ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Война в Заполярье: спустя 75 лет все еще в лабиринте трудных вопросов

11:20 23.10.2019 • Марина Стародубцева, стажер журнала «Международная жизнь»

В Москве в Институте Всеобщей истории РАН прошла международная научная конференция, посвященная 75-летию освобождения Советского Заполярья, Северной Норвегии и выходу Финляндии из войны.

Военные действия в Арктике остались практически забытыми, остались в тени более масштабных сражений Великой Отечественной войны и, как следует, на периферии исторических исследований. Однако, несмотря на это, освобождение Заполярья имело большое значение для Советского Союза и союзников. Именно на Севере были сосредоточены важнейшие стратегические объекты, никелевые рудники и пункты базирования флота, там же шла борьба за незамерзающий порт Петсамо. Кроме того, через Север шел важнейший канал поставок по ленд-лизу из США и Великобритании.

Известные российские историки и специалисты из Норвегии, Швеции и Финляндии обсудили ряд вопросов, связанных с ведением боевых действий на Севере, дипломатией, историей советских военнопленных. Так же ученые обратили внимание на то, как память о событиях семидесятипятилетней давности живет сейчас - в мемориалах, художественной литературе и воспоминаниях свидетелей войны и их потомков.

Как отметил в своем вступительном слове посол Норвегии Реселанд Руне, 75-летие освобождения Заполярья отмечает не только международное научное сообщество. В честь окончания Петсамо-Киркенесской операции в городе Киркинес на Севере Норвегии 25 октября состоятся празднования, в которых примут участие король Норвегии Харальд V и Министр иностранных дел России Сергей Лавров. «Для сохранения общей исторической памяти имеет особое значение сотрудничество между двумя странами в целом и сотрудничество региональное, на Севере», - добавил посол Норвегии.

Посол Финляндии Микко Хаутала отметил, что события Второй Мировой войны постоянно порождают политические споры. “Именно поэтому свободная и открытая международная конференция по этой теме имеет такое большое значение”, - добавил Микко Хаутула. Он также обратил внимание на то, что Финляндия всячески поддерживает благоприятные условия для научных исследований и критический подход историков. Кроме того, Финляндия занимает позицию, согласно которой всегда должны побеждать аргументы научного исследования, независимо от политической составляющей.

Проблемные вопросы военных действий в Заполярье

75 лет назад, 7 октября 1944 года, началась Петсамо-Киркенесская операция. Она стала завершающим этапом в долгой и изнурительной войне за советское Заполярье. Северный морской путь имел большое военно-стратегическое значение в Великой Отечественной войне. В то время это была одна из важнейших для страны транспортная магистраль, отметил в своем докладе о роли Северного морского пути в Великой Отечественной войне Павел Филин, заместитель директора Музейно-выставочного центра технического и технологического освоения Арктики. Мурманск был важнейшим пунктом Северного морского пути. По нему из северо-восточных районов советской Арктики поставлялись уголь. никель, медь и другие материалы. Именно из-за угрозы потерять эту транспортную магистраль, Сталин начал строить трансполярную железную дорогу используя труд заключенных ГУЛАГа, которая после его смерти так и не была достроена.

Военные действия на Севере начались 29 июня 1941 года, когда Германия и Финляндия начали операцию по оккупации Кольского полуострова. С самого начала операции военные действия сопровождались большими потерями с советской стороны. Экстремальная среда Севера оказалась большим препятствием для ведения боевых действий. У финнов и немцев же были специально подготовленные горно-егерские войска и уже к концу первого года войны финские войска оккупировали почти всю Карелию.

Тем не менее, Александр Чапенко, исследователь из Мурманского арктического государственного университета, в своем докладе “Проблемные вопросы в истории боевых действий на мурманском направлении в 1941-1944 гг.” отмечает, что первые месяцы войны показали, что немецко-финские войска лучше подготовились к местным условиям, однако сопротивление советских войск было достаточно сильным. По его мнению, несмотря на то, что по данным на осень 2019 года на мурманском направлении захоронено тридцать тысяч советских военнослужащих, что в три раза больше потерь сил Вермахта, этот показатель лучше чем на других фронтах войны. “И враг в своих воспоминаниях подчеркивает, что то сопротивление, что он встретил на мурманском направлении было значительно сильнее чем они встречали ранее”, - утверждает исследователь. “Но вопрос потерь пока остается очень острым для историков”, - отмечает он.

