ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Сирийские курды: США и Турция договорились - временно…

12:01 13.08.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

Трехдневные (5, 6 и 7 августа) переговоры в Анкаре между представителями военных ведомств Турции и США завершились договоренностью о создании совместного операционного центра на турецкой территории для координации работы по обустройству и управлению зоной безопасности на северо-востоке Сирии. В МО Турции сообщили, что этот центр будет создан в ближайшее время.

В ответ Ассамблея демократической Сирии - высший орган власти в населенной преимущественно курдами самопровозглашенной Рожаве на северо-востоке страны, призвала соотечественников готовиться к борьбе с турецким вторжением.

По данным Reuters, американская делегация, прибывшая в Анкару, предлагала создать «двухуровневую» зону безопасности: 5-километровая демилитаризованная полоса должна быть дополнена 9-километровой, свободной от тяжелого вооружения. The Washington Post уточнила: «окончательным предложением» Анкаре стало проведение совместной военной операции с целью «обезопасить полосу к югу от сирийско-турецкой границы глубиной девять миль и длиной 87 миль, из которой будут выведены курдские (по мнению Анкары – террористические – А.И.) отряды. Американские и турецкие военные вслед за этим ликвидировали бы на этой территории все укрепления «Союза демократических сил» (СДС) и приступили бы к совместному патрулированию района.

Сообщается, что Турция отвергла предлагаемые американцами параметры, выдвигая требования расширить «безопасную зону» до 20 миль и настаивая на единоличном контроле над ней.

Переговорам предшествовали и «подхлестывали» их ход жесткие, на грани угроз, заявления обеих сторон. Инициировал этот «диалог» Реджеп Таййип Эрдоган, заявив накануне встречи: «Наша новая цель – восток реки Евфрат. Мы проинформировали Россию и США о готовности к новой операции в Сирии… Терпению Турции есть предел».[i] В прессе замелькали упоминания о «бесхозности» сирийской территории за Евфратом. С исторической точки зрения дефиниция многозначительная: именно «бесхозностью» провинций турецкие школьные учебники «обосновывают» завоевание турками Византии.

Турецкая сторона, с середины июля приступившая к концентрации живой силы и военной техники у сирийской границы, неоднократно заявляла (в том числе, и после приезда американской делегации в Анкару), что в случае неудачи переговоров с США, она самостоятельно начнет боевые действия против СДС. Впрочем, большинство экспертов расценивали турецкую риторику все-таки как попытку усилить переговорные позиции Анкары – третья односторонняя военная операция в Сирии могла бы окончательно разрушить ее отношения с Вашингтоном.

Американцы на этот раз (в отличие от событий в Африне зимой – весной 2018 года) оказали покровительство зависимой от них Рожаве. Напомним, что еще в начале этого года президент США Дональд Трамп пригрозил Турции «разорением» в случае наступления на сирийских курдов. И теперь, 22 июля глава Центрального командования ВС США Кеннет Маккензи пообещал командованию СДС не допустить турецкого наступления.

Уже во время переговоров официальный представитель Госдепа Морган Ортагус пригрозила: «Любые несогласованные военные операции Турции подорвут наши общие интересы. Такие (операции), как односторонние военные действия на северо-востоке Сирии, особенно в связи с тем, что американский персонал может присутствовать там или находиться поблизости, в то время как наши и местные сирийские партнеры продолжают операции против ИГ, вызывают серьезную озабоченность».[ii] А министр обороны США Марк Эспер назвал «неприемлемой» любую операцию Турции в этом районе, заявив: «Мы собираемся предотвратить те односторонние вторжения, которые будут идти вразрез с взаимными интересами Соединенных Штатов, Турции и «Сирийских демократических сил» на севере Сирии».[iii] «Последним предупреждением», уже на завершающей стадии переговоров в Анкаре, стало направленное Пентагоном Конгрессу США предложение увеличить численность вооруженных сил сирийских «партнеров» (читай: СДС) со 100 до 110 тысяч штыков. В качестве обоснования этого шага была приведена необходимость продолжения борьбы с ИГ (запрещена в России).

Результатом обоюдного давления стал компромисс, детали которого пока неизвестны. Но достигнутые договоренности явно промежуточные и знаменуют, скорее, нежелание сторон и дальше обострять затянувшийся спор. Другими словами, американцы взяли паузу: официальный представитель Пентагона Син Робертсон подчеркнул в разговоре с корреспондентом «Анатолийского агентства» в Вашингтоне, что «механизм обеспечения безопасности» будет задействован постепенно. Впрочем, еще неизвестно, собираются ли американцы его «задействовать».

Поэтому Турция торопит союзников: президент Эрдоган, в заявлении, сделанном накануне праздника курбан-байрам, подчеркнул, что август в истории Турции всегда был месяцем побед,[iv] и в этом августе Турция надеется одержать еще одну.

Промежуточный итог для вовлеченных в сделку сторон таков: США сохраняют контроль над буфером между Ираном и союзной ему Сирией; курдская администрация, теряя контроль над частью территории, сохраняет фактическую независимость от Дамаска; турки отодвигают курдские отряды от своей границы, а Эрдоган, в глазах электората, укрепляет свой образ решительного лидера нации. Но как заметил политический обозреватель интернет-портала Gazete Duvar Муса Озюгюрлю, если с американцами и удалось договориться, то есть еще Россия, Сирия, Иран и сами курды. Не принимая во внимание их интересы, действовать невозможно.[v]

Сирия сразу же резко отреагировала на анкарские договоренности (т.е. на раздел ее территории за ее спиной), но, ни в Вашингтоне, ни в Анкаре режим Асада не считают легитимным. Тегеран пока хранит молчание, но его отношение к присутствию американцев в Сирии известно. Курдам перед лицом угрозы турецкого вторжения остается держаться за США, хотя договоренности им, естественно, не очень нравятся.

Россия не раз заявляла, что «с пониманием» воспринимает чувствительность Турции к угрозам ее безопасности. При этом, как отмечал глава российского МИД Сергей Лавров, «У нас (у России и Турции — А.И.) нет единого понимания того, кого среди курдов считать террористами. У Турции особая позиция. Мы понимаем ее обеспокоенность, но все-таки необходимо отделять зерна от плевел и посмотреть, какой из курдских отрядов на самом деле является экстремистским и создает угрозу безопасности Турецкой Республики».[vi] Россия против идеи создания временной буферной зоны в принципе не возражает, но считает, что контролировать последнюю должны сирийцы.

Решительно поддерживая принцип территориальной целостности Сирии, российское руководство не приемлет любое государственное строительство вне юрисдикции Дамаска. В очередной раз эта позиция была подтверждена на недавней встрече в Нур-Султане: в совместном заявлении России, Ирана и Турции по итогам 13-го раунда межсирийских переговоров отмечено, что страны - гаранты астанинского процесса выступают против попытки создания самоуправления в курдских районах на северо-востоке страны. Кстати, угрозы со стороны Анкары и никуда не девшееся сомнение в надежности американских союзников, заставляют некоторых курдских политиков с надеждой поглядывать в сторону Дамаска.

По окончании встречи в Нур-Султане спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев в интервью «Коммерсанту» сообщил: «Диалог между Дамаском и курдами ведется… Мы тоже в принципе призываем всех к проведению этого диалога… Мы курдам, естественно, говорим, что это единственный выход — идти на диалог с центральным правительством и восстанавливать его контроль над всей территорией».[vii]

При этом можно предположить, если турецкая армия все-таки начнет боевые действия за Евфратом, без сомнения, этот диалог активизируется.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B2-%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B7%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1549669

[ii] https://ria.ru/20190805/1557195606.html

[iii] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6737219

[iv] Турецкий президент имел ввиду битву при Малазгирте (1071 г.), в которой тюрки-сельджукиды разгромили византийскую армию, начало наступления при Думлупынаре (1922 г.), приведшего к разгрому греческой армии, и начало операции «Щит Евфрата» (2018 г.) в Сирии.

[v] https://www.gazeteduvar.com.tr/yazarlar/2019/08/06/tampon-bolge-ne-ise-yarayacak/

[vi] https://ria.ru/20190224/1551300191.html

[vii] https://www.kommersant.ru/doc/4051978?from=doc_vrez

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати