ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Мифы должны жить, или телемост украинского раздора

13:35 11.07.2019 • Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым

Прямой телемост Россия-Украина, названный «Надо поговорить» в июле не состоится. Инициативу российского канала «Россия 1» и украинского «NewsOne» в Киеве заблокировали всеми возможными способами.

Это уже не новость, это яркая характеристика украинского политического процесса. На мой взгляд, главным здесь является вопрос – насколько эта история касается отношений между странами и в какой степени является историей внутриукраинской.

Большинство украинских экспертов сразу же выдвинули версию, относящую телемост сугубо к политической борьбе между партиями и партийными блоками на предстоящих украинских парламентских выборах. Политолог Олег Постернак на своей странице в социальной сети подробно расписал именно эту версию: «Телемост - это весьма искусная электоральная операция против "Слуги народа" и Зеленского, чьи самые урожайные избирательные поля размещаются в юго-восточном поясе и потоптаться на них - святая святых во имя прироста голосов. (…) Максимально оторвать наиболее ненадежные слои электората "Слуги народа", опрокинуть его рейтинг во что бы то ни стало и дать возможность заработать немного на западе "Европейской солидарности" ("при нас такого не было") и националистам (которые, обратите внимание, первыми атаковали именно Зеленского).  (…) Судьбу парламентской кампании будет решать избиратель юго-восточного пояса, где веер желаемого выбора значительно меньший нежели в крайне конкурентном и плотном западно-центральном поясе, где выбор сводится между "Европейской солидарностью", "Батькивщиной", "Голосом", "Самопомощью", "Свободой", "Украинской стратегией", "Гражданской позицией"».

Факт принципиальной конкуренции между партиями на юго-востоке подтверждают и данные социологических опросов.[i] Эта конкуренция развернулась между лидерами рейтингов – партиями «Слуга народа» и «Оппозиционная платформа – За жизнь», чья поддержка по регионам выглядит так:

 

Запад 

Центр  

Юг 

Восток  

«Слуга народа»

28%

36%

39% 

31%

«Оппозиционная платформа» 

1%

5%

12% 

26%

«Слуге народа» есть что терять на Юге и Востоке, а «Оппозиционной платформе» есть за что бороться. Вот такая, якобы, подоплека по версии украинских политологов.

Однако, затеять телемост ради отрыва электората у партии Владимира Зеленского – из пушки по воробьям. Да, телемост можно рассматривать как элемент политической борьбы, потому что идет избирательная кампания. Но мне кажется, что для инициаторов телемоста принципиальны были другие вопросы. Это вопрос будущего разорванной националистами страны,  когда должен был быть услышан голос тех людей, которые не приняли майдан, его ценности, постмайданную власть и гражданскую войну на юго-востоке.

Именно поэтому, чтобы ожидания и требования, взгляды и надежды этих людей не получили межгосударственный, а значит, международный резонанс, телемост запретили. А еще, достоянием международных СМИ и наблюдателей могли стать мнения и взгляды не только украинцев, но и россиян. И это был бы не диалог между бандеровцами и «оккупантами», потому что с первыми говорить не о чем, а вторых не существует. Это был бы диалог между гражданами Украины, уставшими от войны и националистического мракобесия, которые пытаются понять смысл существования государства с одной стороны ориентирующегося на европейские ценности, с другой позволяющего сортировать людей, исходя из их политической позиции.  И россиянами, которые до сих пор не могут привыкнуть к тому, что на территории Украины пять лет продолжается гражданская война, не могут понять и принять ярлыка «оккупант» и потока ненависти.

Насколько значимым событием мог стать телемост говорит то, какие силы привлечены для его блокирования и наказания телеканала «NewsOne». Проведено заседание Национального Совета по телевидению и радиовещанию, на котором присутствовали представители силовых органов власти: «Служба безопасности Украины, Совет национальной безопасности и обороны, Национальное антикоррупционное бюро Украины. Кроме того предлагается применить следующие санкции: аннулирование разрешений лицензий на осуществление деятельности и пользование радиочастотным ресурсом; ограничение или запрет на предоставление услуг в телевизионной сфере и другие санкции».[ii] Присутствовавший на заседании генеральный прокурор Украины Юрий Луценко сообщил, что «зарегистрировано уголовное дело о финансировании терроризма».[iii]

Здесь, помимо всего, в историю вновь вмешивается и личный политический интерес господина Луценко, который ничего за время своего прокурорства не сделал. И вдруг перспектива – можно закрыть целый канал, а то и несколько, тем более близких к вечному политическому врагу – Виктору Медведчуку, и статья политическая – «за финансирование террористической деятельности».  

В этом контексте интересен ответ владельца канала Тараса Козака: «По словам владельца NewsOne … утверждения генерального прокурора, в частности, касательно участия телеканала в террористической деятельности, являются абсолютно безосновательными. Тарас Козак рассматривает его как искусственное создание оснований для применения санкций против NewsOne и закрытия телеканала по политическим мотивам. Владелец телеканала также заявил, что рассматривает обвинения Юрия Луценко как "дешевый пиар и попытки удержаться на должности, а также отвлечь внимание от своей провальной и бестолковой работы в течение нескольких последних лет».[iv]

Интересно также заявление президента Зеленского: «Во время войны любые люди, у которых не проукраинское видение, не могут монополизировать украинский канал. Мы должны с этим разбираться. (…) Никаких информационных монополий у нас не будет. Таким людям, как господин Медведчук, не дадим монополизировать наше украинское телевидение».[v] Опасения президента связаны с тем, соратник Медведчука Тарас Козак владеет тремя информационными телеканалами «112 Украина», «NewsOne» и Zik. Это серьезный ресурс. Но владеть этим ресурсом украинскими законами не запрещено. Что с этим делать президент Зеленский не знает и поэтому заявил, что вопрос будет рассматриваться Верховной Радой после выборов.  Интересно будет увидеть формулировку вопроса – кому можно, а кому нельзя владеть и сколькими каналами в Украине. Здесь ни юриспруденцией, ни демократией не пахнет. К тому же Зеленский намерен спорить по юридическим вопросам не просто с политиком, но с юристом до мозга костей Медведчуком. Правда, в этом же грозном заявлении Зеленский оставил себе и пути к отступлению – парламент будет рассматривать вопрос после выборов. А каким будет парламент после выборов, а главное, какая там сложится коалиция, и как сплетутся интересы - пока не ясно. Как сказал сам Зеленский: «Все может быть». 

Протестующие под зданием телеканала «NewsOne» держали плакаты с надписью: «NewsOne» – угроза национальной безопасности». Автор этого плаката и те, кто разделяет это мнение, называют «угрозой национальной безопасности» не канал, а саму возможность обсуждения главных проблем Украины и существование иных точек зрения на происходящее у своих же сограждан.

Современные украинские идеологи, вернее претендующие на эту роль политики, медиа-персоны и другие общественные деятели, как стало понятно из истории с телемостом, боятся информационного прорыва. Боятся общения аудиторий стран, в которых будут не пропагандисты, а люди одной и другой страны, которые посмотрят друг другу в глаза, будут задавать вопросы о наболевшем и говорить не о том, о чем говорят официальные или «правильные» в понимании украинского национализма представители. Это прямое общение, страшно подумать, могло бы  еще стать и достоянием всех зрителей, которые также начнут задавать себе и окружающим вопросы, спорить, выяснять, думать.     

Современная власть в Украине боится разрушения тех мифов, которые кажутся ей стройным построением, идеологией, а на деле являются хаотичным нагромождением идей украинских националистов прошлого и современности. Из этих идей еще до майданов пытались создать некое подобие государственной и национальной идеологии, истории государства украинского. Но, судя по всему, получилась довольно шаткая конструкция, которая, есть опасение, может рухнуть в результате лишь одного откровенного разговора между россиянами и украинцами. И проблемы «терроризма» и «монополизации украинского телевидения» в контексте российско-украинских отношений здесь вовсе ни при чем.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Версия для печати