Военные действия между финскими и советскими войсками часто рассматриваются исследователями как отдельная война. Помимо боевых действий в Заполярье, финские войска также участвовали в блокаде Ленинграда. Однако в 1944 году, испытав на себе дипломатическое давление со стороны Швеции и США, Финляндия прекратила военные действия, подписав договор о перемирии и согласившись на условия СССР. Однако вопрос о том, почему Финляндии удалось сохранить независимость, до сих пор остается невыясненным.

Известный финский историк Хенрик Мейнандер, профессор Университета Хельсинки, в своем докладе “Горизонты ожидания: финские стратегии в войне в Арктике. 1944-1945 гг.” рассмотрел роль Финляндии в войне в Заполярье. По мнению Мейнандера, самым важным вопросом в истории войны является то, почему Финляндия оказалась единственной страной, куда не вводились советские войска. “Фактически, об этом периоде все известно, но у нас остается один вопрос: почему Сталин принял это решение и как он его принял. У нас есть версия, что пакт Молотова-Риббентропа означал для Сталина конец концепции мировой революции, тогда он начал больше думать о национальных интересах. Но этот вопрос требует больше сотрудничества наших исследователей”, - считает Хенрик Мейнандер.

Свен Хольтсмарк, профессор Норвежского института оборонных исследований, также считает, что вопрос невмешательства Советского Союза очень важен. Он подчеркнул, что оккупация Финляндии принесла бы миграционные проблемы для Швеции. Кроме того, в Финляндии бы существовала серьезная угроза партизанской войны. “Как только СССР получил Восточную Европу, ему не нужно было больше”, - резюмировал он.

Конфликт индивидуальной и коллективной памяти

Однако война в Заполярье осталась не только в архивных документах, прежде всего, она живет в воспоминаниях тех, кто сам был свидетелем войны - многих норвежцев, финнов и русских, для которых даже сейчас война в Заполярье - это больше, чем факт истории. Ведь на небольшой территории сталкивались не только военные силы, вместе с ними соприкасались друг с другом и человеческие судьбы. Как полагает Юлия Кантор, главный научный сотрудник Института Всеобщей Истории РАН и один из организаторов конференции, человеческие истории часто остаются на периферии исторических исследований. Воспоминания о войне практически не были представлены в коллективной памяти, национальном мифе о войне, но зато нашли свое отражение в мемуарах, художественных произведениях. На это как раз и обратила внимание Юлия Кантор в своем докладе “Война в Заполярье в генетической памяти и эго-документах”. “Любой профессиональный историк понимает, что восприятие истории любым человеком складывается не только из фактов, но и из образов. И иногда рассказ об одной конкретной судьбе человека может сказать о событии гораздо больше, чем та статистика об участниках боев, военной технике”, - говорит.

Исследователь обратилась к “генетической памяти” свидетелей и участников войны в Заполярье. Эта память, которая складывается не на основе документов, а на основе образов, подсмотренных в фотографиях, фильмах, книгах или услышанных от свидетелей тех событий. Эта память не выходит за рамки региональной истории, если не связана с историей военных действий. “Любой подвиг в любой войне можно оценить только тогда когда ты знаешь на каком фоне он был совершен, на фоне какой драмы и трагедии. Иначе подвиг становится плоским. Человеческая история не только не умаляет подвиг, она его увеличивает. Но эти истории уходили и сейчас постепенно опять уходят на периферию, а доминирует победоносность. Именно поэтому так важна региональная, локальная история. Только региональная история складывается в огромное полотно”.

“Любой подвиг в любой войне можно оценить только тогда когда ты знаешь, на каком фоне он был совершен, на фоне какой драмы и трагедии”

Однако даже личные воспоминания свидетелей войны в Заполярье не дают возможности воспроизвести полную картину военных действий, они полны умолчаний и белых пятен. Как отметил Константин Коткин, сотрудник мурманского областного краеведческого музея, в своем докладе “Долг, быт, подвиг, травма: полюсы воспоминаний партизан Заполярья периода Великой Отечественной войны”, фрагментированность описания является признаком травматического опыта, неспособности людей передать пережитое. “Самый сложный кейс связан со столкновением советских партизан с финским гражданским населением. Воспоминания об этом полны невнятности и умолчания, что является признаком полностью неотрефлексированного травматического опыта”, - замечает исследователь.

Возрождение памяти о войне

Однако травматический опыт войны остался не отрефлексированным не только внутри советского общества, с тем же умолчанием столкнулись люди в других странах-участницах войны на Севере. Как считает Марианне Сулейм, профессор из университета Тромсе и Арктического университета Норвегии, тема войны в Заполярье была мало представлена в общественном обсуждении Норвегии и Финляндии, но все еще остается важной для общества.

Марианне Сулейм представила на конференции доклад “Советские военнопленные в Норвегии и Северной Финляндии - лечение, смерти и забытые воспоминания”. Во время войны в Норвегию были отправлены около 100 тысяч советских военнопленных, 3,7 тысяч из них погибли и были погребены примерно в 100 различных захоронениях. Несколько лет назад Сулейм написала книгу “Операция Асфальт” о том, как в послевоенной Норвегии уничтожались останки советских воинов и их захоронения. Исследовательница отметила, что видит большую проблему в том, как норвежские власти рассматривали эту тему после войны. “Во время холодной войны свидетелям или участникам этих событий было очень сложно преодолеть травму войны. Норвежские власти не уделяли должного внимания теме советских военнопленных”, - отметила Сулейм. По ее мнению, это тема еще более чувствительна для людей из Финляндии. В то время как на севере Норвегии советские солдаты содержались в лагерях для военнопленных, в Финляндии они попадали в концентрационные лагеря. “То, что финские власти делали с советскими солдатами - это военное преступление. И это мало обсуждалось в Финляндии”, - полагает Марианне Сулейм.

По мнению исследователя, обсуждать вопросы, связанные с советскими военнопленными, сложно и сейчас. “Особенно после 2014 года в связи с политической ситуацией говорить о советских военнопленных стало немного сложнее на государственном уровне”, - отмечает она. - “Но все же память о них живет на Севере Норвегии, в тех местах, где люди еще помнят о войне”.

В последние годы Марианне Сулейм много работает с базами данных и помогает людям раскрыть загадки семейной истории. “Для меня как для историка важно помогать людям. Мне пишет много людей, которым важно узнать, где погибли их родственники. Так же пишут дети норвежек и советских военнопленных, им интересно узнать, кто их отец”, - отмечает Марианне Сулейм. - “Из-за того, что могилы были перемещены, часто моя работа становится похожей на работу детектива. Когда получается, ты делаешь вклад в семейную историю, делаешь ее законченной. Ты очень близко соприкасаешься с человеческой историей, и это не только документ, который ты находишь и работаешь с ним. Это многое значит для людей”.

По мнению историка из Норвежского института оборонных исследований Свена Хольтсмарка, в Норвегии сейчас существует две тенденции. “Первую можно назвать традиционной. Это история героизма и сопротивления норвежского народа. С другой стороны, в общественной дискуссии начинают возникать и новые темы, такие как коллаборационизм. Довольно широкая дискуссия идет о том, кто принимал участие, так же о норвежских военнопленных, о которых мало писали по разным причинам”, - полагает Хольтсмарк. По мнению историка, возникает ряд тонких вопросов, связанных с тем, как относиться к действиям советских партизан и финских разведчиков, как морально их можно оценить.

“Есть тонкие вопросы, связанные с тем как относиться к действиям советских партизан и финских разведчиков, как это морально их можно оценить”

После конференции в российском государственном архиве социально-политической истории открылась выставка, посвященная войне в Заполярье, в которой помимо политических документов представлены предметы повседневной жизни и личные документы участников боевых действий. Это еще одна возможность пролить свет на события 75-летней давности, которые еще предстоит открыть для общества историкам из разных стран.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати