ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

И снова Идлиб…

11:55 29.08.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

Очередная попытка развязать «идлибский узел» была предпринята президентами России и Турции 27 августа в Жуковском. Переговоры венчали насыщенный событиями месяц.

В начале августа, после длительных и трудных американо-турецких консультаций, проходивших под аккомпонемент порой весьма резкой риторики с обеих сторон, Анкаре и Вашингтону удалось договориться о создании на восточном берегу Евфрата вдоль турецкой границы «зоны безопасности», свободной от курдских ополченцев. Турция добилась от США многого, но не всего, к чему стремилась. По данным агентства Bloomberg, стороны сошлись на том, что численность дислоцированных в «зоне» турецкого и американского контингентов будет одинаковой; отряды опекаемой Анкарой «Свободной сирийской армии» сюда не войдут; воздушное пространство будет открыто для турецких беспилотников, но не военных самолетов.[i]

Впрочем, выступая перед журналистами 21 августа, пресс-секретарь турецкого президента Ибрагим Калын сообщил, что переговоры с США о формате «зоны» все еще продолжаются. Хотя, уже 12 августа было объявлено о начале работы Центра совместных операций в турецком городе Шанлыурфа, расположенном вблизи сирийской границы. Были ли все эти шаги согласованы турецкой стороной с Москвой, неизвестно. Судя по косвенным данным, - нет.

Вскоре выяснилось, что американцы продолжают поставлять вооружение своим курдским союзникам. В Турции возмутились: «Что американские грузовики везут террористической организации РПК (Рабочая партия Курдистана)/ОНС (Отряды народной самообороны)? … Эти грузовики везут смерть для наших военных... РПК и ОНС — это подрядные организации Пентагона. Вашингтон использует эти террористические организации, чтобы укротить Анкару, и это давно уже перестало быть тайной» - негодовала, например, турецкая газета Akşam.[ii]

Во второй половине месяца, после неоднократных нарушений объявленного Дамаском в одностороннем порядке перемирия, сирийская армия при поддержке своих союзников перешла в наступление в Идлибе. Россия, долгое время сдерживавшая сирийское наступление, на этот раз операцию поддержала: «Были и неоднократно предпринимались попытки атак нашей военно-воздушной базы на Хмеймиме как раз из идлибской зоны, — заявил президент РФ Владимир Путин, - Поэтому мы поддерживаем усилия сирийской армии по проведению локальных операций по купированию этих террористических угроз».[iii]

А 19 августа сирийские ВВС атаковали в Идлибе турецкий вооруженный конвой - Дамаск заподозрил Анкару в оказании помощи боевикам, оборонявшим город Хан-Шейхун и неожиданно получившим подкрепление. Анкара, естественно, обвинения отвергла, призвала Дамаск «не играть с огнем» и заявила, что конвой преследовал целью «обеспечение безопасности, сохранения путей снабжения и предотвращение гибели мирных жителей». В ответ официальное сирийское информагентство SANA, ссылаясь на МИД страны, сообщило: «действия Турции вновь свидетельствуют о продолжающейся неограниченной поддержке, оказываемой турецким режимом террористическим группировкам».[iv]

В середине сентября в Анкаре должен состояться трехсторонний саммит Россия – Турция – Иран, но Реджеп Таййип Эрдоган поспешил в Москву, точнее, в Подмосковье – в Жуковский на авиасалон МАКС, где и встретился со своим российским коллегой. «Конечно, будут обсуждаться и Сирия, и Украина, и другие вопросы, – сообщил накануне встречи пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. – Конечно, определенный акцент на сирийских делах будет сделан».

Приезду Эрдогана предшествовала пропагандистская кампания в проправительственных СМИ. В частности, официальное (фактически – А.И.) Анатолийское агентство опубликовало статьи ученых-политологов под красноречивыми названиями: «Россия сдает экзамен на астанинский процесс в Идлибе», «Режим Асада саботирует Астанинский процесс» и т.п. В них утверждалось, что Анкара «не может допустить того, чтобы режим Асада вынудил турецких наблюдателей покинуть Идлиб» и «задействует силовые рычаги», из-за чего «будет нанесен непоправимый удар по астанинскому процессу».

Необходимость встречи для Эрдогана была обусловлена несколькими моментами.

Во-первых, возвращение Идлиба под суверенитет Дамаска – это серьезный удар по престижу Анкары. Ведь неподконтрольная центральным власятм зона, отрезанная от уже освобожденных сирийской армией территорий, позволяла официальной Анкаре утверждать, что без ее участия проблемы северной Сирии неразрешимы.

Во-вторых, переход Идлиба под контроль правительственных войск – это новые толпы беженцев, устремляющихся к турецкой границе. А среди них непременно будут террористы, горящие желанием отомстить Турции за «предательство».

В-третьих, такое развитие событий активизирует партизанские вылазки курдов в Африне, придаст уверенности в своих силах «Сирийским демократическим силам» и курдским националистам в самой Турции.

Попытки же противостоять Дамаску силовыми методами чреваты угрозой боестолкновения с сирийской армией. И, что еще важнее, - с ее союзниками. Вот таков результат стремления «усидеть на двух стулях».

Впрочем, из заявлений президентов России и Турции по окончании переговоров в Жуковском можно сделать вывод о том, что обстановку в той или иной степени удалось разрядить. Хотя Эрдоган и привычно жаловался на Дамаск: он посетовал на то, что наступление «режима Асада» в Идлибе затрудняет-де имплементацию сочинского меморандума по созданию здесь демилитаризованной зоны, и поэтому «Турция сможет продолжить выполнение обязательств по сочинским соглашениям лишь после прекращения ударов армии Асада по зоне деэскалации».[v] Но при этом он решительно высказался за принцип территориальной целостности САР.

Владимир Путин был более информативен. По его словам, в ходе переговоров были намечены «дополнительные совместные меры для нейтрализации террористических очагов в Идлибе и нормализации обстановки и в этой зоне, и, как следствие, в Сирии в целом».[vi] Россия понимает озабоченность Турции ситуацией с обеспечением безопасности на границе с Сирией, это ее законные интересы, отметил российский лидер. Более того, он не стал возражать против сотрудничества турецких и американских военных: «Исходим из того, что создание зоны безопасности для Турецкой республики на ее южных границах будет хорошим условием обеспечения территориальной целостности самой Сирии. В этом смысле мы поддерживали бы условия, направленные на деэскалацию в этой зоне».[vii]

Понятно, что главная цель Башара Асада – возвращение под контроль центральной власти всей территории страны, ради чего в конечном итоге и предпринята операция в Идлибе. Однако в нынешних условиях получить все и сразу – за гранью реальности. Это понимает Москва, которая дорожит партнерскими отношениями с Анкарой, имеющей значительное влияние на многие группы вооруженной оппозиции.

Но она ждет ответных шагов, ведь в стремлении турецкого руководства сохранить тесные связи с Россией сомневаться не приходится. И главное – Москва ждет начала сирийско-турецкого диалога. По мнению известного турецкого политолога Керима Хаса, «Очевидным выходом из этой ситуации (для Анкары – А.И.) является диалог с Дамаском, а именно с Башаром Асадом… Двойная игра на минном поле по определению не может закончиться для Турции позитивно».[viii]

Между тем в самой Турции растет понимание необходимости нормализации отношений с южным соседом. В частности, лидер партии Ватан («Родина»), бывший «почти коммунист» и нынешний «евразиец» Догу Перинчек уже давно старается наладить диалог между Анкарой и Дамаском, который, по его мнению, является «самым близким союзником Турции в Восточном Средиземноморье».[ix] Отрадно, что власти ему в этом, как минимум, не препятствуют.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати