ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Против кого собираются воевать Войска территориальной обороны Польши?

11:14 14.10.2019 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

1 января 2017 г. в Польше официально появились Войска территориальной обороны (Wojska Obrony Terytorialnej- WOT) (1). За это время их кадровый состав увеличился до 21 тыс. человек, из них 3 тыс.- профессиональные военные, но процесс формирования нового рода войск продолжается. Согласно планам Генштаба Войска Польского, в каждом повете (средняя административно-территориальная единица в Польше) должна дислоцироваться как минимум одна рота войск WOT.

По замыслу создателей главными задачами данных формирований в условиях войны являются: оказание содействия подразделениям действующей армии; ведение контр-диверсионной и партизанской борьбы; охрана жизненно важных объектов в тылу. В мирное время – участие в ликвидации последствий чрезвычайных происшествий и природных катастроф, помощь в военно-патриотическом воспитании молодёжи, содействие в противостоянии кибер-угрозам совместно с войсками кибер-обороны (в структуре войск ТО действует Отдел кибер-операций – Zespół Działań Cyberprzestrzennych) (2).

Созданием войск WOT министерство обороны Польши хочет повысить процент населения, обученного воинским навыкам и увеличить численность военнослужащих запаса. С точки зрения обеспеченности все выглядит достаточно серьезно. Данные подразделения вооружены автоматическим оружием, БПЛА, электронными средствами разведки и в последующем будут обеспечены бронетранспортёрами, гранатомётами, миномётами. Часть вооружения будет предоставлена Пентагоном в рамках сотрудничества польских WOT с подразделениями армии США и Национальной гвардии США.

Пока процесс формирования войск идёт с опозданием ввиду кадровых и технических проблем. Численность номинальных добровольцев, готовых служить в ТО, составляет 40 тыс. при официально заявленной цели довести штат войск ТО до 53 тыс. При этом 10% поступивших на службу бросают её досрочно. Нет полной ясности в том, в каком объёме военнослужащие этих подразделений обладают гражданскими правами. Запрещать ли им, как и кадровым военнослужащим, членство в профсоюзах и политических партиях? Если да, чем обосновать такой запрет, ведь они – в подавляющем большинстве не кадровые военные, а гражданские добровольцы.

Наблюдается нехватка профессиональных командирских кадров, присутствует неразбериха при назначении на должности лиц, не проходивших срочную службу, ощущается нехватка школ для подготовки младшего командного состава (вакантными остаются 60% должностей командующих подразделениями) (3).

При этом критики этой идеи подозревают руководство страны в создании сил для предотвращения массовых беспорядков со стороны внутренней оппозиции.

Идеологическая направленность возможной деятельности этих формирований имеет явный антироссийский оттенок. Они преподносятся как идейные продолжатели дела Армии Крайовой (АК) – крупнейшего антисоветского вооружённого формирования в Польше во Вторую мировую войну, запятнавшего себя убийствами мирных жителей, польских и советских солдат. Традиции войск WOT– это реанимированные традиции АК, приспособленные под текущий геополитический момент. Военным учебным центрам, где проходят подготовку военнослужащие, даются названия, связанные с АК, например, SONDA – аббревиатура названия Школы младших командиров АК 1944 г.

Создавая эти странные для современных условий военизированные подразделения, Варшава также старательно ищет обоснование их исторической преемственности. Предшественниками этих формирований, учитывая официально приписываемый им всенародный характер, объявляют польских повстанцев 1794,1830,1863 гг. Единая хронологическая цепочка польские повстанцы – Армия Крайова – подразделения WOT преподносится как неотъемлемый элемент воинских традиций и национально-политической идентификации польского народа. При этом исторический период Польской Народной Республики и накопленный ею военный опыт отбрасывается как чуждый и идеологически неприемлемый.

Цели войск WOT «упакованы» в деятельность и цели НАТО на восточном фланге и укладываются в политику милитаризации Вашингтоном и Брюсселем восточных границ ЕС. Приоритетный вектор потенциальных действий – страны постсоветского пространства (Россия, Беларусь, Украина).

Россию и Беларусь Варшава рассматривает как противников, и здесь все понятно. А вот вроде бы дружественную Украину – как «заклятого союзника». Но при этом эксперты не исключают усиления войсками Пограничной стражи на польско-украинской границе в связи с непредсказуемой обстановкой на Украине. Исходящие от Украины угрозы польские эксперты видят в следующем: территориальные претензии украинских националистов к Польше (хотя у польских националистов есть таковые к Беларуси), риск пересечения границы националистическими вооружёнными группами, дестабилизация общественно-политической и экономической обстановки в приграничных украинских областях, нелегальная миграция в страны ЕС через Польшу граждан третьих стран. На стадии предложения остаётся вопрос выдачи военнослужащим WOT оружия на дом в приграничных с Украиной поветах Подкарпатского воеводства.

И все же, главное не это. Основной причиной создания формирований WOT в Польше является многолетняя антироссийская политика и попытка Варшавы утвердится в качестве главного партнера и военного плацдарма США на восточных границах ЕС. Хочется надеяться, что агрессивная риторика и демонстративные действия, объясняемые мифической угрозой с востока, не станут прецедентом для обострения ситуации в регионе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://www.wojsko-polskie.pl/wojska-obrony-terytorialnej/

2) https://www.defence24.pl/trzy-lata-wojsk-obrony-terytorialnej-najwieksze-wyzwania-nowego-rodzaju-sil-zbrojnych-komentarz

3) https://www.defence24.pl/terytorialsi-w-cyberobronie-gen-kukula-rola-szkoly-podoficerskiej-bedzie-kluczowa-defence24-tv

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати