Внешнеполитическая паутина для Зеленского

12:15 10.06.2019 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Вояж президента Украины Владимира Зеленского в Брюссель и активность на направлении Минских договоренностей принесли одновременно и сюрпризы, и разочарования, и надежды.

Внешнеполитический маневр президента Украины Зеленского ограничен. Визит в Брюссель подтвердил следование той североатлантической и европейской колее, которая при президенте Петре Порошенко была закреплена в украинской конституции. Маневр настолько ограничен, что предопределил разразившийся скандал, связанный с прямым цитированием в речи Зеленского выступлений Порошенко. Это стало поводом для скандала и жесткой иронии. Заговорили даже о диверсии «агентов Порошенко» против Зеленского. Но этот казус может иметь простое объяснение. Работники украинского МИДа давно отшлифовали шаблонные тезисы, которые, как и ранее были предложены администрации Зеленского, а спичрайтеры включили их в речь в неизмененном виде.

В ходе визита Зеленский обозначил позицию по разрешению ситуации на Донбассе: «только политико-дипломатический путь одновременно с усилением санкций против Москвы».[i]

На встрече с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом президент Украины подтвердил курс Украины на членство в НАТО и общность целей Украины и блока: «Очень хочу придать новый импульс нашим отношениям с Альянсом. Вооруженная агрессия России остается основным вызовом для евроатлантической безопасности. Среди общих задач – стабильность и безопасность в Черном море, что требует дополнительных усилий Альянса».[ii]

Такую предопределенность политического курса нового президента украинский журналист описывает и объясняет так: «…у Порошенко и у Зеленского никакого выбора нет. Ни потенциала, ни российских денег. Украинцы могут сколько угодно рассказывать себе сказки о мудром и работящем украинском народе, но только вот сегодня наша страна — экономический протекторат Запада. Деньги есть только там. Самостоятельно Украина содержать себя не может. Это, наверное, обидно для самолюбия, но другой Украины у нас нет. И у Зеленского нет тоже».[iii]

Другие брюссельские встречи и заявления Зеленского только подтверждают сказанное выше. В частности, состоялась встреча со старшим советником и зятем президента США Джаредом Кушнером, в ходе которой «они обсудили широкий спектр вопросов, начиная от безопасности и заканчивая энергетикой».[iv] На встрече присутствовал министр энергетики США Рик Перри, президент Польши Анджей Дуда, высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини, премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе.

На следующий день, 6 июня, уже в Киеве, Зеленский встретился с американским сенатором-республиканцем от штата Огайо Робертом Портманом и заявил, что «украинской армии требуются новые системы вооружений».[v] Новый президент, старая риторика и старые ориентиры, и предопределенность, которой никто не собирается сопротивляться, хотя очевидно, что такая заданность курса связана с экономической несостоятельностью страны и давлением заокеанского интереса. 

Тем не менее, пространством для маневра и позиционирования для Зеленского, даже при антироссийской риторике, может стать минское направление. Он анонсировал свое стремление к миру и обмену пленными еще в инаугурационной речи. До брюссельского визита в Трехстороннюю контактную группу по Донбассу вернулся Леонид Кучма. Заседание группы состоялось 5 июня, его итоги: «Первой темой стал обмен пленными - включая освобождение украинских моряков. Кучма предположил, что эти вопросы наконец начнутся решаться. Правда, конкретики не назвал. Второе - это прекращение огня. Представитель России в контактной группе Борис Грызлов сказал, что готовится новое соглашение о перемирии. Документ должны подписать на следующей встрече, которая запланирована на 19 июня. (…) Третье - договорились определить сроки разведения сил в Станице Луганской, которое должно начаться 10 июня. Четвертое и самое главное - это предложение, озвученное Кучмой, о снятии экономической блокады с Донбасса».[vi]

Сюжет с возвращение второго президента Украины Леонида Кучмы в состав контактной группы по урегулированию конфликта в Донбассе наводит на размышления. Эта новость была оценена позитивно, но если рассматривать не только факт назначения Кучмы на пост представителя Украины на минских переговорах, но и факт отставки Виктора Медведчука из Трехсторонней контактной группы не все так однозначно.

Кучма - авторитетный и результативный украинский президент, избиравшийся два срока подряд. Но при этом он - еще это президент, при котором выросли украинские олигархи, и влияние которых (член семьи – Виктор Пинчук капиталы которого размещены за границей, откуда на него и повлияли) стало причиной «оранжевой революции» и неконституционного третьего тура.

Медведчук – признанный переговорщик, политик, который имеет давние прочные контакты и репутацию в Москве, а также политический вес в Украине - один из лидеров партии «Оппозиционная платформа – за жизнь», имеющей второй рейтинговый результат после президентской партии «Слуга народа». При всем уважении к Леониду Кучме, фигура Виктора Медведчука выглядит внушительнее. Возможно, в этом и причина его отставки. К тому же, активность Медведчука на минском направлении в период избирательной кампании могла бы работать на рейтинг его партии, что Зеленскому не нужно. Анализируя векторы влияния, очевидно, что Запад на Кучму воздействовать может, а на Медведчука - нет.

7 июня лидеры украинского «Оппозиционного блока - за жизнь» Юрий Бойко и Виктор Медведчук на Петербургский международном экономическом форуме встретились с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, который заявил, что ««Газпром» готов возобновить прямые поставки топлива Украине, в случае заключения такого контракта, газ для Киева будет на 25% дешевле, чем сейчас. Это позволило бы, например, снизить коммунальные тарифы для населения».[vii] Посыл очевиден и ставит в двусмысленное положение ту самую предопределенность курса Зеленского, о которой говорилось выше.

Но даже эта ситуация могла бы стать выгодна Зеленскому: у него есть переговорщики по важным направлениям, российское закрывает представитель второй по рейтингам партии, имеющей шансы в дальнейшем выдвинуть кандидатов в правительство и реализовать противоречивую задачу: «Для успешной евроинтеграции Украине необходим транзит российского газа».

Возвращаясь к итогам заседания контактной группы – самую бурную реакцию вызвало заявление Кучмы о снятии экономической блокады с Донбасса. Так в социальной сети Facebook Порошенко написал, что обеспокоен тем, что Украина заявила, что готова рассмотреть возможность снятия в одностороннем порядке экономических ограничений в отношении самопровозглашенных республик Донбасса – Донецкой и Луганской. В его понимании, это «реализация российского сценария в Донбассе», который является «предательством национальных интересов Украины…».[viii] Вот уж точно – кому война, а кому мать родна.

Снятие экономической блокады, что озвучил Леонид Кучма – еще одна деталь, подтверждающая влияние олигархов на украинские политические процессы. Они заинтересованы в предприятиях, оставшихся на территории непризнанных республик. Однако возвращение контроля над активами возможно только в случае выполнения политической части Минских соглашений – то есть, особый статус для Донбасса. Этот вектор намечен, но будет ли он реализован – пока неясно.

Все произошедшее разрушает иллюзии и надежды на новых политиков. Брюссельский визит Зеленского, его заявления об интеграции в НАТО и Евросоюз нисколько не отличались от заявлений его предшественника Порошенко. Правда, параллельно с этим были предприняты первые действия по возобновлению Минского процесса и начала работу контактная группа, в которую вернулся Леонид Кучма. Одновременно с этим продолжаются обстрелы ДНР, а Вооруженные силы Украины захватывают населенные пункты в «серой зоне» в нарушение Минских соглашений. Как эти процессы сочетаются друг с другом?

Могу предположить, что евроатлантическая риторика в понимании Зеленского – это будущий политический ресурс в переговорах с Россией. Но здесь главное – не заиграться, не довести ситуацию до того, что сказанное в Брюсселе или где-то еще сделает встречу Зеленского и российской стороны невозможной.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции