ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

«Подводные камни» истории и торговые войны современности в Восточной Азии

12:09 10.07.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

На наших глазах разворачивается очередная торговая война в Восточной Азии, на сей раз японо-корейская. Правительство Японии, исходя из «принципов безопасности», ввело ограничения на экспорт в Южную Корею материалов, без которых невозможно производство полупроводников. Токио пояснил причины ограничений тем, что «доверительные отношения с Южной Кореей были нарушены». Как пишет японская «Майнити симбун», это противоречит идее «продвижения свободной торговли на основе правил», которой придерживалась Япония.[1]

Ситуация усугубляется тем, что протекционистские меры были продиктованы историческими ссорами прошлого.  В октябре 2018 г. Верховный суд Южной Кореи, рассмотрев спор по поводу компенсаций корейским рабочим, которые были насильно мобилизованы в годы оккупации для работы в Японии, постановил, что японские предприятия должны выплатить компенсацию за принудительный труд.

Власти Японии немедленно раскритиковали это решение – в Токио говорят, что все вопросы, включая выплату компенсаций, были урегулированы еще в 1965 г., когда Республика Корея и Япония решили восстановить дипломатические отношения и согласовали сумму, которую Страна восходящего солнца согласилась выплатить за нанесенный ущерб. Помимо этого, в Токио считают что, если уступить сейчас, то Корея будет требовать компенсаций и извинений за оккупацию бесконечно.

Раздражение Японии еще более усилилось после того, как президент Мун Чжэ  Ин, выполняя предвыборные обещания, в одностороннем порядке разорвал подписанные предыдущим лидером РК Пак Кын Хе соглашение с Японией, предусматривавшее выплату компенсаций кореянкам, которых в годы оккупации принуждали работать в борделях для японских военных («женщины для комфорта»). В обмен на это соглашение и выплаты предыдущее правительство Кореи соглашалась окончательно "закрыть" этот вопрос, что было расценено большинством корейцев как чуть ли не национальное предательство и стало одной из причин, которые в итоге привели к импичменту Пак Кын Хе в мае 2017 г.

В Корее настаивают на японских извинениях и компенсациях, а в Японии считают, что чувствительные для корейцев темы уже неоднократно обсуждались, извинения приносились, компенсации выплачивались, а в Корее постоянно поднимают одни и те же вопросы.

Все это также подогревается и другим спором, замешанным на истории, - о принадлежности архипелага Токто (Такэсима), находящимся под контролем Южной Кореи, на который претендует Япония. В свое время американский Госдеп, готовивший проект Мирного договора Сан-Франциско 1951 г., призванного подвести итоги Второй мировой войны в Азии, намеренно убрал из текста договора упоминания об этой проблеме, тем самым «подвесив» конфликт. Есть и извечные расхождения о том, как "правильно" называть разделяющее две страны море: в Корее его считают Восточным, а в Японии - Японским.

Все эти вопросы, столь болезненные для национального самосознания, постоянно провоцируют взрыв националистических настроений, что используют политики обеих стран для мобилизации электората и повышения своих рейтингов. В итоге подобные "подводные камни" регулярно приводят к осложнению двусторонних отношений.

По южнокорейской экономике нанесен чувствительный удар. Министерство экономики, торговли и промышленности Японии заявило, что с 4 июля были введены ограничения на ввоз из Кореи химических веществ и комплектующих, которые используются при производстве дисплеев для смартфонов и телевизоров, а также для изготовления полупроводников. Речь идет о фторированном полиимиде, фтористом водороде и резистах. Кроме того, Япония заявила, что намерена начать работу по исключению Южной Кореи из списка стран, которые пользуются наименьшими ограничениями при поставках в Японию продукции и передовых технологий, имеющих отношение к национальной безопасности.[2]

Скорее всего, дело дойдет и до таких ограничений и от этого решения Японии пострадают крупнейшие электронные гиганты Южной Кореи, включая Samsung Electronics, SK Нynix и LG Display.

В итоге ситуация выглядит весьма неутешительной. Во-первых, она подтверждает продолжающееся понижение авторитета и эффективности ВТО. Ее нормы и правила действительно позволяют вводить торговые ограничения, основанные на проблемах безопасности, но обычно это касается исключительных обстоятельств, включая экстренные ситуации. Так администрация Трампа недавно ввела санкционный налог на японскую сталь «по причинам безопасности». Ранее Китай в связи с конфликтом вокруг архипелага Сенкаку наложил эмбарго на экспорт в Японию редкоземельных элементов. Япония тогда выразила протест, но сейчас она сама аналогично использует торговлю в своих политических целях. 

Немотивированное применение этой нормы резко снижает доверие между сторонами и потенциал урегулирования торговых споров. Правительство Южной Кореи  назвало этот шаг Японии нарушением правил свободной торговли и заявило, что обратится в арбитраж по торговым спорам ВТО. Но его работа сейчас практически парализована из-за американского бойкота.

Во-вторых, запущен порочный круг санкций и контрсанкций, из которого почти нет выхода. Южная Корея не в состоянии нанести Японии столь же чувствительный удар, и в ход уже пошли другие «проверенные» меры: бойкот японских товаров, продуктов и туристических услуг, что опять же отнюдь не способствует взаимному снижению накала страстей.

В-третьих, - и это самое главное – экономические санкции и торговые войны, мотивируемые неразрешенными историческими спорами и конфликтами, способны поставить крест на перспективах создания многосторонней системы безопасности и сотрудничества в Северо-Восточной Азии. «Подводные камни» истории могут превратиться в «минное поле».

Стороны конфликта, скорее всего, в итоге найдут выход, но сейчас бал правят сторонники жесткого подхода. А потому вероятность еще одной  региональной торговой войны в краткосрочной и среднесрочной перспективе весьма велика.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Версия для печати