых низких в мире (около $ 0.3 или 19 руб.). И это создавало почву для масштабной контрабанды бензина в Афганистан (где бензин стоит $ 0.65 или 41.5 руб.) и в большей степени – в Турцию (где цена бензина - $ 1,2 или 77 руб.)

Так, в соответствие с докладом, опубликованным Исследовательским центром иранского парламента, в результате экономического спада, инициированного многими объективными и субъективными, внешними и внутренними причинами, жизненный уровень населения ИРИ продолжает падать. [19]

В разгар событий ноября 2019 г. 18 ноября власти для снижения напряженности объявили о дополнительных выплатах самым бедным слоям населения, сильнее всего пострадавшим от повышения цен на бензин. Им пообещали выделить до 2 млн. риалов в первую неделю, дальше субсидии должны стать ежемесячными. К концу первой недели протестных выступлений руководству страны удалось сбить протестный накал и формально нормализировать положение.

 

Выводы

Таким образом, анализируя нынешнюю ситуацию в Иране, было бы вполне корректным отметить несколько моментов:

  1. Иран находится в состоянии перманентного (в течение последних трех лет) внутреннего системного экономического и политического кризиса. Он вызван отставанием развития модели управления экономическими и социальными процессами от требований времени.

  2. На протяжении последних лет нарастало социальное напряжение, истоком которого была неудовлетворенность большей части населения своим социально-экономическим положением, внешней и внутренней политикой власти и определенной усталостью от рамок исламских требований.

  3. Широкомасштабные протестные выступления 15 – 22 ноября были не столько результатом повышения цен на бензин, сколько последовательным повышением градуса общего недовольства населения. Цены на бензин стали лишь искрой, из которой разгорелось пламя протеста.

  4. Выступления иранцев проходило без конкретных лидеров в условиях блокировки со стороны властей интернета и мобильной связи. Это свидетельствует о стихийности выступлений и, скорее всего, независимости от внешних сил.

  5. Выступления не привели и не могли привести к слому иранской исламской государственности. Несмотря на изъяны в модели управления, иранская правящая элита и созданная ей специфическая государственная структура обладает запасом прочности благодаря балансу сдержек и противовесов.

  6. Протестные выступления нанесли очередной удар по позициям президента Хасана Роухани и его команды. Радикально-консервативная оппозиция, воспользовавшись моментом, обвинила президента в неспособности управлять ситуацией и всей страной. А сторонники либеральных реформ обвинили президента в неспособности создать условия для проведения этих реформ и для выхода из-под санкций.

  7. События осени 2019 г. окажут существенное влияние на итоги выборов в иранский парламент в 2020 г. и президентские выборы в 2021 г. Вряд ли у руля законодательной и исполнительной властей окажутся сторонники либерального (в масштабах ИРИ) Хасана Роухани. Как результат, это приведет к ужесточению политики Ирана по всем направлениям и соответственно к осложнению внешнего и внутреннего положения страны и возможному обострению внутрииранских противоречий.

  8. Протестные выступления ноября 2019 г. еще раз продемонстрировали, что находящаяся в сложной кризисной ситуации Исламская Республика Иран нуждается в кардинальных реформах практически во всех сферах.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[*] 2019 год григорианского календаря соответствует 1398 году иранского солнечного календаря

[2] Сайт издания Газета.Ру. 20.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.gazeta.ru/politics/2019/11/20_a_12823970.shtml

[3] Там же.

[4] Сайт ИА EADaily. 25.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/11/25/iranskiy-protest-oboshyolsya-v-rial-razgromlennye-banki-i-sozhzhyonnye-bankomaty

[5] Сайт ИА EADaily. 25.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/11/19/iran-raskachivayut-iznutri-v-shiitskiy-poyas-prishla-arabskaya-osen

[6] Сайт Политика Сегодня. 22.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://polit.info/477118-iran-okutal-dym-besporyadkov-iz-za-upavshego-persidskogo-tumana

[7] Сайт Lenta.Ru. 22.11.2019 [Электронный ресурс] – URL: https://lenta.ru/articles/2019/11/22/iran_protests/

[8]Сайт Znak. 18.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.znak.com/2019-11-18/protesty_v_irane_pochemu_povyshenie_cen_na_toplivo_grozit_snesti_rezhim_islamskoy_revolyucii

[9] Сайт ИА Haqqin. 23.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://haqqin.az/news/163655

[10] Сайт ИноСМИ.19.11.2019 [Электронный ресурс] – URL: https://inosmi.ru/politic/20191119/246262375.html

[11] Сайт Деловая Столица. 27.10.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://www.dsnews.ua/vlast_deneg/vzyali-na-slabo-kak-obama-i-tramp-sdelali-iran-regionalnoy-17102019220000

[12] Сайт Деловая Столица. 20.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://www.dsnews.ua/world/dragotsennaya-zhidkost-pochemu-rost-tsen-na-benzin-vyzval-20112019221800

[13] Сайт Деловая Столица. 27.10.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://www.dsnews.ua/vlast_deneg/vzyali-na-slabo-kak-obama-i-tramp-sdelali-iran-regionalnoy-17102019220000

[14] Сайт издания Независимая Газета. 21.11.2019 [Электронный ресурс] – URL: http://www.ng.ru/economics/2019-11-21/1_7733_iran.html

[15] Там же

[16] Сайт издания Коммерсант. 19.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.kommersant.ru/doc/4163573

[17] Сайт Вести. Экономика. 19.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.vestifinance.ru/articles/128498

[18] Сайт Finanzen.net GmbH. 21.11.2019. [Электронный ресурс] – URL: https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/mvf-rekomenduet-iranu-sokratit-subsidii-na-toplivo-predstavitel-1028708803

[19] По определению ООН абсолютная нищета - это состояние, характеризующееся серьезным лишением основных потребностей человека, включая продовольствие, безопасную питьевую воду, средства санитарии, здравоохранение, жилье, образование и информацию. Это зависит не только от доходов, но и от доступа к социальным услугам. Всемирный банк установил измеримый стандарт для крайней нищеты: жизнь менее чем на $1,90 в день (с поправкой на инфляцию).

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати