ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Официальный Пекин о реформе ВТО. Почему сейчас?

11:01 18.05.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Китай официально внес свои предложения по реформе Всемирной торговой организации (ВТО), сообщила пресс-служба министерства коммерции КНР. Они включают в себя четыре основных направления: «Во-первых, следует решить ключевые и неотложные проблемы, угрожающие существованию ВТО. Во-вторых, необходимо повысить значение ВТО в системе управления глобальной экономикой, в-третьих, повысить эффективность использования ВТО, в-четвертых, укрепить инклюзивность системы многосторонней торговли", - указано в сообщении.[1]

Почему это сделано именно сейчас? Ответ, который напрашивается сам собой – зашедшие в тупик американо-китайские торговые переговоры, которые, помимо всего прочего, обнажили диаметрально противоположные подходы Вашингтона и Пекина к системе мировой торговли. Они, став «вторым фронтом» американо-китайской торговой войны, затронули и фундаментальные основы системы глобального управления, основные элементы которой, помимо МВФ и Всемирного банка, включают в себя именно ВТО.

На первый взгляд, китайские официальные предложения носят общий характер. Однако они основаны опубликованном в декабре 2018 г. документе Министерства коммерции КНР «Позиция Китая по вопросу о реформе ВТО», в котором эта позиция изложена детально и конкретно. Эта т.н. Position Paper предлагает «три базовых принципа и пять предложений» по реформе ВТО.[2] Есть смысл остановиться на них подробнее, особенно на предложениях (принципы, насколько можно судить, воспроизводятся в новом документе, который пока не опубликован).

Первое из предложений гласит: ВТО должна оставаться центральным элементом системы мировой торговли. Это ответ на американские призывы реформировать ВТО столь радикально, под предлогом повышения ее эффективности, что это будет означать вытеснение организации на обочину мировой экономики и торговли.

Второе: приоритеты реформирования ВТО должны сводиться к решению проблем, которые угрожают самому ее существованию. Речь идет об Органе по разрешению торговых споров ВТО, который считается сердцевиной организации. Ситуация вокруг него обострилась в 2018 г. в связи с блокированием американской стороной, под предлогом необходимости радикального реформирования, назначения в него новых судей - к концу года их там осталось трое вместо предусмотренных семи. Дальнейшее неназначение судей грозит остановкой в 2019 г. функционирования апелляционного органа. Сейчас работу продолжают три его члена - представители США, Китая и Индии. Это означает, что споры с участием этих трех стран в апелляционном органе рассмотрены быть не могут.

Третье китайское предложение: реформа ВТО должна устранить дисбаланс существующих торговых правил и привести их в соответствие со временем. Торговый протекционизм, который практикуется администрацией Д. Трампа массировано и бесцеремонно, сильно раздражает не только Китай, но и другие страны-члены ВТО. Правила организации допускают ограничения импорта в трех конкретных случаях: при демпинге, применении незаконных субсидий, угрозе национальным отраслям ввиду резкого роста импорта. При этом в каждом из этих случаев необходимо доказательство ущерба от упомянутых действий страны-поставщика. При этом протекционистские действия США все чаще обосновываются «соображениями национальной безопасности». Механизм применения соответствующей статьи ГАТТ/ВТО недостаточно конкретен – получается, что государство, применяющее ограничение по указанной статье, само выступает конечным судьей в торговом споре.

Четвертое: Реформа должна учесть потребности и обеспечить особые права стран с развивающейся экономикой. В последние годы США не скрывают своего крайнего недовольства положением в ВТО большой группы стран которые, присоединившись в свое время к организации со статусом развивающихся, продолжают и сегодня считать себя таковыми, хотя многие из них достигли существенного прогресса в ряде отраслей экономики и даже обогнали некоторые развитые страны (к таковым США и ЕС относят и Китай). При этом целый ряд развивающихся стран имеют, по мнению Вашингтона, « непрозрачную торговую политику» и пользуются «неоправданными привилегиями», что блокирует прогресс в выработке новых правил ВТО и дальнейшей либерализации.

В этом, собственно, заключается суть подхода Вашингтона к реформированию ВТО: устранить льготы и привилегии для стран с развивающейся экономикой, а заодно и отказаться от принципа консенсуса при принятии решений. В этом – главный камень преткновения в спорах о реформе ВТО. Действовавший в ГАТТ/ВТО более 70 лет механизм консенсуса, сегодня, в условиях 164 стран-членов, тормозит выработку и принятие решений. По мнению США и разделяющих их позицию стран, это блокирует продвижение переговорной повестки как в рамках Дохийского раунда, так и по новым вопросам. Но здесь Китай твердо стоит на своем: без принципа консенсуса ВТО как организация может просто разрушиться, перестав гарантировать права многих стран-членов с развивающейся экономикой (и, кстати, права самого Китая).

Пятое: будущая реформа ВТО должна уважать право стран-членов на выбор своей модели развития. И здесь речь идет о вполне конкретной проблеме, связанной с тем, что США не устраивают субсидии правительства КНР для китайских компаний с госучастием, которые, по их мнению, создают «несправедливые конкурентные преимущества» . В конце февраля 2017 г. в американском Конгрессе был распространен ежегодный план действий офиса Представителя США на международных торговых переговорах, в котором указывалось, что в ответ на «недобросовестную торговую практику» других стран США могут не соблюдать правила ВТО и начать проводить более «агрессивную» торговую политику, отстаивая свои национальные интересы.

Для Китая и многих других стран-членов ВТО такой подход, основанный на использовании не норм и правил ВТО, а положений внутреннего законодательства США (при том, что содержание понятия «недобросовестной торговой практик» в них не раскрывается), категорически неприемлем.

Для Пекина последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стало намерение Министерства торговли США внести китайскую компанию Huawei и связанные с ней юридические лица в свой черный список из-за «угрозы национальной безопасности». Накануне президент Трамп подписал указ, который ввел с 15 мая в стране режим ЧП для защиты информационно-коммуникационной инфраструктуры Соединенных Штатов от иностранных угроз. Данный указ позволяет накладывать запрет на коммерческие сделки с информационно-коммуникационными технологиями и услугами.

Вывод из вышесказанного прост и очевиден: Позиции Китая и России по вопросам реформирования ВТО сходны или совпадают как по принципиальным подходам, так и в деталях. Это говорит о целесообразности и необходимости координации внешнеполитических и международных усилий наших стран на данном направлении.

Тем более, что «битва за ВТО» только начинается. С начала осени 2018 г. вопрос о реформе ВТО все чаще фигурирует в глобальной экономической повестке. В заключительном коммюнике саммита G20 30 в Буэнос-Айресе этот вопрос стал одним из центральных с намерением вернуться к нему на саммите G20 в июне этого года в Токио. А в начале ноября Шанхай примет у себя неформальную конференцию ВТО на министерском уровне, где дискуссии о будущем организации продолжатся.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Китай официально представил в ВТО предложения по реформированию организации», https://ria.ru/20190514/1553483578.html

Версия для печати