ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Неожиданное подписание «формулы Штайнмайера» - причины и последствия

13:35 04.10.2019 • Денис Батурин, политолог

Новость о подписании всеми представителями в Трёхсторонней контактной группе (ТКГ) «формулы Штайнмайера» стала неожиданной. После встречи политических советников президентов стран «нормандской четверки» 4 сентября, на которой было согласовано подписание «формулы», было много шума в СМИ разных стран, возмущение в украинской прессе и со стороны ряда политических и общественных деятелей, представителей националистов. Президента Украины Владимира Зеленского обвинили чуть ли не в государственной измене, представитель Киева в ТКГ Леонид Кучма отказался подписать формулу на встрече группы 18 сентября. Ситуацию постарались смягчить вбросом о существовании некой «формулы Зеленского», о содержании которой ни ранее, ни теперь ничего не известно.

Перед подписанием «формулы» на ТКГ 1 октября никаких анонсов и информационной подготовки не было. Что случилось между 18 сентября и 1 октября, что привело Президента Зеленского к решению подписать «формулу»?

Генассамблея ООН, в ходе которой на долгожданной встрече с Президентом США Дональдом Трампом Владимир Зеленский получил неоднозначную рекомендацию наладить отношения и решать вопросы с президентом России Владимиром Путиным. Потом последовала публикация Белым Домом телефонного разговора Трампа и Зеленского, что не было согласовано с Киевом. Далее состоялась отставка представителя Госдепартамента США по Украине Курта Волкера. 

События значимые, и несомненно демонстрирующие утилитарное отношение Вашингтона к Киеву. Но если они и повлияли на план действий Киева, то только как катализатор. Зеленский оказался на грани дипломатического скандала с Францией и Германией, ему необходимо реализовывать предвыборные обещания, ему нельзя терять динамику в своих политических действиях, которая даёт ему преимущества перед политическими оппонентами (выборы президента - парламентские выборы - формирование правительства - обмен удерживаемыми лицами - подписание «формулы Штайнмайера» - встреча «нормандской четверки»).

После подписания «формулы» ТКГ открыта возможность к встрече глав государств «нормандской четвёрки», это самое главное, и, возможно, на настоящий момент единственное последствие.

Подписание «формулы Штайнмайера» украинские медийщики считают изменой, потому что боятся. Чего? «Знаете, в чём был смысл этого документа [Минские соглашения - Д.Б.]? В его невыполнении. Стороны трактовали текст договоренностей по-разному, и это давало Украине время для сдерживания России, против которой вводились дополнительный западные санкции. (...) Децентрализация трактуется как федерализация, проводятся местные выборы, которые формально признает зависящее финансово от России ОБСЕ. Параллельно меняется Конституция и имплементируется – на сей раз полноценно – закон об особом статусе. Лишь после этого (согласно Минску) Россия…. возвращает контроль Украине над границей. Ведь понятно, что Москва выполнит только первую часть соглашения…. власти там будут сформированы Кремлём. Далее – выборы на национальном уровне в Украине. И ключ от парламента находится в руках российских властей».[i] Вот такая логика, в которой даже ОБСЕ играет на стороне России. Но главное здесь для Киева было: смысл документа - в его невыполнении.

При этом российские эксперты и сейчас видят много возможностей для Киева и после подписания «формулы» саботировать Минские соглашения. На какие детали в развитии ситуации необходимо обращать внимание? Андрей Кортунов отмечает следующее, анализируя дальнейшее развитие ситуации:

«1. Сейчас истекает срок действия украинского закона об особом статусе Донбасса. Будет приниматься новый закон, мы не знаем, каким он будет.

2. Само согласие украинской стороны на формулу Штайнмайера до конца не очевидно. Сегодня мы слышим из Киева, что украинская сторона поддержала только общий принцип формулы Штайнмайера. Кроме того, идет очень активная работа по подрыву украинской позиции. То, как пойдет подготовка встречи на высшем уровне, зависит от политической воли украинского руководства.

3. Разногласия остаются, в частности, по особому статусу Донбасса.

Но в целом можно сказать, что процесс сдвинулся с мертвой точки; хочется верить, что все участники этого процесса проявят нужную гибкость, чтобы он не остановился в очередной раз, и, возможно, это приведет к какому-то ощутимому результату в течение ближайших трех-четырех месяцев».[ii]

На мой взгляд, трезвую оценку произошедшему даёт спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик, который уточнил, что подписи стоят не под одним общим документом, а под отдельными письмами. И теоретически каждая из сторон могла согласиться на свою трактовку формулы. Что касается местных выборов на Донбассе, то, по мнению Сайдика, существует множество вопросов, на которые необходимо найти ответы, прежде чем проводить выборы: «По этому вопросу еще предстоит много работы внутри контактной группы и в «нормандском формате». Очень много работы предстоит в политической подгруппе контактной группы. Именно в ней надо будет говорить о проведении выборов. Там есть вопросы безопасности этих выборов, и много-много других вопросов». Мартин Сайдик добавил, что первым шагом на пути к этому может стать саммит в "нормандском формате".[iii]

Сама по себе «формула Штайнмайера» является лишь неким механизмом, а в рамках дипломатического взаимодействия в «нормандской четверке» - неким символом готовности разрешать конфликт на юго-востоке Украины и определить судьбу республик Донбасса. Но она не является гарантией реализации Минских соглашений.

При этом заявление представителей непризнанных республик выводит минский процесс на конкретизацию дальнейших шагов. Они считают, что подписание "формулы Штайнмайера" следует понимать, как признание за народом Донбасса права самому определять свою судьбу. Таков главный посыл совместного заявления лидеров Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) Дениса Пушилина и Леонида Пасечника.

«Украина вчера благодаря России, Германии и Франции подписала, наконец, «формулу Штайнмайера», гарантирующую Донбассу особый статус. Таким образом, она признает особое право народа Донбасса на самостоятельное определение своей судьбы. Мы сами будем решать, на каком языке говорить, какой будет наша экономика, как будет формироваться наша судебная система, как будет защищать наших граждан наша народная милиция и как мы будем интегрироваться с Россией. Это наше дело, наша цель. И мы будем продолжать переговоры в Минске, чтобы в конечном итоге прийти к полному самоуправлению и самоопределению», - говорится в документе».[iv]

Подписание «формулы» вызвало ожесточённое сопротивление приверженцев «курса Порошенко», «партия войны» усмотрела в этом капитуляцию. В то же время Евросоюз и его крупнейшие державы восприняли шаг Зеленского положительно. При этом возник парадокс: выступающие за евроинтеграцию украинские партии - "Европейская солидарность", "Голос" и "Батькивщина" - заняли антиевропейскую позицию. Националисты вывели людей на улицы Киева (около 2 тысяч человек) и ряда других городов (200-300 человек в каждом городе), требовали импичмента президента Зеленского, выдвинули лозунг - «Нет капитуляции!».

2 октября в обращении к протестующим против "формулы Штайнмайера" украинцам, Зеленский заявил: «Сегодня существует единственная площадка, где эти вопросы могут обсуждаться на самом высоком уровне. Это – встреча в Нормандском формате…..Эта формула говорит только одно – когда должен заработать так называемый закон об особом статусе Донбасса.

А именно – после проведения там местных выборов, которые пройдут по Конституции Украины, законодательству Украины, и после публикации отчета ОБСЕ о том, что выборы прошли в соответствии с международными демократическими стандартами».[v]

Политические советники глав государств «нормандской четвёрки» могут подтвердить подписание «формулы Штайнмайера», на встрече глав государств «нормандской четвёрки» могут придти к согласованию «формулы» как начального механизма исполнения Минских соглашений. 

Но ключ к выполнению «формулы», а вернее Минских соглашений лежит на Украине. За политическими решениями на международном уровне должна последовать работа украинского парламента, который должен принять законы об особом статусе непризнанных республик, закон о выборах, после чего должны состояться местные выборы. И президент Зеленский имеет в Верховной Раде Украины большинство, в его силах внести изменения в конституцию страны, что необходимо для определения особого статуса для республик Донбасса. 

В зависимости от воли и намерений украинского руководства ситуация может развиваться по нескольким сценариям:

  1. Зеленский, благодаря большинству проводит в парламенте необходимые для реализации Минских соглашений законы.

  2. Зеленский не получает поддержку парламента, так как его большинство не было изначально однородно. 

  3. Зеленский получает поддержку парламента, законы принимаются, но в них Минские соглашения толкуются таким образом, который может устроить только Киев. Например, «особый статус» трактуется в рамках политики децентрализации. Происходит дальнейшее затягивание реализации Минских соглашений.

При первом сценарии останется претворить принятые законы в жизнь, что станет ещё одним крайне сложным этапом. 

При втором сценарии – президент Зеленский может сказать - народ Украины в лице народных избранников-депутатов не поддержал реализацию Минских соглашений, я сделал все что мог, но - «возможно все». Поэтому необходимо вносить коррективы в Минские соглашения, искать новую «формулу» их реализации. А это и есть третий сценарий.

Намерение Киева реализовать именно третий сценарий показала пресс-конференция Зеленского, которую он созвал, чтобы разъяснить позицию по поводу подписания «формулы Штайнмайера». Главные тезисы выступления Зеленского[vi]:

  • «Формула Штайнмайера» согласована, но не подписана.

  • «Красные линии» касательно Донбасса Украина не перейдет.

  • Капитуляции ВСУ не будет.

  • На президента никто не может повлиять.

  • При наличии любых вооруженных формирований на территории «Л/ДНР» местных выборов не будет.

  • Выборы возможны, когда граница между «Л/ДНР» и РФ перейдет под контроль Украины.

  • В ближайшее время будет согласована дата встречи в «нормандском формате».

После подписания «формулы Штайнмайера» вопросов стало только больше. Ответы на них, возможно, даст саммит глав государств «нормандской четверки».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати