ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Президентские выборы-2020 или есть ли у Трампа «федеральный резерв»?

11:26 15.08.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

31 июля Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы США принял решение о снижении процентной ставки. В первый раз за 11 лет. По меньшей мере, последние полтора года, президент Дональд Трамп регулярно критиковал руководство ФРС за нежелание снижать ставку. И называл политику Федрезерва главной причиной замедления американской экономики. В свою очередь, критики Трампа обвиняют главу Белого дома в желании манипулировать политикой центрального банка страны с целью обеспечить себе наилучшие условия для переизбрания в 2020 году. В какой же мере состояние экономики и денежно-кредитной сферы способны повлиять на предпочтения американских избирателей?

Нынешний глава ФРС, Джером Пауэлл, юрист, долгие годы занимавшийся инвестиционным бизнесом, стал первым с 1970-х годов председателем Федрезерва,  не имеющим профессионального экономического образования.  Поэтому не удивительно, что с самого начала многие рассматривали его как политического назначенца Трампа. Тем не менее, вплоть до лета нынешнего года, Пауэлл решительно шел наперекор регулярным требованиям президента США, и повышал процентные ставки, вместо их снижения. Тем самым, он продолжал линию своей предшественницы, Джанет Йеллен, которую Трамп активно критиковал еще в ходе своей предвыборной кампании. Однако и теперь, после решения ФРС о снижении ставки, Трамп остался недоволен. В своем «твиттере» глава Белого дома заявил, что рынки ждали от руководства Федерального резерва не просто снижения ставки, но четкого сигнала о начале длительного, продолжительного периода «агрессивного» смягчения денежно-кредитной политики США. Нацеленного в первую очередь на противодействие аналогичным мерам со стороны «Китая, Европейского Союза и других стран мира». «Как обычно, Пауэлл подвел нас», резюмировал Трамп.[i]

Вполне возможно, что «инстинкты бизнесмена» напоминают Трампу о переменчивости тенденций в американской экономике. Между тем, согласно ряду исследований, проведенных в последние десятилетия в американских академических кругах, состояние национальной экономики, в особенности, показатели динамики темпов ВПП год к году, существенно влияют на политические предпочтения избирателей США. В том числе и на то, кого американцы захотят видеть в Белом доме. И речь вовсе не идет о полноценной рецессии – достаточно лишь замедления экономики за квартал – полгода до дня голосования. Так, по мнению сторонников данной точки зрения, снижение темпов экономического роста в 2016 году по всем объективным данным должно было стать «едва заметным для большинства американцев». Тем не менее, его оказалось достаточно для прироста электоральной базы Трампа. Подобная ситуация не исключена и в 2020 году, поскольку нынешние темпы роста ВВП весьма высоки по американским меркам, и могут оказаться «неподъемными» для экономики в году следующем. Как это и произошло в 2016-м, когда прирост экономики, по сравнению с очень хорошим предыдущим годом, снизился более чем вдвое. В настоящий момент пока еще рано судить о том, достигла ли американская экономика своего очередного пика; но ряд ключевых показателей весьма напоминают тенденции, складывавшиеся перед предыдущими президентскими выборами[ii]. Таким образом, при желании, критики Трампа могут интерпретировать нынешнее снижения ставки ФРС как некую попытку не допустить подобного развития событий и повысить шансы действующего президента.

Вместе с тем, снижение ставки может относительно негативно повлиять на рынок труда. Текущие  показатели - хорошие, большинство экспертов настроено оптимистично. Однако у снижения безработицы в условиях рыночной экономики тоже есть свои пределы. Кроме того, динамика снижения безработицы непрерывно замедляется на протяжении времени пребывания Трампа в Белом доме. При всем том, не следует забывать, что, с точки зрения большинства американских экономистов, «оптимальным» для поддержания темпов роста экономики является показатель безработицы в пределах 4-5 процентов. Эта же величина де-факто является и «целевым» индикатором для ФРС. Согласно представлениям современной экономической теории, в случае «слишком низкой» безработицы центробанк должен повышать ставку, а не снижать ее. Но сейчас ФРС, по ее собственным словам, больше озабочена «подавленной инфляцией». Поэтому вполне можно ожидать, что дальнейшее снижение уровня безработицы отойдет для монетарных властей США на второй план. Между тем, в 2016 году резкая остановка повышения уровня занятости за несколько месяцев до дня голосования породила среди части избирателей представление об ухудшении ситуации на рынке труда. И привело к оттоку голосов от кандидата партии, представитель которой занимал на тот момент кресло в Белом доме.

Наконец, неплохие показатели экономика США демонстрировала и в ноябре 2018 года. Темпы роста ВВП были выше трех процентов, безработица снижалась, а зарплаты росли. Тем не менее, на промежуточных выборах в Конгресс демократы завоевали в Палате представителей наибольшее число мест со времени промежуточных выборов 1974 года.

Оказавшись по итогам выборов в потенциально тупиковой ситуации противостояния с нижней палатой Конгресса, действующий президент США, теоретически, мог прибегнуть к тактике компромисса, поиска точек соприкосновения на законодательном уровне, и даже «восстановления разрушенного доверия» между партиями. Однако Трамп явно сделал выбор в пользу конфронтационного сценария: раз за разом он старается переложить всю ответственность за неудачи во внутренней политике и пробуксовывание линии на реиндустриализацию экономики на обструкционистов-демократов, якобы «оппозиционно настроенные» компании Кремниевой долины, и, в особенности, на происки внешних сил. 1 августа Белый дом объявил, что через месяц будут введены дополнительные пошлины в 10 процентов на импорт из КНР общей стоимостью 300 млрд. долларов. 5 августа Министерство финансов США официально присвоило Китаю статус «валютного манипулятора», обвинив Пекин в "занижении курса юаня". По убеждению самого Трампа, дальнейшее смягчение денежно-кредитной политики США позволит ему, наконец, добиться от Китая по-настоящему «отличной» сделки.

Судя по всему, ФРС считает иначе. Две из трех причин снижения ставки связаны, по словам Пауэлла, как раз с торговой политикой администрации Трампа, вызвавшей «ухудшение состояние экономики в других частях мира» и «напряженность в торговых отношениях». По мнению наблюдателей, Федеральный резерв дает понять Трампу, что ему необходимо как можно скорее заняться вопросом снижения неопределенности и напряжения в международной торговой сфере. То есть пересмотреть политику торговых войн, которая так нравиться значительной части избирателей главы Белого дома. Многие экономисты и представители деловых кругов США солидарны с центральным банком. Серьезную критику вызывает введение все новых пошлин на обширнейший перечень импортных товаров из Китая, поскольку такие меры ведут к росту розничных цен и к утрате десятков тысяч рабочих мест. В конечном счете, к снижению конкурентоспособности многих отраслей американской промышленности. Фирмы, сильно зависящие от продаж в Китае, оказываются заложниками конфликта. Против Трампа «работает» и неопределенность из-за противостояния с Конгрессом, в нижней палате которого теперь большинство у его противников демократов. Наконец, Китай уже наносит целенаправленные ответные удары по компаниям, расположенным в тех штатах США, которые являются ключевой электоральной базой Трампа. Таким образом, Трамп может своими же действиями серьезно подорвать перспективы на переизбрание в 2020 году.

Третья причина снижения ставки, названная ФРС, беспокойство относительно низкого уровня инфляции. Природа инфляции остается одной из самых больших проблем экономической теории. Вместе с тем, именно опасениями слишком низкой инфляции, грозящей экономике дефляцией, то есть падением цен вследствие чрезмерно сжатия денежного предложения, в значительной мере обосновывалась монетарная политика Федрезерва в 1990-е – начале 2000-х годов. Именно в этом многие эксперты видят одну из основных причин финансового кризиса 2008 года. С одной стороны, при нынешней величине процентных ставок о возможности нового неконтролируемого всплеска на рынке заимствований, подобного тому, что предшествовал кризису 2008 года, говорить преждевременно. С другой, часть экономистов  выражает беспокойство по поводу потенциала роста рисков в экономике США, в случае продолжения ФРС курса на снижение процентной ставки. Критики низких ставок традиционно защищают точку зрения об их прямой взаимосвязи с возникновением на рынках финансовых «пузырей». Подобное развитие событий уже приводило Америку к рецессии в 2001 и 2007 годах.[iii]

Наконец, по мнению скептиков, показатели в официальных статистических отчетах о состоянии экономики США порождают у многих излишне оптимистичные ожидания. Между тем, данные об итогах деятельности ведущих компаний показывают, что оперативная прибыль перестала расти уже на протяжении довольно длительного промежутка времени. И основной доход бизнесу приносят колебания валютных курсов и рост капитализации. Продолжает увеличиваться внешний долг Соединенных Штатов, который достиг показателя в 22 трлн. долларов. Бюджетный дефицит приближается к отметке в 800 миллиардов. В этих условиях, даже нынешнего прироста ВВП почти на два с половиной процента может не хватить для преодоления ухудшающейся конъюнктуры. «В таких обстоятельствах каждая «искра» может сжечь хрупкий экономический баланс, а искр достаточно», – отмечает вице-президент банка РФИ в области мобильной и электронной коммерции Елена Чижевская[iv]. С внутриполитической же точки зрения, если ФРС своими мерами добьется слишком существенного ослабления доллара, а ряд экспертов уже говорят о начале «медвежьего цикл» американской валюты, это может спровоцировать падение доходов американских домохозяйств как раз в преддверии выборов 2020 года. 

Прямо сейчас хорошие показатели американской экономики остаются одним из наиболее весомых факторов, позволяющих Дональду Трампу рассчитывать на переизбрание на второй срок. Вместе с тем, ряд индикаторов указывает на риск значительного снижения темпов экономического роста в США «ко второй половине 2020 года». И к тому моменту, когда американцы пойдут на избирательные участки, их настроения могут оказаться совсем не такими оптимистичными, как сегодня. Наконец, и сам президент США, считающий себя самым большим «реалистом» современного Запада, день ото дня только сильнее входит во вкус политики шантажа и давления в отношении не только оппонентов, но и номинальных союзников. Вопреки мнению экономистов, среди которых растет доля тех, кто опасается наступления новой рецессии в Америке в результате «хаотичных» и «провокационных» действий нынешней администрации. В этом случае, мы, вероятно, увидим в следующем году еще более бескомпромиссную, чем даже четыре года назад, борьбу за кресло главы одной из ведущих держав мира.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Версия для печати